С точки зрения Владимира Путина, мир прост и понятен: он прав, все остальные не правы. Следовательно, критика его политики не может быть критикой по существу, а непременно является делом темных сил. Такой образец применяется в отношении российской оппозиции, которую — без исключений — обвиняют в том, что она работает в интересах врагов России.


В соответствии с этой схемой Путин объясняет и то, почему он предстает в столь неприглядном свете практически во всех ведущих немецких СМИ (независимо от их политической ориентации). Немецкие СМИ «находятся под значительным влиянием страны, расположенной по ту сторону Атлантики» — так он отметил в интервью газете Bild.

Если бы это было так, следовало бы констатировать, что трансатлантические агенты влияния работают несколько грубо: ведь большинство немецких газет резко критикуют Соединенные Штаты, в том числе из-за смертной казни, войны в Ираке, Гуантанамо, АНБ, насилия полицейских в отношении чернокожих и т. д. Или следовало бы отметить невероятное коварство агентов, которые маскируют свои истинные намерения постоянной критикой Америки.