О том, как Владимир Путин стал самым важным человеком в мире, нам рассказывает берлинский ежемесячный журнал Cicero в своем январском номере. Самый важный в мире человек? Ну да, журналистика, согласно известному острому замечанию Себастьяна Хаффнера (Sebastian Haffner), является свободной, но и мнение тоже хочет продаваться. Однако нельзя отрицать того факта, что российский президент своими военными маневрами на Украине и в Сирии убедительным образом сделал свою страну важным геополитическим игроком в мире. Грегор Шеллген (Gregor Schöllgen), историк и биограф Герхарда Шредера, в своей опубликованной в журнале Cicero статье следующим образом характеризует Путина: он охотно идет на риск, но авантюристом не является.

По мнению Шеллгена, агрессивное внешнеполитическое поведение Путина — отказ от признания таких существовавших в течение десятилетий правил, как нерушимость границ и невмешательство во внутренние дела другого государства — не является свидетельством силы. «Наоборот: Путин хочет в любом случае избежать того, чтобы его страна, значительно ослабленная разнообразными внутренними конфликтами и проблемами, а также колоссальными внешними потерями, стала еще более уязвимой, чем она уже является таковой в представлении многих россиян».

Шеллген также отмечает: «Слабость Запада является силой России». Как раз своей интервенцией в Сирии Путин показывает, что он обладает определенным преимуществом и что он в большинстве случаев на шаг опережает своих западных коллег. По мнению Шеллгена, «Путин является человеком XIX столетия», и поскольку возвращение в этот XIX век во многих вещах сегодня становится очевидным, «Путин как никто другой оказывается хорошо подготовленным к этому новому старому времени».

В еще одной статье этот журнал анализирует сенсационное выступление Путина на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году, которое является поворотным пунктом в отношении Москвы к Западу — вплоть до откровенной враждебности. Эта речь, по мнению главного редактора журнала Cicero Кристофа Швеннике (Christoph Schwennicke), «осталась неуслышанной». Но это полная ерунда. Автор этих строк хорошо помнит, какое волнение и возбуждение произвело это выступление Путина в гостинице Bayerischen Hof.

Проживающий в Аахене политолог Хельмут Кениг (Helmut König) в январском номере ежемесячного журнала Merkur подвергает исследованию «ложь во времена Путина». В своей толковой статье он анализирует то, как контролируемые государством средства массовой информации с привлечением скрытно действующих фабрик по троллингу и с помощью целенаправленной дезинформации подвергают индоктринации зрителей и читателей как внутри, так и за пределами России, а также целенаправленным образом культивируют цинизм. То обстоятельство, что ложь Путина и пропагандистская паутина охотно воспринимаются публикой в России, возвращает Кенига к мысли о то том, что в этой стране тоталитарное прошлое не было подвергнуто критическому осмыслению. Население России так и не получило опыта относительно того, «что именно самокритичный взгляд на свою собственную историю может внести вклад в формирование нового чувства собственного достоинства и новой способности к действию».

Однако далее он замечает: «Грубая смесь, состоящая из легковерия, разочарования и цинизма, с которым публика воспринимает все то, что ей преподносят, не может служить надежной и долговечной основой для политической поддержки». Что означает следующее: несмотря на фантастический рейтинг популярности, Путин не знает, в каком положении он на самом деле находится, «поскольку население страны может в любой момент перестать поддерживать своего правителя». Тайну власти Путина Кениг усматривает в том, что «он придает определенную форму ностальгическим чувствам по поводу возрождения российской империи, а затем переводит их в действия». При этом главным движущим моментом, по мнению Кенига, является как раз демонстрация силы.