Пока международное сообщество договаривается об эвакуации почти умирающих от голода жителей осажденного сирийского города Мадая, российские вооруженные силы продолжают авиационную операцию в областях на севере и северо-западе страны. Наиболее очевидным результатом российской интервенции остается прежде всего обострение гуманитарного кризиса в Сирии, пишет в комментарии для Lidovky.cz политолог Ян Шир.

Во время авиаудара по школе на западе от Алеппо российская авиация убила восемь детей и их учителя. Насчитываются десятки раненых. За несколько дней до этого, по имеющимся данным, было убито не менее 43 мирных жителей в ходе трех налетов российской авиации, которая наносила удары по целям в провинции Идлиб.

Информация о растущем числе погибших мирных жителей поступает постоянно вместе с сообщениями международных правозащитных организаций, которые ведут мониторинг ситуации и оценивают промежуточные результаты последней российской военной кампании.

«Лучшие учения трудно представить»


Незадолго до Рождества организация Human Rights Watch обнародовала подробный доклад о российских действиях в Сирии. Основной его темой стала проблема «чрезмерного применения кассетных боеприпасов».
Кассетные бомбы — особенный тип оружия: при взрывании происходит выброс большого количества малых (как правило, неуправляемых) бомб или суб-боеприпасов.

Российская Федерация — так же, как и Сирия Асада, российский союзник в нынешней войне и крупный покупатель этих систем вооружения — не является подписантом Конвенции от 2008 года о запрете кассетных боеприпасов. Однако Россия — подписант Женевской конвенции от 1949 года и дополнительных протоколов к ней от 1977 года. Так что использование неизбирательного оружия в густонаселенных областях противоречит номам международного гуманитарного права, которому Российская Федерация как сторона вооруженного конфликта должна подчиняться.


Организация Amnesty International призвала российские власти к независимому и непредвзятому расследованию случаев «нарушения международного гуманитарного права» (то есть военных преступлений) и «к привлечению виновных к уголовной ответственности».

«В полном соответствии с международным правом»

Доклад Amnesty International, опубликованный 23 декабря, повествует о ходе российской авиационной операции в Сирии в первые два месяца с момента официального вступления Москвы в войну.

На 30 страницах текста доказываются серьезные нарушения военнослужащими российских вооруженных сил действующих принципов и правовых норм в вооруженных конфликтах. Сюда относятся, в частности, удары по мирному населению, неизбирательные удары и несоразмерное использование силы.

В докладе подробно анализируется шесть авиаударов, нанесенных в сентябре и октябре, которые, по полученным данным, повлекли за собой смерть как минимум двух сотен мирных жителей, а также нанесли огромный ущерб гражданской инфраструктуре.

В отдельных главах говорится о случаях авиаударов по населенным кварталам, по медицинским учреждениям и об использовании запрещенных методов и средств ведения боя.

Гуманитарный кризис как часть гибридной войны


Анализ уже нанесенных ударов показывает, что российская интервенция в Сирии имеет мало общего с заявленной борьбой с терроризмом.

Авиаудары наносятся прежде всего не по позициям, базам или лагерям боевиков из так называемого Исламского государства, с которыми Кремль связывают некоторые деликатные моменты (посредничество и сокрытие торговли нефтью).
Напротив, они наносятся прежде всего по территориям, контролируемым группами, находящимися в оппозиции к режиму Асада, зачастую неджихадистского толка. Часть ударов даже систематически наносится по местам проживания меньшинств. Это касается в основном этнических туркмен на северо-западе страны.

Наиболее очевидным результатом российской интервенции остается обострение гуманитарного кризиса в Сирии. Бомбардировки населенных кварталов, полное уничтожение инфраструктуры, постоянный страх, потеря надежды на спокойную и достойную жизнь — все это заставляет людей сниматься с места и вливаться в мощные миграционные потоки, которые сегодня направляются, в первую очередь, в Турцию и далее в Европу.

Для целевых стран нынешняя волна беженцев — это огромный вызов, связанный с социально-экономическими проблемами и повышенной нестабильностью, а также с рисками для безопасности.

Таким образом, создается благоприятная среда для разного рода антисистемных, антиевропейских, популистских и, как правило, крайне правых партий и движений, финансируемых и координируемых Кремлем, которые приобретают популярность по всему континенту: от Франции до Греции, не исключая и Чешскую Республику.

Цели путинской гибридной войны против Европы остаются теми же: заставить общественность сомневаться, пошатнуть веру в демократические институты, ограничить возможности национальных правительств, дискредитировать идеи европейской интеграции, сломить единство стран ЕС и НАТО и, в конечном счете, ослабить способность евроатлантического сообщества противостоять обновленной угрозе российского агрессивного милитаризма и экспансионизма, а также попыткам изменить международное устройство.

Частью этого процесса является и распространение нетерпимости и антимиграционных настроений: сегодня именно на это направлена в первую очередь работа кремлевской дезинформационной машины.