Берлин — Высказывания российского министра иностранных дел Сергея Лаврова на пресс-конференции в Москве во вторник, 26 января, вывели историю с якобы похищенной и изнасилованной мигрантами в Берлине 13-летней русскоязычной девочкой Лизой на межгосударственный политический уровень. Лавров, в частности, назвал Лизу «нашей девочкой», выразил уверенность, что она «не добровольно исчезала на 30 часов» и упрекнул власти Германии в попытках «политкорректно залакировать действительность во внутриполитических целях».

Немцы двойного гражданства


«Меня беспокоит, что российское правительство берет на себя роль адвоката граждан нашей страны российского происхождения», — так отреагировал на слова Лаврова представитель Левой партии во внешнеполитической комиссии бундестага Штефан Либиг (Stefan Liebig), назвав такое развитие событий «тревожным».

Следует пояснить, что, в отличие от всех прочих мигрантов, остающихся в Германии на постоянное место жительство, немцам-переселенцам из бывшего СССР автоматически предоставляют немецкое гражданство и не требуют при этом отказа от их прежнего. В результате у российских немцев в Германии есть, как правило, два паспорта, и они не должны получать визу ни в Россию, ни в страны, в которые свободно могут ездить граждане ФРГ, что очень удобно.

Поэтому пресс-секретарь российского посольства в Берлине Сергей Беляев и говорил в интервью РИА Новости несколько дней назад о том, что дипломаты «крайне обеспокоены произошедшим, ведь речь идет о семье наших соотечественников — граждан России». В прежние времена отношение, например, российских консульских работников к постоянно проживающим в Германии гражданам РФ было куда менее заботливым, в чем корреспондент DW мог не раз убедиться на личном опыте.

Ответ Сергею Лаврову

По горячим следам в МИД ФРГ не нашлись, как прокомментировать высказывания Сергея Лаврова. Но к правительственной пресс-конференции в эту среду, 27 января, ответ корреспонденту DW подготовили — и дипломаты, и в ведомстве федерального канцлера.

«Германия — правовое государство с независимым правосудием, которому может доверять любой гражданин, — заявил пресс-секретарь канцлера Штеффен Зайберт (Steffen Seibert). — Органы правосудия должны иметь возможность работать спокойно и без помех ходу следствия извне». Попытки использовать это дело в политических целях он назвал «недопустимыми».

А вот официальный представитель МИД ФРГ Мартин Шефер (Martin Schäfer) «рад большому вниманию, которое уделяет российское правительство ходу расследований, объективности и прозрачности органов правосудия». При этом, не без иронии добавил Шефер, он надеется, что «такой интерес будет проявляться не только к упомянутому следственному делу, но и ко всем прочим, где бы они ни велись».

Как и Лавров, в МИДе ФРГ также считают необходимым полностью прояснить обстоятельства случившегося с Лизой, но с учетом того, что в данном случае речь идет о 13-летней девочке. Шефер призвал помнить об этом «и в политических сферах, и в прессе, и в кругу ее семьи».

В тот же день, но чуть позже на слова Лаврова, причем в необычно резкой форме, отреагировал и сам глава германского МИДа. Обвинив российского коллегу во вмешательстве во внутренние дела ФРГ, Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) подчеркнул, что нет никаких оправданий тому, чтобы использовать это дело «для политической пропаганды и вмешиваться в и без того сложную внутригерманскую дискуссию о мигрантах и разжигать ее».

Верховенство интерпретации

У немецких дипломатов нет оснований не доверять берлинским прокуратуре и полиции, но есть, обратился Шефер к корреспонденту DW, сомневаться «в объективности, прозрачности и истинной готовности все выяснить некоторых ваших коллег, которые освещали эту тему в российских СМИ». Представитель МИД ФРГ не захотел строить предположений о том, что побудило Лаврова высказаться по поводу случая с Лизой.

Между тем эти высказывания, причем сделанные по собственной инициативе российского министра, удивили депутата бундестага из социал-демократической фракции Уте Финк-Кремер (Ute Finckh-Krämer).

Возможное объяснение она видит в том, что «российское правительство старается сохранить за собой верховенство интерпретации в русскоговорящем сообществе Германии, подхватывает его страхи с тем, чтобы укрепить собственный авторитет в сравнении с немецкими властями».

По сути же дела Финк-Кремер заявила, что «никто, в том числе и российский министр иностранных дел, не способен с расстояния в две тысячи километров оценить причины, по которым юная девочка пропадает на время из дома». Расследовать этот случай должна берлинская полиция, к работе которой депутат испытывает «полное доверие».

Следствие продолжается

Во вторник, 26 января, стало известно, что берлинская прокуратура ведет расследование против двух молодых мужчин по подозрению в совершении сексуальных действий в отношении малолетних. Обоим по 20 лет, оба родились в Берлине в семьях давно живущих в Германии выходцев из Турции. Как сообщил представитель прокуратуры, оба давно знакомы с Лизой и до якобы состоявшегося похищения много времени проводили вместе.

Следователи исходят из того, что и до исчезновения у Лизы были добровольные сексуальные контакты с обоими мужчинами, за что их можно привлечь к уголовной ответственности. Но, как отметил представитель столичной прокуратуры Мартин Штельтнер (Martin Steltner), «мы не знаем, что произошло в период после исчезновения девочки».