Постарайтесь не сильно удивляться и быть готовыми к переменам. Если в целом курды выиграют от событий, происходящих в последние годы на Ближнем Востоке, то самыми удачливым среди них оказываются иракские курды, или, выражаясь яснее, население Курдской автономии Ирака. Сразу же после падения власти Саддама Хусейна и заявлений ее лидера Масуда Барзани о мечте курдов иметь свою родину и естественной необходимости других стран знать об этом факте стало очевидным, что Курдская автономия поджидает удобного случая для реализации этой цели. Принимая во внимание слабую власть Багдада, кризисную ситуацию во многих частях Ближнего Востока и глубокие противоречия между отдельными странами, создается впечатление, что сейчас для Курдской автономии представился удобный случай и за счет официального объявления Эрбилем о создании своего национального государства уже скоро осуществится давняя мечта курдов. С точки зрения некоторых наблюдателей, иракский Курдистан может начать свое независимое существование в самое ближайшее время.

Еще совсем недавно отказ Запада поддерживать создание суверенного курдского государства мотивировался соблюдением интересов Турции и некоторых других арабских стран. Однако теперь действия Турции свидетельствуют о том, что эта страна уже не считает своей «красной чертой» объявление независимости иракского Курдистана. Более того, заместитель премьер-министра этой страны счел возможным заявить, что данное событие является внутренним делом самого Ирака.

Значимость такой перемены состоит в том, что все правительства, начиная с кабинета Мустафы Бюлента Эджевита и заканчивая кабинетом Реджепа Тайипа Эрдогана, неоднократно заявляли о том, что объявление Курдской автономией своей независимости будет основанием для начала Турцией военных действий. За последние несколько лет тесные связи Анкары и Эрбиля в плане экономики, политики, безопасности и военной сферы, представляли собой не столько отношения Турции с частью федерации, сколько с суверенным государством. Покупка Анкарой нефти у властей Эрбиля, несмотря на запрет со стороны Багдада, предоставление турецкими властями при сотрудничестве с Курдской автономией убежища беглому иракскому политику Тарику Аль-Хашими, ввод турецких вооруженных сил на территорию, контролируемую Эрбилем, под предлогом обучения курдов ведению военных действий против ИГИЛ — все это демонстрирует изменение традиционного отношения турков к курдам северного Ирака.

Объявление независимости Курдистана отчасти проливает свет на появление «Исламского государства» и его поддержку со стороны Запада, Турции и Саудовской Аравии. Фактически, причиной изменения национальных и стратегических принципов Анкары и Эр-Рияда стало геополитическое соперничество между Ираном, Турцией и Саудовской Аравией. Преследуя цель ослабить Иран при помощи религии и в форме борьбы с «шиитским полумесяцем», то есть с Ираном, Ираком и Ливаном, власти Турции и Саудовской Аравии теперь не только не возражают против раздела Ирака, но и сами создают для этого все необходимые условия. По всей видимости, недавняя поездка Мустафы Барзани в Анкару и Эр-Рияд была необходима для проведения последних консультаций по поводу окончательного этапа подготовки к объявлению независимости Курдистана.

Вряд кто-то еще сомневается в том, что Турция и Саудовская Аравия сыграли ключевую роль в появление ИГИЛ, завоевании Эрбиля и дестабилизации ситуации в Ираке и Сирии. Очевидно, давняя злоба турков и арабов по отношению к иранцам и их желание продолжать геополитическое соперничество с Исламской Республикой привели к тому, что политики в Анкаре и Эр-Рияде решили забыть хотя бы на время о взаимных обидах в прошлом. Ради собственного господства в регионе Турция и Саудовская Аравия не только готовы пойти на раздел Ирака, но и сами создают для этого необходимые условия. Конечно, при этом следует учитывать и социально-политические реалии Ирака. Эта страна разделена не только географически, но и ментально. К настоящему времени иракцам так и не удалось духовно и интеллектуально выработать какую-либо единую самобытность и фактически они остаются разделенными на группы. Для шиитов, арабов-суннитов и курдов понятие Ирака не настолько сильно, чтобы объединять всех их в рамках господствующей самобытности, поэтому иракцы могут быть шиитами, курдами или суннитами.

Следует также учитывать, что основную роль в подготовке раздела Ирака играет Америка. После нее активно в этом направлении действуют Турция и Саудовская Аравия. Нынешние процессы, происходящие в Ираке, являются результатом точно спланированной политики Соединенных Штатов, а Эр-Рияду и Анкаре отводится роль стратегических союзников Вашингтона. Еще раз стоит подчеркнуть, что в объявлении независимости Иракского Курдистана и последующих за ним событиях, как-то появлении суннитского государства иракских туркменов, главную роль играют именно американцы.

Судя по новостным сообщениям, проект создания курдского государства перестал быть всего лишь вероятностью и вплотную приблизился к фазе своей реализации. Появление такого государства серьезно повлияет на геополитический баланс ближневосточного региона. Курды проживают не только в Ираке. Их общей стратегией можно считать взаимную интеграцию и получение под собственный контроль территорий своего традиционного проживания от всех стран, где имеются курдские сообщества, и данное обстоятельство превалирует над всеми имеющимися у них разногласиями. Позитивный для Ирана момент, заключающийся в том, что курды этнически являются не арабским и не тюркским, а иранским народом, отнюдь не может компенсировать всего ущерба от создания их суверенного государства. Значимость данного обстоятельства еще более возрастает, если принять во внимание трудности в отношениях Исламской Республики с внешним миром и, в частности, с Америкой. Не будем забывать, что именно в Иране еще в 1946 году появилось первое курдское государство под название Мехабадская республика и это стало ключевым событием в борьбе курдов за свою независимость. По всей видимости, Ирану не остается ничего другого, как быть готовым противостоять созданию курдского государства, сформулировав при этом свое отношение к данной проблеме. Пока ситуация такова, что Анкара, которая прежде больше всех выступала против объявления независимости Курдистана, в настоящий момент готова одной из первых признать его суверенитет. Несмотря на то, что на фоне существования в самой Турции курдской проблемы объявление иракскими курдами своей независимости в состоянии нанести Анкаре непоправимый урон, практицизм и формирование интересов исходя из существующих условий стали залогом того, что турки готовы принять на себя этот риск и выстраивать свою дальнейшую тактику на принципах дружбы и поддержки пока что существующей Курдской автономии, которая уже завтра может приобрести статус государства. Стоит обратить внимание и на то, что одной из причин нынешнего тяжелого положения курдов в самой Турции является сотрудничество Эрбиля с Анкарой, причем аналогичное сотрудничество наблюдается и в случае с сирийскими курдами. Одновременно с этим разыгрывание Россией карты с турецкими курдами само по себе должно серьезным образом беспокоить Турцию.

В конце концов, в плане курдского и религиозного векторов своей политики Анкара тоже испытывает определенные сомнения и сильную тревогу. Учитывая прошлое мировоззрение, связанное с распадом Османской империи, во внешней и внутренней политике турки всегда с особым волнением относились к созданию какой-либо республики. Анкара осознает, что, возможно, по разным причинам подобная региональная политика выйдет ей боком, однако все равно намерена помешать победе своего соперника в лице Ирана. При этом великим державам и их лидерам не следовало бы вести такую игру, в которой проиграют абсолютно все. Остается только мечтать о том, чтобы региональные государства путем взаимодействия и коллективного разума начали бы наконец вести выигрышную для всех политику, в которой каждое из них чувствовало себя победителем за счет собственной этнически-религиозной специфики.