Нет демократии без закона. В прошлую среду нам напомнила об этом Европейская Комиссия, посвятившая одно из своих еженедельных заседаний обсуждению ситуации с правовым государством в Польше. Демократия вовсе не предполагает, что все решает большинство. Демократии нет, если не принимается во внимание мнение меньшинства, а это гарантирует только правовое государство. Этот принцип превыше любой власти в государстве, и в него могут вноситься изменения только на основании того же закона.

24 мая прошлого года кандидат от партии «Закон и справедливость» (PiS) был избран президентом Польши, а 25 октября эта партия получила абсолютное большинство в парламенте республики и сразу же решила воспользоваться своей властью, чтобы изменить систему назначения судей в Конституционном суде и руководителей государственных радиостанций и телеканалов.

Оба случая одинаково опасны. Сначала у нового правительства возникает соблазн взять под контроль правосудие и СМИ, чтобы оставаться у власти как можно дольше. Но еще большую угрозу представляет собой борьба за контроль над Конституционным судом — последним защитником правил игры, англосаксонского принципа верховенства права. За два месяца новый парламент отменил назначения Сейма предыдущего созыва, изменив срок действия полномочий и количество голосов, необходимое для принятия решений, чтобы избежать признания недействительными своих вердиктов.

Возникло противоречие законности (выбор трех судей Сеймом предыдущего созыва, ратифицированный действующим судом) с демократической легитимностью (назначения, осуществленные президентом Польши до вынесения резолюции судом). В результате, демократия (народная воля, представляемая депутатами и президентом) упразднила закон, на защите которого стоит Конституционный суд, или оказалась выше него.

Этот случай впервые поставил Европейскую Комиссию в ситуацию, когда, возможно, придется применить особую процедуру в отношении нарушения принципов правового государства, предусмотренную в Статье 7 Договора. Выступая в качестве хранительницы основополагающих договоров, Европейская Комиссия должна осуществлять контроль над выполнением обязательств, взятых на себя странами-членами в момент присоединения к ЕС, включая уважение принципов правого государства. Но министр юстиции Польши и лидер фракции, вступившей в коалицию с PiS, Збигнев Зебро (Zbigniew Ziobro) так не считает. В своих обращениях к немецкому еврокомиссару Гюнтеру Эттингеру (Günther Oettinger) и к вице-президенту Еврокомиссии, голландцу Франсу Тиммермансу (Frans Timmermans), глава польского Минюста заявил, что интерпретирует это, как недопустимое вмешательство во внутренние дела Польши.

Европа, не признающая вечные ценности, перестает быть Европой. Правовое государство является одним из них и даже больше: Европа в совокупности является частью системы сдержек и противовесов, в которую входит каждое правовое государство, являющееся членом ЕС. Когда невозможно решить какой-либо вопрос на уровне страны, ее граждане имеют право обратиться за помощью к европейским институтам. Чтобы ни говорили, но в Польше и в Испании есть только один закон и только одно правовое государство: польское и европейское или каталонское, испанское и европейское. И о существовании демократии можно говорить только тогда, когда соблюдаются правила игры и есть система гарантий, одинаковых для всех.