Из-за теорий заговора люди становятся покорными, а правители перестают чего-либо бояться. В Азербайджане всех диссидентов считают агентами скрытого «армянского лобби»

Изобретательные лидеры хорошо знакомы с теориями заговора. Эти теории помогают им консолидировать политическую власть, формировать образ внешнего врага и преуменьшать собственную ответственность за проблемы страны. А в постсоветском Азербайджане теории заговора помогают действующему президенту страны Ильхаму Алиеву сохранять свой пост.

В соответствии с теориями заговора, у Азербайджана два главных врага: армянское лобби и завистливый запад. А поскольку часто утверждается, что между первым и вторым есть финансовые связи, то два врага сливаются в одного — вездесущее и всесильное «армянское лобби».

Держи обиды близко…

Армения не всегда использовалась в Азербайджане как политический инструмент, по крайней мере раньше не в такой степени, как сейчас. С 1988 по 1994 год между двумя странами шла ожесточенная война за Нагорный Карабах. Конфликт завершился в 1994 году перемирием, но сохранить буферную зону не удалось.

И по сей день имеют место потери на линии фронта, а неспособность двух государств достичь соглашения сохраняет за территорией административный статус непризнанного государства под защитой Армении. Тысячи граждан стали вынужденными переселенцами. Воинственная риторика существенно усилилась за прошедшие годы и сейчас является, по сути, официальной правительственной линией и в Армении, и в Азербайджане.

Однако в первые годы после обретения страной независимости обстановка была другой. После заключения перемирия в 1994 году имел место активный диалог и обмен мнениями. Журналисты свободно перемещались по территории обеих стран, а неправительственные эксперты работали над совместными инициативами.

Азербайджанский журналист Шахин Рзаев посетил Армению и непризнанный Нагорный Карабах семь раз в период с 1997 по 2007 год. Однако с годами разрешение на поездку в соседнее государство получать стало всё сложнее.

«В ходе первых поездок наш рабочий график был гораздо более гибким. Мы могли свободно планировать свои встречи, ходить по Еревану в сопровождении коллег и без какой-либо охраны. Сейчас же каждое перемещение нужно согласовывать заранее, и предусмотрена охрана 24 часа в сутки, включая даже походы в туалет». По словам Рзаева, эти требования сделали поездки крайне утомительными.

Рзаев говорит, что изменения произошли после смерти Гейдара Алиева, первого президента независимого Азербайджана. «Было неприятие этих поездок, но в целом отношение было положительным. Я даже помню, как Гейдар Алиев сказал, что приветствует такие визиты, и он сам принимал армянских журналистов в Баку [а Рзаев встречался с тогдашним премьер-министром Армении Робертом Кочаряном]. Отношение изменилось после болезни и смерти Алиева. Людей, посещающих Армению, стали клеймить как предателей, даже на министерском уровне».

Сегодня не нужно даже посещать Армению, чтобы получить клеймо предателя. В прошлом году и меня назвали предательницей вскоре после того, как стало известно о моем сотрудничестве с турецко-армянской еженедельной газетой «Агос». Меня стыдили и покрывали позором за критические статьи во вражеском издании. Вскоре за этим последовали угрозы.

… а теории заговора еще ближе

Выслушав мнения таких людей, как Шахин Рзаев, можно сделать в вывод о том, что именно приход к власти Ильхама Алиева в 2003 году запустил процесс появления теорий заговора в Азербайджане. За годы правления Алиева клеймо «армянина» стало распространенным политическим инструментом. Его используют чиновники и — в знак солидарности — средства массовой информации.

Естественно, любая конструктивная критика политики правительства и возмущение по поводу притеснения правозащитников или подавления независимых точек зрения стали восприниматься исключительно как действия под влиянием врагов Азербайджана, которые финансируются армянским лобби и единственной целью которых является смещение людей, находящихся у власти.

Даже просто просмотрев выступления депутатов, можно увидеть некие шаблоны в высказываниях по различным поводам: в них регулярно звучат обвинения в заговоре «армянского лобби» против Азербайджана. Например, Муса Гасымлы в 2015 году заявил, что все международные правозащитные организации были созданы или профинансированы «армянским лобби». Организация Platform London провела у штаб-квартиры компании BP в Лондоне акцию протеста против финансовой поддержки Европейских игр в Баку. Гасымлы прокомментировал акцию, заявив, что «все эти организации поддержаны армянским лобби, армянской диаспорой и группами, которые не заинтересованы в развитии Азербайджана».

«Есть определенные организации в мире, главная цель которых — поливать грязью развивающиеся страны, такие как наша. Среди этих организаций Reporters Without Borders, Human Rights Watch, Freedom House и другие. Они публикуют фальшивые доклады об Азербайджане, подготовленные по заказу армянского лобби», — заявил другой депутат Галиб Салахзаде после серии критических докладов, в которых говорилось об ухудшении ситуации с правами человека в Азербайджане.

Американский «Акт по демократии в Азербайджане» 2015 года, внесенный на рассмотрение в декабре законопроект, который предполагает отказ в получении американских виз для азербайджанских чиновников, сочли еще одним примером деятельности армянского лобби. Законопроект был разработан и предложен на рассмотрение Сената США в ответ на «беспрецедентную атаку против демократии, прав человека и гражданского общества в Азербайджане». Пресс-секретарь министерства иностранных дел Азербайджана Хикмет Хаджиев оперативно отреагировал на законопроект, назвав его результатом происков армянского лобби.

Другой азербайджанский депутат Асим Моллазаде также обвинил Государственный департамент США в сотрудничестве с армянским лобби после выпуска доклада о преследовании родственников азербайджанских активистов. «Этот доклад был подготовлен армянским лобби. Они закрывают глаза на то, что происходит в Армении и вместо этого критикуют Азербайджан», — заявил Моллазаде.

Даже государственного секретаря Джона Керри назвали армянином. Депутат Ровшан Рзаев заявил: «Известно, что у Керри сильные связи с армянским лобби (вспоминая поправку №907). Но было бы хорошо, если бы Керри провел переоценку партнерских соглашений США и Азербайджана. Государственные интересы должны иметь приоритет над личными».

Для других стран существование и присутствие армянского лобби в США и Франции не является новостью. На протяжении десятилетий эти группы боролись за признание армянского геноцида и продвигали проармянскую позицию по Нагорному Карабаху. Инсинуации по поводу армянского лобби преследуют две цели: сохранить статус-кво в конфликте вокруг Карабаха и при этом подорвать возможность реального прогресса в развитии гражданского общества в Азербайджане, представляя все НКО как — в лучшем случае — ненужные.

В хорошей компании

Преувеличенному значению «армянского лобби» в Азербайджане можно подобрать аналоги и в других авторитарных государствах. В Турции президент Реджеп Тайип Эрдоган ищет козлов отпущения в безумных теориях заговора, обвиняя «параллельное лобби» в попытках подорвать турецкую государственность. В путинской России «пятая колонна» и «иностранные агенты» имеют сходные, если не идентичные, коннотации.

В случае России теории заговора вышли на первый план в годы правления Владимира Путина. Сергей Голунов утверждает, что использование теорий заговора — феномен не новый, что это было распространенной практикой в советские годы. Столь многочисленными теории заговора во времена Путина, по словам Голунова, делает «принадлежность самого В.В. Путина к спецслужбам». Их усиление в годы правления Путина «способствовало увеличению влияния теорий заговора на официальную политику и риторику».

Описание, предложенное Голуновым, поражает своим сходством с ситуацией в Азербайджане. Там предотвращение «цветных революций» и позднее «арабской весны» тоже стало основным приоритетом правительственного аппарата. Как и в России, на НКО, получающие иностранное финансирование, стало оказываться давление. Активистов стали обвинять в выполнении инструкций иностранных врагов и в получении финансирования от армянского лобби или прямых связях с ним. У всех этих действий была одна цель – делегитимизация противников Алиева.

Настоящие жертвы

Баку достиг совершенства в использовании «армянского лобби», представляя его в качестве главной движущей силы, стоящей за любой критикой в адрес азербайджанского правительства. Он также имеет привычку чрезвычайно цинично превращать нагорнокарабахский конфликт и его последствия в свой инструмент.

Один эксперт, долгое время наблюдавший за Азербайджаном из Брюсселя и согласившийся дать проекту openDemocracy анонимный комментарий, говорит, что азербайджанские власти не стесняются использовать карабахский конфликт как прикрытие. «Когда звучит критика в адрес политики Азербайджана в области прав человека, скажем в резолюциях Европарламента, азербайджанские власти спешат напомнить [Европарламенту] о судьбе азербайджанцев, которые вынуждены были покинуть Нагорный Карабах [и семь прилегающих территорий]. Они используют его как щит, прикрываясь им от критики, связанной с правами человека».

«Когда перед проведением в Баку «Евровидения» проходили заседания Европарламента, посвященные ситуации с правами человека в Азербайджане, депутатов Милли Меджлиса [парламента Азербайджана] в срочном порядке привезли в Брюссель, чтобы они мешали проведению этих заседаний, постоянно перебивая выступающих (среди которых были активисты, которые теперь находятся в тюрьме, такие как Расул Джафаров), озвучивая не относящиеся к делу комментарии и злоупотребляя темой Нагорного Карабаха с целью саботажа обсуждения».
Между тем, брюссельский наблюдатель напоминает, что Баку «намеренно проигнорировал» резолюции Европарламента об «уважении территориальной целостности Азербайджана и права вынужденных переселенцев вернуться домой».

Отмеченную выше тенденцию подтверждает и более свежая резолюция, принятая Европарламентом в сентябре этого года и призывающая освободить всех политических заключенных, правозащитников, журналистов и активистов.

Депутаты азербайджанского парламента назвали резолюцию «предвзятой» и обвинили Европарламент в «двойных стандартах». Депутат Лейла Абдуллаева в своем выступлении заявила, что «Азербайджан, как и многие другие мусульманские страны, страдает от политики двойных стандартов […]. Мы оккупированы и подверглись агрессии, но к Армении в отличие от Азербайджана не применяют санкции […]. Похоже, что кому-то не по вкусу свободная и независимая политика нашей страны. За ними, несомненно, стоит армянское лобби и мировая армянская община. Наш президент также заявил, что они наш враг номер один».

Наблюдатель называет эти обвинения «абсолютной ерундой», добавляя, что «азербайджанская пропаганда изображает этих людей [депутатов парламента] «проармянскими исламофобами», «завидующими успехам Азербайджана», [но] ни у кого из них нет связей с «армянским лобби».

При этом одна из депутатов Европарламента, входящих в эту информационную группу, член австрийской Партии зеленых Ульрике Луначек всегда открыто поддерживает территориальную целостность Азербайджана и требует вывода армянских военнослужащих с оккупированных территорий. Однако именно на Луначек постоянно обрушиваются оскорбления, неизменно связанные с ее сексуальной ориентацией. Это показывает, насколько приспешников режима на самом деле «заботит» судьба Нагорного Карабаха.

«Обвинение в исламофобии еще более нелепо. Среди депутататов Европарламента активно отстаивают права человека чаще всего депутаты из левых и либеральных групп. Это те же самые люди, которые отстаивают разнообразие и многообразие. Они борются с исламофобией, а не продвигают ее. Пропагандисты режима даже не осознают, насколько противоречивы их заявления: они продвигают Азербайджан как образец светскости и одновременно используют религиозный фактор, нападая на предполагаемых врагов, обвиняя их в исламофобии», — отмечает наблюдатель.

Голунов пишет, что в случае России опора на теории заговора связана с «подавляющим информационным превосходством сторонников нынешнего политического режима». В Азербайджане есть много критиков правительства, которые могут читать между строк, но широкая публика не знает реальной ситуации и часто оказывается в самом центре конспирологической риторики. А по мере исчезновения свободы слова режиму становится всё проще продвигать эту аргументацию.

Остается лишь проблеск надежды на то, что среди информационной блокады некоторые люди всё же смогут отличить правду от лжи. Они могут начать задаваться вопросом о том, как вообще предполагаемое скрытое «армянское лобби» могло стать такой мощной силой в Азербайджане.