Дэвид Кэмерон сталкивается с весьма щекотливой дилеммой, думая о том, как реагировать на финансируемое правительством расследование по делу о смерти бывшего российского агента Александра Литвиненко. Выводы расследования будут опубликованы на этой неделе.

Когда следователи из британских спецслужб поняли, что российского диссидента во время встречи в лондонском отеле с разведчиками из Москвы отравили редким радиоактивным изотопом полоний-210, который делают только на закрытых ядерных предприятиях России, подозрение сразу пало на Владимира Путина.

Российские агенты Дмитрий Ковтун и Андрей Луговой, названные главными подозреваемыми в этом деле, поддерживают тесные связи с Кремлем, и подозрение о их причастности к совершению преступления уже привело к росту напряженности в отношениях между Москвой и Лондоном. Если председатель следственной группы сэр Роберт Оуэн (Robert Owen) придет к выводу, что в смерти Литвиненко непосредственно виновно российское государство (а это весьма вероятно), тогда Кэмерон окажется под мощным прессом и будет вынужден ввести новые санкции против России, что еще больше усилит раскол.

Вдова бывшего шпиона Марина Литвиненко (по ее словам, муж работал внештатным консультантом в британской разведывательной службе МИ-6) обязательно будет среди тех, кто станет требовать ужесточения санкций, когда будет обнародовано заключение сэра Робертса. Почти десять лет она храбро боролась за раскрытие правды о смерти ее мужа. Недавно она сказала The Daily Telegraph о том, что Британия должна принять карательные меры против тех, кто несет ответственность за его убийство.

«Этих людей (причастных к убийству) надо определенно подвергнуть санкциям, — сказала она. — Они по-прежнему здравствуют. Они по-прежнему ездят по миру. Я думаю, необходима серьезная дискуссия о том, какие должны быть санкции и против кого».


Ее требования могут вызвать большое сочувствие среди политиков всех направлений, однако свои выводы следствие сэра Робертса обнародует в самое неподходящее для Кэмерона время, поскольку он сегодня пытается активизировать дипломатические усилия по прекращению войны в Сирии.

На следующей неделе ведущие мировые державы, включая Россию, вновь проведут в Вене переговоры в попытке положить конец конфликту, унесшему жизни 300 тысяч человек и вызвавшему такой мощный кризис беженцев в Европе, какого там не было со времен после окончания Второй мировой войны.

Роль России в урегулировании кризиса считается крайне важной. Не в последнюю очередь это связано с тем, что начав недавно военное вмешательство в этот конфликт, Москва сегодня может оказывать прямое давление на некоторых его участников, в частности, на сирийского президента Башара аль-Асада. Хотя Кремль настаивает, что крупный воинский контингент был развернут в Сирии для борьбы против «Исламского государства» (ИГИЛ), в действительности русские, побуждаемые Ираном, боялись, что режим Асада, являющийся давним союзником Москвы, вот-вот падет.

Вместе с тем, возникли предположения, что русские готовы рассмотреть вопрос об уходе Асада при условии сохранения Москвой стратегических отношений с Сирией. Поэтому западные лидеры, отчаянно стремящиеся положить конец сирийскому кровопролитию, главным приоритетом сегодня считают улучшение отношений с Москвой, а не создание каких-то противоречий, могущих поставить под угрозу непростые дипломатические переговоры по Сирии.

Как говорят, по этой причине британское внешнеполитическое ведомство крайне обеспокоено возможными последствиями выводов сэра Робертса, ведь полная версия его отчета уже передана премьер-министру на Даунинг-стрит 10 для ознакомления. Но хотя британские дипломаты полагают, что их главным приоритетом должно стать прекращение сирийской войны, это вовсе не означает, что Владимиру Путину следует простить его причастность к убийству Литвиненко.

Одно из наиболее неприятных качеств российского президента заключается в том, что сталкиваясь с неопровержимыми доказательствами российских противозаконных действий, он прибегает к бессовестной лжи. Несмотря на наличие четких свидетельств об обратном, он лгал, заявляя, что в Крыму нет российских войск, когда Москва организовала незаконную аннексию полуострова. И он продолжает лгать, заявляя, что Россия совершенно не причастна к уничтожению самолета Малайзийских авиалиний МН17, хотя все улики указывают на то, что он был сбит зенитной ракетой «Бук» российского производства.

Поэтому не будет большой неожиданностью, если Путин со своими дружками просто отмахнется от выводов сэра Робертса, назвав их антироссийской пропагандой, какое бы усердие этот выдающийся бывший судья ни проявил при подготовке своего заключения. Если это случится, у Кэмерона не останется иного выбора, кроме принятия новых карательных мер против России — вне зависимости от того, навредит это или нет переговорам по Сирии.


Все дело в том, что в нашем мире, который день ото дня становится все более нестабильным, крайне важно придерживаться принципов международного права и справедливости. Оптимальный способ не допустить новые акты агрессии — сделать так, чтобы виновные в совершении самых страшных преступлений были привлечены к ответственности за свои действия.

Новые факты из расследования по делу Литвиненко

Подозреваемые Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун предположительно дважды пытались убить Александра Литвиненко. Получив за две недели до фатального отравления первую дозу, Литвиненко почувствовал недомогание, однако решил, что у него просто пищевое отравление.

Данное дело — единственный в мире зарегистрированный случай целенаправленного отравления полонием.

1 ноября Литвиненко пил только отравленный чай с дозой полония, которым его угостили подозреваемые, так как все прочее «в таком дорогом отеле» было ему не по карману.

Подозреваемые Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун не подозревали, насколько радиоактивен яд, который оставлял после себя в Лондоне следы подобно «хлебным крошкам, разбросанным Гензелем и Гретель». Уровень заражения в гостиничном номере Лугового «просто зашкаливал».

Российский спецназ использовал изображение Литвиненко на практических занятиях по стрельбе.

В 2010 году, спустя четыре года после убийства, Луговой отправил другу Литвиненко Борису Березовскому майку с надписями «Полоний-210 — продолжение следует» и «Ядерная смерть стучит в вашу дверь».

На смертном одре Литвиненко наказал своему 12-летнему сыну Анатолию заботиться о матери и «защищать Британию до последней капли крови, потому что она спасла их семью».