Михаил Ходорковский планирует из Лондона организовать антикремлевское сопротивление. Его окружение обеспокоено, поскольку в Англии уже были убиты несколько российских диссидентов.

Убить было бы легче всего в тюрьме, спокойно говорит Михаил Ходорковский. Он провел в колонии десять лет, «каждый день там что-то могло произойти». Почему ему нужно беспокоиться сейчас? «Сегодня в Лондоне я себя чувствую абсолютно безопасно. Безопаснее, чем когда-либо за последние десять лет».

Не все так считают

Михаил Ходорковский, возглавлявший концерн «Юкос», был когда-то одним из влиятельнейших российских предпринимателей, который вынужден был поплатиться за свою открытую критику российского режима Владимира Путина. С момента своего освобождения он активно занимается продвижением свободы слова в своей стране. Хотя вместе с семьей живет в Швейцарии. Но сейчас он хочет переехать в Лондон. «Я серьезно думаю подать прошение о получении политического убежища в Великобритании», — говорит он. Оттуда он планирует начать активную политическую деятельность вместе со своим фондом «Открытая Россия». Все это вызывает беспокойство его окружения. Потому что Лондон еще никогда не был безопасным местом для российских диссидентов. В 2006 году вспыхнул скандал вокруг убийства Александра Литвиненко. Критик Путина, который работал раньше на российские спецслужбы, бежал в Англию, где был отравлен радиоактивным полонием-210. И вот сейчас Ходорковский является самым известным за рубежом критиком Путина.


Его выдающиеся контакты в политике, а также, как считают некоторые, его скрупулезный подход, сделали его миллиардером. Он дважды приговаривался к судебному сроку за уклонение от уплаты налогов и мошенничество в крупном размере, в колонии он провел более десяти лет. Организации по защите прав человека уверены, что приговоры были политически мотивированными.

Когда Владимир Путин в конце 2013 года лично помиловал Ходорковского, тот уехал в Германию, а оттуда — в Швейцарию, где и проживает сегодня. Там находится и часть его состояния. Бывший олигарх отошел от бизнеса и мог бы вести сейчас спокойную жизнь. Но вместо этого он хочет помочь России развиться в демократическое общество. Для многих россиян это звучит, как угроза.

Оказавшиеся в изгнании россияне, которые почувствовали длинную руку Путина, предостерегают своего известного соотечественника. «Люди стали очень осторожными после того, что произошло с Александром. Они предпринимают все возможные меры», — говорит вдова Александра Литвиненко Марина. «Они находили все больше причин, чтобы запереть его. Поэтому нам, в конце концов, оставалось только бежать в Великобританию». Невозможно предсказать, к каким новым методам прибегут путинские приспешники.

Александр Литвиненко скончался в ноябре 2006 года в госпитале Университетского колледжа. Вероятно, яд был подмешан ему в чай двумя русскими знакомыми во время встречи в отеле в лондонском районе Мэйфейр. Потребовалось три недели, чтобы яд окончательно уничтожил его.

Новый крестовый поход Путина уже начался. За последний месяц вооруженные российские полицейские провели обыски в офисах фонда Ходорковского в Москве и Санкт-Петербурге. Накануне нового года Ходорковский был заочно арестован по обвинению в убийстве, произошедшему 17 лет назад, и объявлен в международный розыск. По этому делу следственные мероприятия проходили уже в трех процессах.

Ни одно западное государство не выдаст Ходорковского. Ни Швейцария, где живет семья предпринимателя, обогатившегося при помощи сомнительных методов в дикие 90ые годы. Ни тем более Великобритания, которая давно известна традицией укрывательства политических изгнанников и больше всех других европейских стран противопоставляет себя режиму Путина.

Но что ему может грозить, окончательно выяснится в четверг, когда судья Лондонского Королевского суда Роберт Оуэн огласит окончательное решение по делу об убийстве Литвиненко. Одно уже известно сегодня. Британское правосудие считает виновным российское государство. Был ли отдан приказ об убийстве лично Владимиром Путиным, никогда не будет доказано. Но то, что оба подозреваемых могли получить доступ к высокорадиоактивному отравляющему веществу только при помощи российских властей, было доказано в ходе шестимесячного расследования и опросов полицейских, экспертов криминологии и ядерной отрасли.

«Мой посыл заключается в том, что Лондон никогда не будет безопасным местом», — предостерегает Юрий Фельштинский, издавший в соавторстве с Литвиненко книгу «ФСБ взрывает Россию», которая внесена в России в список запрещенных произведений. — Лондон был традиционно безопасным местом для российских эмигрантов. Но в последние годы Лондон, к сожалению, стал опасным местом для россиян».


В последующие годы после смерти Литвиненко мистическим образом скончались еще двое критиков Кремля. Финансовый консультант Александр Перепеличный был замешан на Родине в скандале вокруг отмывания денег. Он бежал в Великобританию и сотрудничал с британскими и швейцарскими властями. В ноябре 2012 года у него случился внезапный приступ во время пробежки, после которого он скончался. Данные вскрытия в прошлом году показали наличие в желудке погибшего редкого отравляющего вещества растительного происхождения, сейчас ведется судебное расследование. И обстоятельства внезапной смерти врага Путина, Бориса Березовского, на своей вилле в Аскоте в 2013 году, не были раскрыты. После многомесячного расследования без ответа остался вопрос, совершил ли бизнесмен самоубийство, или имело место убийство.

«История смертей противников Путина впечатляет», — признает Ходорковский. Но на него самого, кажется, они должного впечатления не произвели. Режим не будет существовать вечно. Произойдет смена — несмотря на ряд законов, придуманных Кремлем. При помощи революции, мирной революции, говорит Ходорковский. Как он этому будет способствовать? «Я вижу свою роль в том, чтобы помочь молодым оппозиционным политикам получить необходимый опыт, чтобы стать известными в стране. Когда есть такие люди, тогда возможен революционный приход к власти без погружения страны в хаос».

В Лондоне концентрируется все больше российских шпионов. Британская разведка Ми-5 оценивает количество агентов, работающих на СВР, до 50 человек. Большая часть из них работает в российском посольстве в окрестностях Гайд-парка, Кенсингтонский дворец расположен в непосредственной близости. Все чаще российские дипломаты попадают в заголовки местных СМИ, после того как они сначала проникают на лондонскую политическую сцену, а затем выясняется, что они являются агентами. Британский МИД тем временем уже привык затягивать с выдачей виз российским дипломатам, чтобы посольство не слишком сильно раздувало свой штат. Прошлым летом российская сторона официально жаловалась на то, что британские дипломаты в Москве получают необходимые документы в течение 30 дней, российские же в Лондоне вынуждены ждать примерно по пять с половиной месяцев.

Опасность может ждать повсюду. «Он — самый известный противник Путина за рубежом. А Путин, как и все всемогущие правители, имеет своих верных слуг, которые хотят доказать ему свою лояльность», — говорит Лилия Шевцова. Путину самому вовсе необязательно отдавать соответствующий приказ, считает эксперт Брукингского института.


Ходорковский уже узнал, насколько уязвимым можно стать за пределами колонии. Владимир Кара-Мурза, человек из близкого окружения Ходорковского, в мае 2015 был госпитализирован с внезапным отказом почек и введен в искусственную кому. «У меня нет сомнений в том, что это было покушение. Целенаправленное отравление», — говорит Кара-Мурза. — Я не имею понятия, где и как это могло произойти. Я бывал так часто в Москве и других местах в России, в большом количестве публичных мест, с большим количеством людей». В декабре Кара-Мурза подал официальное заявление в Следственный комитет о возбуждении уголовного дела на основании статьи 105 — покушение на убийства по политическим соображениям. «В середине января мы ждем ответа, будет ли прокуратура проводить расследование». Осенью 2016 года состоятся парламентские выборы, «Открытая Россия» представит кандидатов в 15-ти избирательных округах. Кроме того, фонд организует дебаты, чтобы создать в публичном пространстве место для выражения другого мнения. «Если Путина поддерживает действительно 90 процентов населения, почему же тогда режим так боится?», — спрашивает Кара-Мурза. Этот страх может дойти до Лондона.