Не успела Германия опомниться от событий в Кельне, где в новогоднюю ночь несколько сотен женщин подверглись сексуальным домогательствам со стороны беженцев, как страну ошеломил новый случай. На этот раз в эпицентре событий оказалась несовершеннолетняя девочка из семьи немцев-переселенцев, проживающих в Берлине.

Утром 11 января по дороге в школу Лизу Ф. якобы похитила группа мигрантов. В течение 30 часов они удерживали подростка в заточении, избивали и насиловали, а потом оставили на улице. Примечательно то, что в обоих случаях об инциденте стало известно только несколько дней спустя и вовсе не из полицейских сводок. Что же это было — очередная попытка замалчивания произошедшего в угоду политической толерантности или провокация, на которую купились ряд немецких и российских СМИ, а также многие сотни русскоязычных в Берлине?

Внимание, розыск!

Объявление о пропаже 13-летней Лизы Ф. появилось в интернете 11 января. Под фотографией девочки размещалась информация об исчезновении, а также ее приметы. Как станет известно позже, в прессу семья потерпевшей не стала обращаться, опасаясь, что это навредит ребенку и что после этого у нее могут возникнуть проблемы с органами опеки. Однако к выходным родственники все же пошли на контакт со СМИ и дали интервью крупному российскому телеканалу. Роль рассказчика взяла на себя тетя Лизы, ссылаясь на то, что родители школьницы находятся в состоянии глубокого шока. Марина рассказала, что в 6:42 девочка села в автобус № 398, который довез ее до станции Mahlsdorf. Там она должна была пересесть на электричку S-Bahn, но не успела. Некий «иностранец, похожий на уроженца Ближнего Востока», который «едва говорил по-немецки», воспользовался доверчивостью ребенка и заманил его в машину, пообещав, что довезет до школы. Уже очутившись в салоне автомобиля, Лиза поняла, что там находятся посторонние. А дальше, со слов тети, школьница оказалась в квартире, где трое мужчин удерживали ее на протяжении 30 часов, избивали и насиловали, после чего «выбросили на улицу». Кроме того, по поводу случившегося открыто высказалась двоюродная сестра Лизы. На митинге НДПГ (Национал-демократическая партия Германии — NPD), который прошел 16 января в берлинском районе Marzahn, она подтвердила информацию, рассказанную ранее тетей девочки, а также сообщила об участии в этом деле берлинской полиции. Точнее, о ее неучастии. По словам кузины, во время допроса, который длился в течение трех часов без присутствия родителей потерпевшей, стражи порядка осмеяли Лизу и усомнились в ее честности, якобы заставив оговорить себя. В итоге подростку не оставалось ничего, кроме как под давлением согласиться с их доводами.

«Если полиция не может нас защитить, то кто тогда сможет это сделать?!» — срываясь на слезы, вопросила молодая женщина. Не менее эмоционально в интервью корреспонденту центрального российского телеканала высказался и дядя Лизы Тимофей. «Полиция покрывает их (подозреваемых. — прим. ред.), полиция вчера надавила на ребенка и заставляли ее говорить, что она сама этого хотела, что она совратила этих бедных мужчин. Твари», — говорит дядя Лизы.

После того, как инцидент был предан огласке, русскоязычная диаспора в Берлине взволновалась. Люди опасаются за своих детей и призывают всех неравнодушных выйти на митинги, чтобы добиться наказания для виновных. Многие из активистов знают Лизу и ее семью лично.

Кому верить?


Несмотря на большой общественный резонанс, вызванный произошедшим с Лизой, буквально на следующий день после распространения этой информации появились сомнения в ее достоверности. И в первую очередь тут следует сослаться на берлинскую полицию, которая недвусмысленно заявила о том, что девочка не была жертвой ни похищения, ни изнасилования. Сначала это заявление появилось в прессе, затем на официальном сайте ведомства, а позже и на странице берлинской полиции в Фейсбуке.

«Да, это действительно так — девочка была заявлена как пропавшая, но вскоре нашлась. Нам известно, что в связи с этим обстоятельством в социальных сетях ведутся дискуссии. Но факты таковы: как установило наше полицейское ведомство (Landeskriminalamt), не было ни похищения, ни изнасилования», — говорится на странице полиции в Фейсбуке. На критические комментарии скептиков полиция ответила, что не намерена оставлять обвинения в свой адрес без ответа и пригрозила преследованием за клевету. А в ответ на упреки в отсутствии фактических доказательств стражи порядка пояснили, что более подробные детали не разглашаются в интересах ребенка и его семьи. Что же касается репортажа, вышедшего в эфире российского телеканала, то один из немецких адвокатов уже обратился в прокуратуру с целью проверить его на предмет разжигания межнациональной розни.

Никакой более подробной информации на момент сдачи номера полиция Берлина не распространяла — что, конечно, подливает масла в огонь. Из-за отсутствия такой информации слухи множатся, раздуваются.

Единственное, что нашей редакции подтвердили сотрудники берлинской полиции сверх того, что заявлено на их сайте, — это то, что заявление о пропаже ребенка действительно было подано в понедельник, 11 января. Также полиция дала понять, что, конечно же, было проведено медицинское обследование и его результаты подшиты в дело. На другие комментарии рассчитывать пока не приходится. Не идут на контакт и родственники Лизы: кузина по телефону сообщила, что семья приняла решение пока не давать никаких пояснений. Хотя еще пару дней назад на митинге NPD девушка сама призывала не замалчивать эту историю. На страницах девочки-подростка в соцсетях также нет никакой информации. Многочисленные попытки получить пояснения в школе, где учится Лиза, тоже оказались безуспешными — там постоянно ссылаются то на занятость, то на отсутствие директора на месте.

Между тем, вопросов к полиции по этому делу накопилось уже много. При каких обстоятельствах Лиза пропала? При каких обстоятельствах она нашлась? Какую роль в спасении ребенка играет добровольная пожарная дружина, которая первой разместила на своей странице объявление о ее пропаже? Действительно ли допрос в полицейском участке длился 3 часа без присутствия родителей, социальных работников и психологов? Было ли возбуждено уголовное дело и по какой статье? Почему семья пострадавшей опасается проблем, которые могут возникнуть с социальными органами, и почему отказывается помочь журналистам разоблачить полицейских, если они действительно лукавят? И наконец, кто в итоге говорит неправду — родственники девочки или стражи порядка? А главное — для чего?

Достоверно пока известно только то, что девочка внезапно пропала и отсутствовала в течение 30 часов. А также то, что расследование по этому факту продолжается — в начале недели в берлинской полиции опровергли информацию о том, что дело закрыто.

Русскоязычная диаспора Берлина настроена решительно

В понедельник вечером в берлинском районе Marzahn состоялся спонтанный митинг. Его организовали друзья семьи Ф., обратившиеся с призывом через социальные сети в интернете и традиционным способом — обзванивая знакомых.

На призыв активистов дать отпор чужеземцам-насильникам откликнулись около 300 человек, в большинстве — русскоязычные. Было довольно много прессы. А вот как таковой повестки встречи и модератора не было, как не оказалось на месте и представителей пострадавшей. С импровизированной трибуны мог высказаться каждый. Однако собравшиеся предпочли выступления, что называется, в толпе. Кутаясь от мороза, люди в который раз обсуждали историю девочки Лизы и охотно давали комментарии журналистам. Версию полицейских о том, что не было ни похищения, ни изнасилования, наши соотечественники даже не хотят слышать. И строят все новые догадки о том, что произошло на самом деле и как им на это реагировать.

«Даже если представить совершенно фантастическую картину, что Лиза добровольно села в машину и по собственному желанию допустила интимный контакт с этими мужчинами, она несовершеннолетняя, она, по сути, ребенок! К тому же на ее лице были явно видны следы побоев, а это уже основание для уголовного дела!» — говорит Юрий. И поясняет, что фотографию с побоями видел в интернете, но вскоре после этого снимок был удален.

Тут же к беседе подключается его знакомый — Владимир. Он много раз видел Лизу, потому что она ходила на танцы вместе с его внуком.

«Это дело сфабриковано в угоду политической толерантности! Если полиция в правовом государстве не может нас защитить, то мы будем сами оборонять своих жен, дочерей и сестер! Будем организовывать добровольные дружины, вести слежку, если понадобится, создадим телефон «горячей линии». Это не угроза, но предупреждение. Немецкое правительство вынуждает нас пойти на такие меры!» — считает Владимир.

Люди уверены, что на семью Ф. оказывается давление «сверху» и именно это заставляет родственников девочки молчать, а вовсе не то, что за историей о ее похищении и изнасиловании стоит что-то другое.

Между тем, некоторые СМИ не исключают, что этот инцидент при всей его правдоподобности может оказаться лишь провокацией со стороны правоэкстремистских и неонацистских активистов, чтобы привлечь в свои ряды как можно больше сторонников в борьбе против возрастающего количества иммигрантов в стране.

Одна из крупных городских газет вышла во вторник, отдав всю первую страницу болезненному вопросу: «Почему люди доверяют путинской прессе больше, чем немецкой полиции?»

В любом случае русскоязычная диаспора Берлина настроена решительно. Прошедший в понедельник спонтанный митинг в Марцане, говорят, был только репетицией. На 23 января запланирована демонстрация перед зданием ведомства канцлера.

В этом расследовании мы сознательно оставили за пределами газетной полосы все слухи, домыслы, пропагандистские трюки и политические ходы, горой поднявшиеся над трагедией 13-летней школьницы. Сенсация схлынет, а бедной Лизе жить в этом городе дальше, учиться, работать, выходить замуж, рожать детишек.

Не важно, запуталась ли она в собственных фантазиях, или попала в переделку, из которой выбиралась, как умела; оказалась ли жертвой чьих-то жестоких манипуляций, или случайной пешкой в политической игре, но ей уже досталось в этой жизни не по-детски. И мы, искренне сочувствуя школьнице, не станем строить догадки и излагать свои версии. Скорее всего, к моменту прихода газеты к читателю, история прояснится и факты выберутся наружу из пелены недомолвок и фантастических слухов.

Сюжетный ряд

В минувший вторник в прокуратуру Германии поступила жалоба от немецкого адвоката Мартина Лютле (Martin Luithle). В соответствии с жалобой, прокуратура изучит законность показанного Первым каналом России сюжета о Лизе Ф., а также проверит законность действий автора данного сюжета — журналиста Ивана Благого. Именно с этого сюжета началась пиар-кампания в российских СМИ с обвинениями немецкой полиции в покрывательстве преступлений иммигрантов и требований защитить наших соотечественников от произвола немецкой юстиции.

Адвокат усмотрел в данном сюжете нарушение немецкого законодательства, в особенности в части разжигания межнациональной розни. Как считает Лютле, в данном случае прокуратура может вести расследование против журналиста, так как он постоянно проживает в Германии, а этот сюжет, хотя и вышел на иностранном телевидении, тем не менее может быть просмотрен 6-миллионной русскоязычной аудиторией Германии.