За новейшую историю Украины произошло много смертей, которые не имели своего логического расследования и соответствующих приговоров для конкретных виновников. Погибали в автокатастрофах, вылетали из окон, несколько раз стреляли из пистолета себе в голову, а женщины даже стрелялись из ружья. Абсолютно нелогичные действия тех, кто имел большие амбиции и вопрос о виновниках в смертях которых никем до сих пор не ставится. Все эти трагедии объединяет две составляющих — политическая и бизнесовая. Например, министр Юрий Кравченко был непосредственно причастен к убийствам людей, но и сам, безусловно, был исполнителем «высшей» воли. Семенюк-Самсоненко и Чечетова (недавних жертв вроде суицида) объединяла тема причастности к Фонду госимущества. А вот Вадим Гетьман, Георгий Кирпа и Евгений Кушнарев — каждый из них в свое время представлял собой не только состоятельных людей, но и достаточно харизматичных персон. То есть они были лидерами, а значит реальными конкурентами для конкретных людей и опасностью для целых кланов.

Девять лет назад на охоте был застрелен бывший мэр Харькова и экс-руководитель Администрации Президента Кучмы Евгений Кушнарев. Несмотря на ряд одиозных поступков (в частности, участие в так называемом Северодонецком съезде в 2004 году) Кушнарева считали реальной политической фигурой, склонной к самостоятельной игре. Более того, он считался фактически вторым человеком в Партии регионов. Этим он пугал не столько «помаранчевую» команду, сколько коллег по партии, ведь главным фаворитом ПР на то время считался Виктор Янукович. Это дало повод многим говорить о возможной причастности донецкого клана к смерти Кушнарева. Более того, учитывая, что еще с 1990-х годов Россия не оставляла Украину вне своего внимания и имела очень тесные отношения с украинской верхушкой. Эксперты доказывают, что многие убийства на Украине происходили не без помощи российских служб. В этом плане, несмотря на достаточно лояльное отношение Кушнарева к пророссийскому вектору, можно предположить, что для России он был не свой, потому что был способен на самостоятельную игру в отличие от полностью зависимых и с огромным шлейфом компромата «донецких». Хотя существует и противоположное мнение, что этот политик был исключительно проектом Кремля и Москвы.

В декабре того же года прокуратура Харьковской области выдвинула обвинение Дмитрию Завальному, которого обвинили в убийстве по неосторожности. В свою очередь, Завальный был помощником депутата ВРУ Дмитрия Шенцева от Партии регионов. Следствие пришло к выводу, что трагедия была несчастным случаем. Сам Завальный впоследствии был амнистирован, а вещественные доказательства по решению суда были уничтожены. Кстати, имущество и земля Кушнарева стали собственностью упомянутого Шенцева.

Адвокат семьи Кушнарева отмечала: «В материалах дела просто нет такой версии следствия, что в убийстве принимал участие не один человек, а был целый круг лиц. Не была принята во внимание и версия о преднамеренном убийстве. Почему из расследования была исключена возможность роли Завального как исполнителя чьей-то воли, я не понимаю».

Следует вспомнить, что еще в советские времена практиковалась ликвидация конкурентов посредством аварий на дорогах и якобы несчастных случаев на охоте. Показательным является то, что Кушнарев был представителем харьковского клана и имел давний политический опыт. После его гибели первую скрипку в Партии регионов окончательно стал играть донецкий клан, так же как после убийства Евгения Щербаня примой Донецка стал Ринат Ахметов.

Комментарии

«После этой трагедии Харьков превратился в политические задворки»

Денис Казанский
, блогер:


— Я считаю, что после гибели Кушнарева были изменены акценты в том плане, что Харьков утратил свое политическое значение и политический вес. Кушнарев был во главе очень серьезного и влиятельного клана. Он был одним из тех, кто стоял у истоков Партии регионов. После этой трагедии Харьков превратился в политические задворки. На первый план вышел Донецк, который выдвинул свою команду. Появились так называемые донецкие. Добкин и Кернес были людьми исключительно регионального значения и влияния на процессы, происходившие на Украине, не имели. Выгодна эта смерть была «донецким», которые таким образом избавились от человека, конкурировавшего с ними за власть и имевшего авторитет на юго-востоке Украины.

«Украина все равно бы осталась в орбите РФ, ведь Кушнарев — это был российский проект»

Виктор Небоженко
, политолог:


— Теоретически выгодополучателями убийства Кушнарева были «донецкие». Изначально проект Москвы был следующим — была создана низовая политическая организация, которая называлась «Единая Украина», или, как ее еще называли, «За ЕДУ». Тогда я писал в Администрацию Президента и встречался с советниками Президента, которым говорил, что нельзя допускать на Украине такой политический проект, который ставил бы под сомнение единство Украины. Ответ был следующим, мол, ничего страшного в этом нет. Идея была таковой, что сердцевиной организации должны были быть «харьковские» во главе с Кушнаревым, а деньги и электорат будут сгонять «донецкие». Но через полгода «донецкие» поняли, что это их не устраивает. Кушнарев, как лидер «харьковских», «донецких» и на то время «днепропетровских», уже не устраивал никого. И в один прекрасный день, несмотря на тесные связи с Москвой, Кушнарев погибает. После этого на арену вышли уже не «харьковские» и не «днепропетровские», а «донецкие» с политическим проектом Партии регионов.

Если бы Кушнарев был жив, то события все равно развивались бы в том же русле, но более мягко. Он мог стать серьезным альтернативным кандидатом в президенты, на то время конкурентом Ющенко. То есть он мог его победить. Но Украина все равно бы осталась в орбите РФ, ведь Кушнарев — это был российский проект. Просто «донецкие» тогда расправились с ортодоксальным чекистом Путиным и его проектом. Россия же хотела сделать Кушнарева надолго президентом нашей страны.

«Для Януковича Кушнарев представлял существенную конкуренцию»

Алексей Данилов
, экс-мэр Луганска:


— После гибели Евгения Кушнарева к власти в Харькове пришел другой клан. В убийствах как Евгения Щербаня, так и Евгения Кушнарева (а я знал очень хорошо и первого, и второго) были заинтересованы непосредственно лица, находившиеся не только в Харькове, но и в Киеве, то есть люди, находившиеся у руководства. И в первом случае, и во втором. Кушнарев был неординарной личностью и довольно интересным человеком. Кто бы что о нем ни говорил, его позиция в абсолютном большинстве была не антиукраинской. То, что он в 2004-м году выступал в команде Януковича, еще не значило, что он был не украинским политиком. И таких у Януковича было очень мало. Для самого Януковича Кушнарев представлял существенную конкуренцию. Если бы стоял вопрос, на кого делать ставку, то не факт, что та же Россия не поставила бы на более умного и уравновешенного политика, каким был Кушнарев. И не известно, как бы сейчас разворачивались события. Если касаться вопроса убийства Ахатя Брагина, убийства Евгения Щербаня, то все эти события были совершены после согласования с теми ребятами, которые сейчас заправляют в Кремле. Эта система никогда не отходила на второй план. Было временное «свободолюбие» во времена Ельцина, но оно было непродолжительным.

«Причины гибели были не политические, а бизнесовые»

Александр Кирш, экономист, публицист, Харьков:

— Доказательств того, что произошло с Кушнаревым, на сегодняшний день фактически нет, потому что их уничтожили. На мой взгляд, причиной смерти Кушнарева было его имущество. Многие бизнесмены, находящиеся при власти, оформляют свои активы на других людей. Реальное владение предприятиями Кушнарева было оформлено на других людей, и эти люди пожелали быть уже не формальными владельцами, а фактическими. Что, собственно, и произошло после того, как его убили. По неподтвержденным слухам, дочь Кушнарева после его смерти говорила: «Не могу понять, где деньги?» Первой реакция Януковича на эту трагедию была таковой, что он сказал: «Они убили его!» Это говорит о том, что в данном случае причины гибели были не политические, а бизнесовые. Считаю, что в том, что активы скрывались, были попытки выйти из-под налогообложения. Но, опять же, доказать это невозможно. Что касается политической составляющей, то в политике все борются друг с другом, особенно союзники, ведь воюют за один электорат. Но считаю, что здесь политика имела второстепенную роль или вообще не играла роли. В политическом смысле Кушнарев не так мешал другим, чтобы за это его убивать.