Конституционный суд Украины 29 января начал рассматривать обращение депутатов президентской фракции Верховной Рады. Они просят разъяснить процедуру принятия изменений в Основной закон, чтобы обосновать возможность переноса окончательного голосования в парламенте по конституционным поправкам о статусе Донбасса. На уходящей неделе вновь встал ребром один из главных вопросов на пути выполнения Минских соглашений — должны ли выборы в Донбассе состояться после того, как Россия выведет оттуда все свои вооруженные формирования, или до этого.

Несмотря на уже пятую с начала конфликта в Донбассе договоренность о прекращении огня, в регионе не смолкают выстрелы, а украинские военные по-прежнему часто сообщают о погибших и раненных в результате обстрела их позиций со стороны сепаратистов. В Киеве называют «политическим шулерством» требования Кремля и лидеров сепаратистов, прозвучавшие 27 января в Минске на очередной встрече Трехсторонней контактной группы под эгидой ОБСЕ по урегулированию конфликта на востоке Украины. Как рассказывает член украинской делегации Роман Бессмертный, представители самопровозглашенной «Донецкой народной республики» выдвинули в белорусской столице собственные условия реформы Конституции Украины, которые украинской стороной были отклонены.

Условия были такие: закрепление квоты «ДНР» в Верховной Раде, право согласования всех принимаемых законов и право вето на решения Рады в области внешней политики. Представители «ДНР» также требовали для Донбасса широкой экономической (право торговать с Россией), политической (право избирать свой парламент, правительство и президента) и культурной (защита русского языка) автономии. При этом лидеры сепаратистов высказали готовность к проведению выборов не позже мая этого года, но без предварительного выполнения других пунктов Минских соглашений.

Украинские политики и эксперты обращают внимание на ультимативное заявление в Минске полпреда России Бориса Грызлова — о том, что Донбасс должен законодательно получить особый статус, закрепленный в украинской Конституции не на временной а на постоянной основе, по формуле, предложенной министром иностранных дел ФРГ Франком-Вальтером Штайнмайером. Временный характер такого статуса — 3 года — предусмотрен «замороженным» законом Верховной Рады от 16 сентября 2014 года «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей».

«Формула Штайнмайера», в частности, ставит механизм введения в действие закона об особом статусе Донбасса в зависимость от признания выборов демократичными ОБСЕ и другими западными наблюдателями.

По мнению украинского руководителя Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимира Фесенко, новые требования Москвы к Киеву являются попыткой манипуляции:

— Когда идет речь о так называемой «формуле Штайнмайера», со стороны России в очередной раз проявляется циничная и подлая манипуляция. Формула Штайнмайера будет действовать только в том случае, если стороны договорятся о характере проведения выборов и это будет компромиссная договоренность. Только после этого может действовать формула Штайнмайера. Еще один важный момент: формула не носит официального характера, это лишь предложение министра иностранных дел Германии. Это лишь предложение, которое не зафиксировано ни в одной договоренности. Штайнмайер, когда предлагал эту идею, выступал за комплексный подход решения этой проблемы. Он говорил, что надо решать не только вопрос выборов, чтобы они прошли по украинскому законодательству, по демократическим стандартам в этом регионе, но одновременно надо решать вопрос о передаче границы под контроль Украины, выводе российских военных из зоны конфликта и, естественно, должны быть прекращены боевые действия.

Это соответствует украинской позиции, но Грызлов выдергивает из позиции Штайнмайера только то, что выгодно России. Это классическая манипулятивная позиция Кремля, как в известной интермедии: вот здесь читаем и поем, а об остальном — забываем. Это нечестно, и естественно, Украина будет негативно реагировать и на ультиматумы, и на выборочный подход к Минским соглашения. Мы выступаем за последовательное, системное выполнение минских договоренностей. Сначала — прекращение военных действий, обмен заложниками и пленными и так далее по списку. И только после этого выполнение политической части соглашения, но при обязательном условии, что происходит вывод российских военных и украинско-российская граница возвращается под контроль Украины.

Штайнмайер это поддерживает, поэтому в этой части мы тоже выступаем за его формулу как за системное, комплексное выполнение минских договоренностей. А привязка к закону «Об особом порядке местного самоуправления в Луганской и Донецкой областях» — это лишь финальная часть формулы Штайнмайера, и выдергивание Россией только этой части не соответствует духу и букве минских договоренностей.

31 августа прошлого года на второй сессии VIII созыва 265 голосами «за» Верховная Рада предварительно одобрила проект конституционных изменений, предполагающий децентрализацию и содержащий пункт об «Особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Окончательное утверждение, требующее поддержки конституционного большинства в 300 голосов, планировалось на третьей сессии, срок действия которой специально был продлен до 2 февраля. Однако на этой неделе финальное голосование отложили, вероятно, до осени. Депутаты, в основном из президентской фракции, попросили Конституционный суд разъяснить процедуру внесения изменений в Основной закон. Действительно ли этот вопрос может быть рассмотрен и решен на двух очередных сессиях Рады последовательно? Кроме того, 28 января парламентарии изменили статью закона о регламенте Верховной Рады, которая позволяет голосовать по конституционным поправкам в последнем чтении и через одну сессию.

Владимир Фесенко уверен, что выполнение Минских соглашений по схеме, предложенной Борисом Грызловым, нереалистично:

— Думаю, что дискуссия о том, когда и как можно голосовать во втором чтении за конституционные изменения, будет продолжаться. Что касается поправок, которых требует Россия, то голосовать пока просто не за что, потому что нет прогресса в Минске по вопросу модальности проведения выборов. Логика здесь такая: сначала принципиальные политические договоренности по выборам, то есть как они будут проводиться, после этого они отображаются в соответствующем законопроекте и законопроект рассматривается Верховной Радой. То же самое касается вопроса об амнистии и вопроса о том, когда и как вводится прежний или обновленный закон об особом статусе местного самоуправления в Донбассе. Могу сказать однозначно: предложение Грызлова о том, чтобы особый статус этих территорий Луганской и Донецкой областей был зафиксирован в тексте Конституции, в разделе о территориальном устройстве Украины — это абсолютно нереалистичная идея. Даже мягкий вариант конституционных изменений относительно отдельных территорий Луганской и Донецкой областей, который был предложен в нынешнем законопроекте по децентрализации, не находит необходимой поддержки Верховной Рады. А предложение зафиксировать в тексте Конституции фактически полную независимость этих территорий — абсолютно неприемлемо, и полагаю, что эта норма не может быть поддержана даже простым большинством Рады.

Думаю, что и в Минске мы на это не согласимся. Поэтому эти ультиматумы следует рассматривать как попытки давления и на нас, и на западных партнеров. Хочу обратить внимание еще на один момент. Что внушает опасение? Это двойная игра России в переговорном процессе. Потому что помощник российского президента Владислав Сурков для Виктории Нуланд (15 января этого года в городе Пионерский Калининградской области главный идеолог Кремля Владислав Сурков обсуждал тему Донбасса с помощником госсекретаря США по делам Европы Викторией Нуланд. — РС) и по своим каналам для США, Германии и Франции обнародовал это компромиссное предложение и готовность к другим большим компромиссам, но Грызлов в Киеве (12 января представитель России в Трехсторонней контактной группе Борис Грызлов посетил украинскую столицу по личному приглашению президента Украины. — РС) говорит совсем другое. Если в Киеве Грызлов соглашается на участие украинских партий в выборах на территории Донбасса и на целый ряд других уступок по модальности выборов, то в Минске никаких уступок по этому вопросу. Такая двойная игра в переговорном процессе не приведет нас к какому-то прорыву, наоборот, это может привести к кризису в переговорном процессе.

— 24 января премьер-министр Украины Арсений Яценюк, вопрос об отставке которого может быть рассмотрен в Верховной Раде в середине февраля, предложил вынести на референдум конституционные поправки по децентрализации власти, включающие и статус Донбасса. Почему против референдума выступил глава государства Петр Порошенко и эта инициатива премьера стала поводом для его очередного конфликта с президентом?

— Что касается позиции Яценюка — это политическая игра. Причем игра не очень ответственная. Это никакого отношения к минским договоренностям не имеет. Заявлением о референдуме Яценюк пытается шантажировать Порошенко, но, сделав это заявление, премьер допустил огромную ошибку. Во-первых, надо понимать, что любая инициатива, которую Яценюк будет выносить на референдум, обречена на провал, поскольку будут голосовать против Яценюка, который сейчас является крайне непопулярным политиком в украинском обществе. Его не интересуют минские договоренности, он заинтересован в том, чтобы остаться на посту премьер-министра Украины. Таким образом, темой референдума Яценюк пытается шантажировать Порошенко. К тому же надо учитывать, что у нас очень несовершенный закон о всеукраинском референдуме. Прежде чем проводить любой референдум, не только по минским договоренностям, необходимо этот закон изменить, а этого Арсений Петрович почему-то не делал, хотя его парламентская фракция «Народного фронта» и его министр юстиции Павел Петренко могли бы этим заняться. Кроме того, если будет проводиться референдум по поводу минских договоренностей, к сожалению, велика вероятность раскола в обществе. Не будет подавляющего большинства в пользу той или иной точки зрения. Многое будет зависеть от явки. Этот референдум может оказаться пустышкой, он не даст ответа на вопрос «как двигаться дальше», он только запутает ситуацию, и думаю, что Яценюк это прекрасно понимает. Поэтому они (премьер и его сторонники. — РС) не столько демонстрируют отличие своей позиции по этому вопросу, сколько пытаются шантажировать президента, но этим шантажом они только подрывают репутацию Яценюка. Думаю, что эта инициатива значительно ухудшит отношение к Арсению Петровичу в Вашингтоне, Брюсселе и Берлине.

— Судя по последним событиям — торможением сторонами выполнения Минских соглашений, складывается впечатление, что Украина сейчас больше России заинтересована в замораживании донбасского конфликта. Вы с этим согласны?

— Для нас это меньшее зло — замораживание конфликта. Понятно, что Украина заинтересована в полной интеграции Донбасса, но не на российских условиях. Мы не можем иди на капитуляцию перед Россией, мы не можем идти на реинтеграцию Донбасса на российских условиях. Это для нас неприемлемый вариант. Оптимальный для нас вариант и стратегическая цель на будущее — возвращение всех территорий Донбасса под украинский контроль, но меньшее зло на ближайшую перспективу — это замораживание конфликта. Это не означает, что Украина отказывается от реализации Минских договоренностей. Нет. Сейчас идет сложная тактическая игра. Почему Порошенко предложил отложить голосование по законопроекту, который касается поправок в Конституцию по децентрализации и статусу Донбасса, и заявил, что к нему следует вернуться только в том случае, если будет прогресс в реализации Минских соглашений? Потому что мы не будем идти на односторонние уступки, наоборот, мы пытаемся использовать сложную экономическую ситуацию России и стремление Москвы форсировать минский процесс. Россияне очень хотят, чтобы выборы в Донбассе прошли не позже мая для того, чтобы с них сняли санкции летом. Но если они этого хотят — пусть идут на уступки. Так что в этом плане есть достаточно жесткая тактическая игра со стороны Украины, это не ставка на замораживание конфликта, это, скорее, попытка использовать российское нетерпение и сложную экономическую ситуацию РФ в рамках переговорного процесса.

— Допустим, что официальный Киев согласится с требованием Кремля о предоставлении Донбассу фактически автономии. Это может привести к серьезному политическому кризису и даже к развалу Украины?

— Существует достаточно много страшилок, фантазийных сценариев по этому поводу. Сценарии могут быть позитивными, умеренными и очень негативными, некоторые из которых вы упомянули. Это и развал страны, и политический кризис. Я скажу проще: российский сценарий по особому статусу — нереалистичен, он не будет проголосован (Верховной Радой. — РС). Возможны, например, договоренности по выборам в Донбассе, но только в том случае, если Россия пойдет на принципиальные существенные уступки. Это вывод из Донбасса российских военных и передача российско-украинской границы, может быть, под совместный контроль — тут разные варианты обсуждаются, но, чтобы ее не контролировали только сепаратисты, чтобы Украина получила доступ к границе уже во время избирательного процесса. Естественно, что речь идет и о прекращении военных действий. Если Россия пойдет на такие уступки, и выборы будут проходить по демократическим стандартам, по украинскому законодательству, с участием украинских партий, если эти условия будут выполнены — значит возможна реализация Минских договоренностей в рамках этих параметров. А если Россия будет настаивать только лишь на том, чтобы этот особый порядок был обязательно введен на постоянной основе, при этом не будет передаваться контроль над границей, там будут оставаться российские военные, то Порошенко не пойдет на такого рода договоренности и украинская делегация на переговорах в Минске ничего подобного подписывать не будет. Если вдруг что-то подобное случится, то крайне мала вероятность, что за это проголосует Верховная Рада. Даже в нынешнем состоянии тот же закон об амнистии или какие-то компромиссные варианты по выборам в Донбассе крайне проблематично провести через украинский парламент. Поэтому без принципиальных уступок России прогресса в решении этой проблемы не будет«, — считает политолог Владимир Фесенко.

Украинские издание «Зеркало недели» пишет, что сейчас Кремль больше интересует не реформа украинской Конституции, а принятие Верховной Радой трех законов: о выборах в Донбассе, об особенностях там местного самоуправления и об амнистии сепаратистов. По информации газеты, Москва может предложить Украине вернуть контроль над восточной границей, но при условии, что личный состав погранотрядов будет формироваться из местного населения, то есть из рядов «ополченцев» самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик.