Лайонел Барбер, Кацуёси Киндо: Япония будет председательствовать в ходе саммита G7 в Исэсима. Какое послание Токио направит миру?

Синдзо Абэ: Саммит G7 — это место, где собираются чемпионы по свободе, демократии, соблюдению прав человека, власти закона и общечеловеческим ценностям. Я хотел бы откровенно обсудить такие проблемы, как мировая экономика, которая становится все более непрозрачной, терроризм, ситуация в КНДР, ближневосточная проблема, экстремизм, обеспечение безопасности, дипломатия, климатические изменения и бедность. Также я хотел бы поговорить о борьбе с дискриминацией женщин, высококачественной инфраструктуре и здравоохранении. Необходимо обсудить эти проблемы и выработать правильное направление, в котором должен двигаться мир. Важно повести мир за собой.

— Собираетесь ли вы посетить Москву? Пришло ли время привлечь президента Путина?

— Для того, чтобы решить такие проблемы мирового сообщества, как конфронтация между Ираном и Саудовской Аравией, война в Сирии, «Исламское государство» и многие другие, необходимо конструктивное сотрудничество с Россией. После окончания Второй мировой войны прошло 70 лет, однако Россия и Япония до сих пор не подписали мирный договор. Мне бы хотелось урегулировать территориальную проблему и развивать переговоры по подписанию мирного договора. Также я хотел бы обсудить свой визит в Россию и приезд президента Путина в Японию в наиболее подходящее время.

— Есть мнение, что порядок в Тихом океане будут контролировать США и Китай.

— Контроль региона в формате G2 — это очень старый подход: это напоминает то, как когда-то Франция и Великобритания контролировали Африку и Ближний Восток.

— Китай построил в Южно-Китайском море искусственные острова. Там начали появляться строения. Станет ли это угрозой безопасности Южно-Китайского моря?

— Меня беспокоит не только одностороннее изменение статус-кво в Южно-Китайском море, но и то, что Китай ведет разработку природных ресурсов в Восточно-Китайском море в одностороннем порядке. Нельзя позволять бросать вызовы мировому порядку. Необходимо заявить об этом всем мировым сообществом. Китай говорит о том, что он не будет строить военные базы на островах. Слова необходимо подтверждать действиями.


— Может ли произойти обвал китайской экономики? Беспокоит ли вас девальвация китайской валюты?

— Китайская экономика оказывает огромное влияние на различные страны. Китайские акции и валюта не отличаются стабильностью, однако в целом китайская экономика развивается уверенными темпами. Китай старается влиться в международную экономику за счет вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО). Важно, чтобы Китай действовал в соответствии с международными экономическими правилами.

— То есть вы относитесь к китайской экономике с оптимизмом?

— Разговоры о кризисе китайской экономики велись неоднократно, однако Китаю удалось преодолеть эти кризисы. КНР прилагает усилия к тому, чтобы повысить прозрачность экономики. Я надеюсь, что Пекин продолжит действовать в том же духе. Надеюсь, что он не будет относиться к моим ожиданиям негативно.

— Ядерные испытания КНДР шокировали мир. Чему вы отдаете предпочтение: давлению при помощи усиления санкций или же диалогу, основанному на дипломатических усилиях?

— Ядерные испытания КНДР противоречат резолюции Совета Безопасности ООН. КНДР должна понять, что у нее нет будущего. В новую резолюцию необходимо включить действенные меры. Япония ужесточит санкции. Это — наш ответ на ядерные испытания. Мы отвечаем на действие противодействием.

— Введение более жестких санкций может негативно отразиться на проблеме похищения КНДР граждан Японии. Намерены ли вы посетить КНДР, чтобы урегулировать эту проблему?

— Мы готовы действовать гибко, чтобы решить проблему похищения граждан Японии. При этом мы только приоткрыли тяжелую дверь переговоров с КНДР. Мы пока еще не договорились о моем визите в КНДР и встрече с ее главой. Таких планов пока вообще нет.

— В конце прошлого года Япония и РК достигли соглашения по проблеме сексуального насилия в годы Второй мировой войны. Предоставите ли вы корейскому правительственному фонду один миллиард йен, даже если Южная Корея не уберет мемориал маленькой девочке у посольства Японии в Сеуле?

— Проблема сексуального насилия была занозой в японо-корейских отношениях. Хорошо, что нам с президентом Пак Кын Хе удалось окончательно и бесповоротно урегулировать ее в 50-ю годовщину восстановления дипломатических отношений между нашими странами. Теперь важно, чтобы обе страны ответственно соблюдали достигнутые договоренности. Япония и Республика Корея должны действовать соответствующим образом, поскольку наши страны находятся на пороге нового периода в отношениях.

— Когда удастся уйти от дефляции? Сможете ли вы выполнить эту задачу к 2018 году, когда будет избран новый глава ЛДПЯ (Либерально-демократической партии Японии)?

— Нет ни одной развитой страны, которая бы смогла полностью уйти от дефляции, длившейся около 20 лет. Мы первыми пытаемся сделать это. Властям удалось за короткий период создать ситуацию, при которой дефляции пока не наблюдается. У японцев появляется уверенность в том, что страна сможет вновь развиваться. При этом пока нельзя говорить о полном уходе от дефляции. Мы продолжаем проводить реформы, снижая до 20% налоги для юридических лиц.

— Как вы считаете, нужно ли Банку Японии проводить дополнительную кредитно-денежную либерализацию в условиях, при которых перспективы роста туманны?

— Глава Банка Японии Харухико Курода (Haruhiko Kuroda) готов пойти на любые меры для того, чтобы избавиться от дефляции. Правительство и Банк Японии будут прилагать все усилия к этому.

— Выполнит ли Япония свои обязательства, даже если корейский парламент не поддержит соглашение по проблеме сексуального насилия?

— И я, и президент РК будем выполнять свои обещания. Мы находимся в доверительных отношениях с президентом Пак Кын Хе. Важно уважать друг друга и выполнять свои обещания.