Премьер-министр Японии Синдзо Абэ (Shinzo Abe) дал интервью газетам Nihon keizai и The Financial Times. Премьер заявил, что перед странами G7 стоит задача указать курс дестабилизировавшемуся миру. Также он отметил, что для борьбы с «Исламским государством» и решения ситуации на Ближнем Востоке нельзя обойтись без сотрудничества с Россией. Также Абэ выразил острое желание посетить Россию до саммита G7 в Исэсима, который пройдет в мае.

Усиление ИГИЛ и погружение Ближнего Востока во все больший хаос приводят к дальнейшей дестабилизации международной обстановки. Из-за пассивной позиции в отношении международной политики, которую приняли США, некоторые страны стали игнорировать международные правила: Россия присоединила Крым, а Китай активизировался в Южно-Китайском море.

Среди задач, которые будут осбуждаться на предстоящем саммите в Исэсима, премьер назвал мировую экономику, которая становится все более непрозрачной, терроризм, ситуацию в КНДР, ближневосточную проблему, экстремизм, обеспечение безопасности, дипломатию, климатические изменения и бедность. Он подчеркнул: «Необходимо обсудить эти проблемы и выработать правильное направление, в котором должен двигаться мир. Важно повести мир за собой». Абэ выразил мысль о том, что страны G7 должны совместно предложить мировому сообществу курс.


«Саммит G7 — это место, где собираются чемпионы по свободе, демократии, соблюдению прав человека, власти закона и общечеловеческим ценностям», — заявил премьер. Однако решить проблему терроризма и разобраться с ближневосточным кризисом, а также контролировать действия Китая и России, только усилиями стран «большой семерки» может быть крайне трудно. Именно поэтому Абэ считает, что прежде всего странам G7, разделяющим общие ценности, необходимо сплотиться вокруг США, это поможет им вместе решать задачи, стоящие перед международным сообществом.

Для того, чтобы продвинуться в решении таких проблем, как конфронтация между Ираном и Саудовской Аравией, а также ИГИЛ и Сирия, очень важно конструктивное сотрудничество с Россией. «Я хотел бы обсудить возможность моего визита в Россию, а также поездку президента Путина в Японию в подходящее время», — подчеркнул японский премьер. Он выразил желание посетить Россию до саммита G7 и провести переговоры с президентом Путиным.

Что касается Китая, то Абэ считает проблемой строительство искусственных островов в Южно-Китайском море. Он раскритиковал политику КНР: «Меня крайне беспокоит то, что Китай разрабатывает природные ресурсы в Восточно-Китайском море в одностороннем порядке». «Нельзя позволять бросать вызовы мировому порядку. Мы будем действовать с мировым сообществом единым фронтом», — подчеркнул Абэ.

При этом премьер высоко оценил достижения китайской экономики: «Китайские акции и валюта не отличаются стабильностью, однако в целом китайская экономика развивается уверенными темпами». Также Абэ выразил надежду на то, что Пекин продолжит проводить экономические реформы: «Китай старается повысить прозрачность и действовать в соответсвии с международными экономическими правилами».

Комментируя ядерные испытания КНДР, глава Японии подчеркнул: «Необходимо включить действенные меры в резолюцию Совета Безопасности ООН. Мы, в свою очередь, введем более жесткие санкции. Это станет нашим ответом на ядерные испытания. Мы отвечаем на действие противодействием». Что касается проблемы похищения японских граждан, то с корейской стороной пока не удалось договориться о переговорах на высшем уровне, поэтому пока Абэ не планирует посетить КНДР.

Комментируя проблему сдерживания дефляции — одну из важнейших задач администрации Абэ — премьер заявил, что властям удалось за короткий период создать ситуацию, при которой не наблюдается дефляции. При этом премьер отметил, что пока нельзя говорить о полном уходе от нее.

Что касается вопроса о том, необходимо ли Банку Японии проводить дополнительную кредитно-денежную либерализацию, то Абэ заявил, что правительство и Банк Японии приложат все усилия к этому, однако она будет проходить в рамках программы «трех стрел». Премьер обещал уделить особое внимание реформам для повышения производительности, благодаря которым ВВП Японии сможет достигнуть 600 триллионов йен.