У Владимира Путина есть сводный брат по отцу: Марло Стэнфилд (Marlo Stanfield — киношный криминальный авторитет из классического сериала телекомпании HBO «Прослушка» (The Wire). Их общая гангстерская ДНК почти идентична. Оба они излагают мысли коротко и ясно. Обоим совершенно плевать на правила, которые не отвечают их собственным интересам, у обоих не бывает проблем со средствами и методами в тех случаях, если вы угрожаете их власти и авторитету. И чем быстрее американские политики увидят это сходство, тем лучше Вашингтон сможет общаться с Путинской Москвой.

Если говорить языком «Прослушки», российский президент хочет носить «Корону». Он хочет, чтобы у него, как у Америки, была своя империя. Может, это и аморально аннексировать части Украины и «открывать свой бизнес» на востоке этой страны, ну и что с того? Так поступают все гангстеры. Они спокойно выслушивают оскорбления. Не нравится? Давай выйдем. По мнению Путина, он поступает не хуже, чем Америка, и делает то же самое, что делала она, позиционируя себя как мировую державу: США были образованы белыми, поубивавшими американских индейцев, которые появились там раньше. Чтобы создать свою экономику, США поработили миллионы жителей Африки, а потом, когда это у них не получилось, назначили Джима Кроу, чтобы держать чернокожих в узде на протяжении нескольких десятилетий. Мировое господство Америки существует отчасти из-за того, что Вашингтон уничтожил миллионы людей в войнах и в годы рабства. Именно это в международных отношениях и означает «носить Корону»: жить под потоком оскорблений, потому что можешь.

Вы, возможно, скажете, что сравнение реального мирового лидера с вымышленным телевизионным персонажем ставит под сомнение серьезность любого интеллектуального дискурса о влиянии Путина в мире и у себя в стране. А я все же считаю, что Путин и Марло воспринимают мир одинаково, и оба действуют в системах, которые в одинаковой степени несовершенны и порочны. Надо понять одного — и тогда вы раскусите другого.

И помогут вам в этом некоторые примеры.

Путин захватил восточную Украину, действуя как Марло

В четвертом сезоне сериала была сцена, в которой Марло вместе со своими быками-телохранителями Снупом и Крисом подходят к Боди Бродусу на его «точке», где тот торгует наркотиками. Бизнес на «точке» Боди идет, как следует, но Марло хочет ее заполучить. «Это место раскручено, просто чума», — говори ему Марло, — нам пригодится, йоу».

У Боди было три варианта ответа. Он мог взять у Марло пакет — свою партию героина — и уйти с этой точки, или вступить в бой с Марло. На тот момент по сюжету у Боди не было защиты. Место, где он раньше работал, контора наркодилера Барксдейла, распалась после того, как ее руководителей либо арестовали, либо убили. Боди работал в одиночку и не мог защитить свою территорию, поэтому был вынужден покупать наркотики у Марло — пока его новый босс не убил его однажды за то, что тот настучал в полицию.

Подобно Боди, руководство Украины оказалось беззащитным против более сильного экспансиониста Путина, который сам не признает никаких границ. Вскоре после того, как в ноябре 2013 года демонстранты вышли на улицы Киева в знак протеста против отказа бывшего украинского президента Виктора Януковича подписать соглашение о торговле, которое помогло бы стране лучше интегрироваться в экономику Евросоюза, Путин оказал военную помощь антиправительственным мятежникам на востоке страны. Они в конечном итоге захватили несколько важных населенных пунктов в регионе, а Россия аннексировала Крым. В сущности, Путин забрал у Украины «точку», которая была «раскручена», и заставил украинские власти пойти на переговоры для решения проблемы, которую он сам же и создал. По данным ООН, с начала войны весной 2014 года погибло более девяти тысяч человек. Но даже несколько раундов санкций и встреч на высшем уровне, организованных с тем, чтобы прекратить насилие, не смогли убедить Путина вывести свои войска из Украины.

Как и Марло, Путин не считает нужным уходить с территории, которую считает своей. И пока Украина не станет достаточно сильной, чтобы противостоять Путину, ей придется принимать от него «пачку». Пока этой «пачкой» являются российские войска на востоке Украины и аннексия Крыма.

«Заброшенные дома» Марло выполняют ту же функцию, что и путинская тюремная система

В четвертом сезоне сериала Марло почти победил в ожесточенной уличной нарковойне с конторой Барксдейла и другими группами поменьше. Когда Марло хотел с кем-то расправиться, он отправлял Криса и Снупа, чтобы те убили человека в заброшенном доме и оставили труп там, забив вход гвоздями с помощью пневматического молотка. На улице эти гробницы, которые создавал Марло, называли «заброшенными домами». Каждый, кто осмеливался идти против молодого наркобарона, оказывался в одном из таких «заброшенных домов».

Джо-Сделка, наркобарон из Ист-сайда, организовавший «контору» — что-то вроде ООН — в которой самые крутые в городе наркоторговцы улаживали уличные разборки. Во время одной из таких сходок Джо-Сделка пошутил: «Марло может сделать так, чтобы любой неугодный ниггер исчез, так ведь?».

В России такими «заброшенными домами» Путина является тюремная система.

Почти каждого, кто открыто выступает против его власти, в конце концов арестовывают по сфабрикованному обвинению. На человека навешивают длительный тюремный срок. Самым известным из тех, кто оказался в путинском «заброшенном доме», был владелец крупнейшей в России в 2000-е годы нефтяной компании «Юкос» Михаил Ходорковский. По данным Forbes, в какой-то момент состояние Ходорковского оценивалось в 15 миллиардов долларов. После того, как в 2000 году Путин стал президентом, он встретился в феврале с главными олигархами страны и заявил им, что не будет вмешиваться в их бизнес, если они не будут заниматься политикой. Ходорковский не прислушался к предупреждению Путина и начал поддерживать путинскую оппозицию. В итоге его арестовали по обвинению в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и других финансовых преступлениях. Затем его два года продержали под стражей, после чего в 2005 году осудили и приговорили к девяти годам тюрьмы. Ходорковский был освобожден в 2013 году. Сейчас он живет за границей.

Но бывший миллиардер —не единственный, кто оказался в путинском «заброшенном доме».

Согласно закону, принятому в 2014 году для подавления политического инакомыслия, лица, ранее привлекавшиеся к административной ответственности за неоднократное нарушение порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования более двух раз в течение 180 дней, подлежат аресту и длительному тюремному заключению сроком до пяти лет. За последние несколько месяцев участники антиправительственных демонстраций получили длительные тюремные сроки от одного года до нескольких лет. Правозащитные организации называют эти приговоры суровыми и считают их вопиющим нарушением гражданских свобод. Для того, чтобы что-то делать на путинских улицах, вам сначала надо получить от Кремля разрешение. Но протестовать против властей вам не разрешат. Как и Марло, Путин может упрятать неудобного политического противника в одном из своих «заброшенных домов». Но Путин хуже, чем Марло, в том, что ему даже не надо прибегать к практике использования заколоченных домов в заброшенных районах города. Российская пенитенциарная систем — это и есть те заброшенные дома, и россияне, посмевшие открыто выступить против его власти, знают, что окажутся в одном из них.

Путин выступил перед Генассамблеей ООН в духе Марло

Когда в октябре после 10-летнего отсутствия Путин выступал перед Генеральной Ассамблеей ООН, он приехал в Нью-Йорк для того, чтобы сказать мировым лидерам, кто такая Россия, и как, по его мнению, другие должны общаться с Москвой. А если это им не нравится, ну и пошли они! В то время на его экономике как раз начали болезненно сказываться санкции, введенные Брюсселем и Вашингтоном за вторжение на Украину, поэтому он, видимо, счел необходимым говорить яростно и во весь голос, чтобы показать россиянам, что не позволит Западу себя дурачить.

Точно так же и Марло пришлось к концу пятого сезона принять категоричный тон и диктовать свои законы. Его и его троих старших подручных громил арестовали и посадили под стражу за тайный сговор по распространению наркотиков. В камере предварительного заключения один из них сказал Марло, что Омар Литтл — самый отъявленный из грабителей Балтимора, воровавших наркотики у дилеров, высмеивает его на улицах. Марло воспринял это как угрозу для своего имиджа на улицах города и приказал своим людям, чтобы те передали этому бандюге, что он — не лох и достанет каждого, кто дурачит своего гангстера.


«На улице называли мое имя? Когда мы выберемся из этой дыры, вы пойдете на эти точки и скажете там, чтобы я больше этого не слышал. Путь знают, что Марло готов на все и доберется до любого ублюдка. Омара, Барксдейла — любого».

«Я — это я, пусть помнят, кто я такой».

Вот в этом, собственно, и весь смысл путинского прошлогоднего выступления. Призывая мировых лидеров к манипулированию мировым дипломатическим процессом в интересах нескольких «привилегированных» стран, он заявил: «Однако блоковое мышление времён холодной войны и стремление к освоению новых геополитических пространств у некоторых наших коллег всё ещё, к сожалению, доминируют. Сначала продолжена линия на расширение НАТО. Спрашивается: ради чего, если Варшавский блок прекратил своё существование, Советский Союз распался? А, тем не менее, НАТО не только остаётся, она ещё и расширяется — так же, как её военные инфраструктуры. Затем поставили постсоветские страны перед ложным выбором: быть им с Западом или с Востоком? Рано или поздно такая конфронтационная логика должна была обернуться серьёзным геополитическим кризисом. Это и произошло на Украине, где использовали недовольство значительной части населения действующей властью и извне спровоцировали вооруженный переворот. В итоге вспыхнула гражданская война».


Смысл: если Запад может расширять свою империю, значит, можем и мы. Россия, черт возьми, вправе делать все, что хочет — у себя дома и в тех регионах, которые, по нашему мнению, находятся в «сфере нашего влияния», а именно на Украине. Если мы захотим захватить страну, аннексировать значительный кусок ее территории и определять ее политические перспективы, то мы это сделаем.

В своей речи он не пожалел тех людей, которые погибли на войне на Украине, и не признал ничего преступного в том, что там находятся его войска (он отрицает, что российские войска ведут военные наступательные операции). Он даже обрушился с критикой на США и Европу за операцию НАТО в Ливии, заявив, в сущности, что эти действия привели к возникновению вакуума власти, который заполнили террористы. «Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: „Вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?”. Но, боюсь, этот вопрос повиснет в воздухе, потому что от политики, в основе которой лежит самоуверенность, убеждённость в своей исключительности и безнаказанности, так и не отказались».

Смысл действий Путина был понятен: я, может быть, и гангстер, но вы — тоже. Он давал миру понять, что «я — это я».


Путин никогда не изображал из себя кого-то другого. Как и у Марло, его жажда власти лишает его достаточной гибкости и возможности договариваться с инакомыслящими. В России это свидетельствовало бы о его «слабости», и его противники захотели бы его испытать. Поэтому он издает законы, позволяющие сажать в тюрьму на пять лет тех, кто выступает против властей. Кремлевская политика — это кровавая забава. То, как Путин подходит к политике, очень похоже на то, как Марло воспринимает наркобизнес. В сериале был сцена, в которой Марло ворует в магазине пачку конфет прямо на глазах у охраны. Когда охранник обвинил его в неуважении к себе, Марло ответил: «Ты хочешь, чтобы было так. Но все не так, а иначе». Для охранника, как и для многих, кто относился к Марло непочтительно, дело закончилось смертью.


И хотя никто не может говорить о причастности Путина, все самые известные из его противников были убиты. Бориса Немцова застрелили неподалеку от Кремля в феврале — за два дня до того, как он должен был возглавлять митинг оппозиции. В 2006 году возле своего дома убили журналистку и правозащитницу Анну Политковскую, которая получила международную известность благодаря своим публикациям о нарушении прав человека в Чечне. В ноябре 2006 года умер бывший работник спецслужб Александр Литвиненко, отравленный смертельной дозой радиоактивного полония. Утверждают, что Литвиненко отравили российские спецслужбы, чтобы заставить его замолчать. Литвиненко якобы обвинил власти в том, что в 1999-м они спланировали взрывы жилых домов в России и обвинили в этом чеченских повстанцев, тем самым оправдав свое вторжение в Чечню.

Марло — так же, как и Путина — обвинили в убийстве. Но собранных полицейскими улик оказалось недостаточно, чтобы доказать его причастность к каким-либо убийствам. Оба они — хоть и каждый по своему — действуют как «Тефлоновый дон» (Джон Джозеф Готти мл. — босс семьи Гамбино в 1986—1992 годах, занимавшийся убийствами и рэкетом и получивший прозвище «Тефлоновый дон», так как ему много лет удавалось избежать наказания, — прим. пер.).


Приблизительно на этом и заканчивается сходство Марло и Путина. В международной политике безгрешных не бывает. Путин по большому счету является мировым лидером, который преследует интересы России и свои собственные интересы. И как бы я ни презирал наркобизнес, Марло — это лишь маленький винтик в огромном механизме проклятого города, ни одна из структур которого не оправдывает ожидания людей. Наркобизнес — занятие омерзительное, но международные дела является сферой не менее грязной и коррумпированной по вине таких же алчных, порочных игроков, смотрящих свысока на мир всяких марло.

Вполне возможно, что действия Путина на Украине и его отношение к собственному народу прекрасно соответствуют понятию «бандитизм и бездумная жестокость». Но давайте не будем делать вид, что собственный экспансионизм Америки и нарушение ею прав человека (прежде всего, вторая война в Ираке, многочисленные документально подтвержденные покушения ЦРУ на убийство мировых лидеров, массовое лишение свободы представителей социально отчужденных групп населения) — не то же самое, что российский президент делает у себя в стране. Кроме того, не следует забывать, что чернокожий человек вроде меня может выйти из дома здесь в Нью-Йорке, и полицейские могут повалить его на землю в ходе обычной проверки автотранспорта, а затем он умрет в тюрьме через три дня — как Сандра Блэнд. Да, распространение наркотиков, которым занимался Марло — дело грязное и жестокое. Но американский империализм и превосходство белой расы — ничуть не лучше.


То же самое сказал и Путин в октябре в своем интервью Чарли Роузу: «Ну а что, сейчас, Вы считаете, что всё решено с точки зрения демократии? Если бы всё было решено, то не было бы проблемы Фергюсона, правда? Не было бы других проблем подобного рода, не было бы произвола полиции».

И хотя в России есть свои расовые проблемы, Путин прав: Америке лучше посмотреть на себя.

С точки зрения внешней политики нам в отношениях с Москвой надо перестать позиционировать Америку как более благородного и превосходного партнера, поскольку обе страны обладают имперскими амбициями, и обе преследуют экспансионистские цели. И ни одна из них — не лучше другой. Они обе отвратительно поступают с более слабыми странами. В 2003 году Америка вторглась в Ирак. И НАТО сочла, что это ее дело — выгонять Муаммара Каддафи из Ливии в 2011 году. И давайте не будем рассматривать историю США с их давней практикой вмешательства — зачастую с ужасными последствиями — в Латинской Америке и странах Карибского бассейна.


Рассматривая американо-российскую политику через призму сериала «Прослушка», думаю, мы сможем лучше понять, как взаимодействовать с Москвой. Говоря прямым текстом, Путин похож на Марло: оба они — гангстеры. Но, учитывая, насколько грязен мир каждого из них, я считаю, что было бы несправедливо делать из одних чудовищ на фоне других. Авторы сериала «Прослушка» это поняли, и образы «плохих парней» и «хороших парней» создали правильно. А слишком плохие парни в костюмах-тройках, сидящие в Вашингтоне и Брюсселе и осуждающие Путина за его действия, не могут с такой же прямотой и самокритикой взглянуть на собственные действия.