Возможно, американцам кажется смешным, когда российские лидеры начинают в снисходительном тоне рассуждать о механизмах демократии США. Многие посмеялись, когда Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) пошутила, что способность Владимира Путина «встать и сказать: “Я буду вашим следующим президентом”, имеет определенную привлекательность». Однако недавняя критика, которой Путин и министр иностранных дел Сергей Лавров подвергли американскую систему, должна заставить задуматься.

В своем недавнем интервью немецкой газете Bild Путин заявил, что демократия не может во всех странах подчиняться одним и тем же правилам:

«Не может быть одинаковых клише в области демократии — американской, европейской, немецкой, российской, индийской. Вы знаете, что в истории Америки было два случая, когда президент избирался большим количеством выборщиков, за которыми стояло меньшее количество избирателей? Это что — отсутствие демократии, что ли? Нет, конечно. Но это не единственная и не самая главная проблема. Как мне говорил один из европейских лидеров: в Штатах невозможно выйти на выборы Президента, не имея нескольких миллиардов долларов».

Путин, который всегда ставил себе в заслугу блестящее владение деталями, в последнее время стал более небрежным, и любители проверять его речи на наличие фактологических ошибок из числа представителей СМИ и пользователей социальных сетей сейчас публикуют длинные списки ошибок, допущенных им в его основных выступлениях. Он допустил несколько ошибок и в своем интервью газете Bild: на самом деле в американской истории было четыре случая, когда кандидат проигрывал на прямых выборах и побеждал на выборах президента США. Три таких случая — с участием Джона Куинси Адамса (John Quincy Adams), Резерфорда Хейеса (Rutherford Hayes) и Бенджамина Харрисона (Benjamin Harrison) — произошли в 19 веке. А четвертым стал Джордж Буш-младший в 2000 году.

Сама Коллегия выборщиков была источником недовольства в американской политике с момента зарождения республики — отчасти потому, что она дает непропорционально много власти маленьким штатам. Тем не менее, Россия может извлечь пользу, внедрив подобную систему у себя. В последние несколько лет верхняя палата парламента, которая должна была обеспечивать представительство регионов, уступила многие свои полномочия президенту и нижней палате парламента, где львиная доля влияния принадлежит крупным городам, таким как Москва и Санкт-Петербург. В результате, даже если выборы проходят без нарушений, Россия не является истинной федерацией, подобной США и Германии, где члены федерации имеют значительную власть. Теперь, когда экономические проблемы России продолжают нарастать, возникает опасность сепаратистских настроений, которые в конечном итоге могут угрожать единству страны.

Второе критическое замечание Путина, касающееся огромных затрат на участие в американских выборах, является вполне обоснованным и представляет собой повод для тревоги для самих американцев. На выборы 2012 года, ставшие самыми дорогостоящими выборами в истории, Барак Обама потратил 985,7 миллиона долларов, а Митт Ромни (Mitt Romney) — 992 миллиона долларов. Таким образом, каждый голос обошелся Обаме в 15 долларов, а Ромни — в 16 долларов.

Между тем, в 2012 году Путин выиграл на выборах в России, потратив всего 30 центов на каждый голос. Даже его соперник, миллиардер Михаил Прохоров, заплатил за каждый голос всего 2 доллара. Разумеется, прошлые президентские выборы в России нельзя назвать достойным примером, поскольку тогда возникло множество подозрений в фальсификации их результатов, однако затраты на политические выборы в США остаются чрезвычайно высокими по любым меркам. В 2013 году Христианско-демократический союз Ангелы Меркель потратил 151,3 миллиона евро (это 165,9 миллиона долларов по нынешнему курсу) и выиграл. Между тем, стоимость президентских предвыборных кампаний в США не будет снижаться в ближайшее время. По мнению некоторых аналитиков, в 2016 году в предвыборной гонке будет потрачено более 5 миллиардов долларов — это в два раза больше, чем было потрачено в 2012 году.

Однако наибольшего внимания заслуживает критическое высказывание Лаврова. В конце декабря он сказал, что выборы в США происходят слишком часто. «Очень часто случается так, — объяснил министр иностранных дел России, — что важнейшие мировые проблемы становятся заложниками электоральных соображений действующей власти в США, которая думает о том, как им сделать так, чтобы их ход на внешней арене был бы “в тему” и набрал дополнительные очки для кандидатов их партии».

И речь не только о том, что члены Палаты представителей должны проходить процедуру повторных выборов каждые два года — это значит, что их предвыборная кампания фактически не заканчивается никогда. Президентские кампании с каждым разом начинаются все раньше и раньше. Это утомляет избирателей и заставляет политиков постоянно следить за результатами опросов и, в целом, тратить меньше времени и сил на выполнение своих прямых обязанностей.

В России президентский срок был увеличен с четырех до шести лет, а парламентский — с четырех до пяти лет. Благодаря одному из пунктов Конституции РФ, который позволяет президенту занимать свой пост более двух сроков при условии, что третий срок не будет следовать непосредственно за первыми двумя, Путин имеет право оставаться на своем посту в общей сложности 12 лет, и следующие выборы для него состоятся в 2018 году. Это может стать проблемой, потому что два дополнительных года с ним во главе страны могут оказаться разрушительными для российской экономики. Между тем, США с их ожесточенной борьбой на выборах и ограничением президентства двумя сроками, могут в действительности извлечь пользу из уменьшения частоты выборов и предоставления политикам большего срока для задач, к решению которых они готовились всю жизнь.

Может показаться смешным, что авторитарные лидеры Москвы открыто критикуют систему, которая дает избирателям гораздо больше прав, чем их собственная. Их, несомненно, не стоит считать авторитетами в вопросах механизмов демократии, а их знание недостатков американской системы довольно поверхностно. Тем не менее, система США далека от идеала, и отсутствие гибкости только усугубляет ее проблемы. Путин хотел сказать, что он не готов выслушивать советы США в вопросах демократии. Однако демократическая страна должна прислушиваться к любым советам и критике, даже если они исходят от ее оппонентов.