26 января каждого года  — это редкий случай, когда  в Сейме проходят дискуссии  о стратегических задачах латвийского  государства. Депутаты обсуждают ежегодный доклад министра иностранных  дел о том, что достигнуто и что предстоит проделать во внешней политике Латвии, а также в решении связанных с Европейским союзом вопросов. Как свидетельствует доклад нынешнего года, «главной целью внешней политики Латвии в 2016 году будет забота о безопасности и экономических интересах государства». Отвечает ли эта цель желаниям и интересам большей части общества? Похоже, принципиальных возражений по поводу формулировки нет. Вместе с этим было бы логично дискутировать в Сейме о том, помогут ли предлагаемые правительством действия и идеи достичь задуманного.

Выступая в ходе внешнеполитических дебатов в Сейме, министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс назвал задачи, выполнение которых поможет достичь поставленной цели: «Во-первых, необходимо укреплять внешнюю безопасность Латвии, добившись долгосрочного присутствия сил НАТО в нашем регионе. Во-вторых, нужно содействовать единству и эффективности Европейского союза, что обеспечит стабильность в соседних с ЕС регионах. В-третьих, необходимо завершить процесс вступления в Организацию экономического сотрудничества и развития (OECD). В-четвертых, надо способствовать новым экономическим связям и освоению новых рынков».

Под «долгосрочным присутствием сил НАТО в нашем регионе» подразумевается не только Балтия. На саммите НАТО в Варшаве планируется добиться как «длительного и ощутимого присутствия союзников в Балтии», так и «укрепления сотрудничества НАТО с Финляндией и Швецией». К тому же, Латвия будет поддерживать «политику открытых дверей НАТО», потому что это «укрепляет мир и безопасность в Европе в наши дни».

Принципиальный вопрос, на который не прозвучало ответа: укрепит ли безопасность Латвии вовлечение в НАТО нейтральных государств Северной Европы? И улучшит ли инвестиционный климат в Балтии размещение в регионе базы сил НАТО, на которую впоследствии будут нацелены российские ракеты?
Хотя министр иностранных дел выразил решимость поддерживать сближение с ЕС Молдовы, Грузии, Армении и Азербайджана, конкретные интересы Латвии обозначены только в Центральной Азии. Что касается отношений с Белоруссией, то нужно только «укреплять двустороннее сотрудничество ЕС и Белоруссии, оказывая Белоруссии поддержку».

Новыми экспортными рынками Латвии названы Китай, Объединенные Арабские Эмираты, Южная Корея.

В отношении Китая задумки большие. Следующий саммит «16+1», или встреча руководителей Китая, государств Центральной и Восточной Европы состоится в Риге, и в его рамках осенью этого года Латвию посетит премьер-министр КНР с делегацией глав ведущих компаний.

Один урок министр иностранных дел не усвоил. Перед вступлением Латвии в еврозону утверждалось, что как только мы перейдем на евро, страну наводнит удвоенный поток иностранных инвестиций. Но после вступления в еврозону Латвия в смысле иностранных инвестиций пережила полный коллапс. Теперь из сказанного Эдгаром Ринкевичем следует, что зарубежные инвесторы не вложат в Латвию ни цента, пока нас не примут в OECD. «В этом году Латвия обязалась завершить процесс вступления в Организацию экономического сотрудничества и развития, или OECD, что будет способствовать притоку прямых иностранных инвестиций», — отметил министр. Будет ли он готов уйти в отставку в том случае, если его предсказание не исполнится?

Смущает оптимизм министра иностранных дел по поводу Соглашения о трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве между США и ЕС. По словам Ринкевича, это соглашение «в будущем позволит укрепить социально-экономическую безопасность Латвии (…) и обеспечит лучшие условия для конкурентноспособности производителей ЕС». Готов ли министр ответить за свои слова, если более дешевая сельскохозяйственная продукция США разорит традиционных сельхозпроизводителей ЕС и Латвии?

Вопрос, по которому не было дискуссий: как в дальнейшем формировать отношения с Россией, не признавая аннексию Крыма? («Латвия будет последовательно продолжать политику непризнания противозаконной аннексии Крымского полуострова. Крым — это Украина! Поддержка со стороны Латвии суверенитета, территориальной целостности Украины и процесса реформ в этой стране будет неизменной», — заверил Ринкевичс). Нужно ли в отношениях с Россией поддерживать народную дипломатию, культурные, спортивные связи и т.д.?
Как формировать отношения с Украиной? Действия украинских государственных структур и связанных с Украиной компаний в последнее время — начиная с запрета на полеты через Киев и заканчивая подрывным в смысле экономики поведением украинских инвесторов в Латвии — вредят экономическим интересам нашей страны. МИД должен был выступить с жесткой позицией. Какие внешнеполитические рычаги будет использовать Латвия для защиты своих экономических интересов на Украине?

К сожалению, Сейм не использовал возможность стать своего рода центром по анализу будущего Латвии. Однако политические реалии заставят правительство найти ответы на заданные вопросы.