Недавний обмен любезностями стал для многих неожиданностью. 17 декабря президент России Владимир Путин отпустил комплимент одному из кандидатов на праймериз в Республиканской партии США, нью-йоркскому миллиардеру Дональду Трампу. Российский лидер назвал того «ярким» и «талантливым» человеком, лидером предвыборной гонки. Хотя такая похвала могла навлечь на него гнев неоконсерваторов (они соревнуются друг с другом в ненависти к России и Ирану), Трамп принял ее с радостью: «Он правит своей страной. И он, по крайней мере, лидер. Не то, что мы имеем у себя в стране». Он также пообещал, что если станет президентом США, охотно проведет встречу с Владимиром Путиным. Взаимную симпатию двух этих властных людей подкрепляет и общее презрение к нынешнему хозяину Белого дома. Трамп искренне рад тому, что Путину «не нравится Обама, он не уважает его».

Обычно государственные интересы стоят выше личных предпочтений лидеров. Однако на фоне кризиса мировой экономики, обвала цен на нефть и множества новых терактов едва ли удивительно, что на сцену выходят ценности порядка и власти, а также сильные, циничные и жесткие люди. Сторонники нравственно-патриотического подъема повышают голос, играют мускулами и развертывают войска.

Установка заграждения вдоль границы с Сербией и Хорватией принесла немалые политические дивиденды венгерскому премьеру Виктору Орбану, точно так же, как аннексия Крыма укрепила власть Владимира Путина, а репрессии против курдов усилили позиции турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана. А когда Трамп рекомендует вернуть в США пытки, а Тэд Круз предлагает заменить точечные удары по ИГ на ковровые бомбардировки (в том числе и по контролируемым террористам жилым зонам), оба они набирают популярность в своем лагере. Презрительное отношение к интеллектуалам с их «политкорректностью» становится для них дополнительным аргументом. Не исключено, что французское руководство обратило внимание на это явление. И именно поэтому оно усеивает свои заявления выражениями вроде «жесткий ответ» и «потребность во власти», расширяет прерогативы полиции в ущерб судам и закрывает глаза на десятки казней оппозиционеров в Саудовской Аравии.

Данное капиталистической современностью обещание мира и процветания уже ощутимо поблекло с финансовым кризисом 2008 года. «Счастливая глобализация» должна была стать рациональной, текучей, мировой и взаимосвязанной. Ее провал открывает путь «разгневанным» и военным лидерам.