Если и был шанс внутриполитическим путем решить сирийскую проблему, то сейчас это уже не представляется возможным. Что остается делать оппозиции? Договариваться с русскими! Ведь сегодня режим, точнее то, что от его осталось, не имеет никакого веса в переговорном процессе в результате того, что союзники под знаменем легитимности захватили все рычаги правления в стране.

Это не шутка недели! Когда Асад лично полетел в Москву для обсуждения стратегического взаимодействия между двумя странами-союзниками, стало понятно, что происходит. Ведь известно, что президент страны, если он легитимный, не летает в такого рода поездки без сопровождения министра иностранных дел, например, или премьер-министра страны. О том, что режиму пришел конец, говорят и те «договоренности», которые были достигнуты между Асадом и российским руководством. Сирия напоминает сейчас Болгарию или Чехословакию времен господства Советского Союза.

Почему министр иностранных дел России выступает против составленного в Эр-Рияде списка сирийской оппозиции? Неужели потому что там представлены те, кто обстреливал здание посольства России в Дамаске и сирийских граждан?

Является ли это весомым аргументом? А чем занимаются российские самолеты в Сирии? Точно не тем, что cбрасывают розы на Хомс, который лишился трети своих строений. А что делает со страной Башар Асад в последние пять лет? То есть терроризм — это как политический атрибут, кому-то можно использовать, а кому-то нельзя?

Допустим, есть оппозиция. Не та, которую предлагает Эр-Рияд — состоящая из курдов, арабов и ассирийцев. Она находится в контакте с министром внутренних дел режима Асада. США, заинтересованные в ней как в союзнике, оказывают всяческую поддержку, вооружая и посылая американских военных на базы, которые расположены внутри страны и находятся под ее контролем. Но эта оппозиция не нравится Турции, потому что в нее входит Рабочая партия Курдистана, она также неудобна для Катара.

Перед нами следующий расклад сил:

1. Режим, который потерял легитимность;

2. Оппозиция: одна ее часть, поддерживаемая силами извне, не имеет значимого главенства в стране, за исключением провинции Идлиб; другая часть оппозиции, поддерживаемая Асадом, Россией, Америкой, явно претендует на то, чтобы установить контроль на значительной части территории Сирии, граничащей с Турцией и Ираком.

Международное участие в сирийском процессе не сбалансировано. Россия — единственная, чье присутствие ощущается в регионе, несмотря на то, что другие страны продолжают участвовать в сирийском конфликте с воздуха. Что касается региональных сил, то, как бы они ни хотели, но пока не нашли своего места в это игре.

Так почему бы оппозиции не попробовать договориться с Россией, а не тратить время на переговоры с режимом, который ничего не решает.