В воздухе повисло странное молчание.

Тогда как период паники и растерянности давно прошел.

Политический кризис в отношениях между Турцией и Россией продолжается больше двух месяцев. Кризис не ограничился только политикой и распространился на все сферы — от торговли до туризма, от образования до спорта, от культурных связей до отношений между людьми.

Почему же тогда все вокруг до сих пор молчат, спросите вы?

Неужели сбивающие с толку анализы и прогнозы спешащих с выводами «экспертов по России» о том, что кризис скоро закончится, или бессодержательные комментарии знатоков политики, привыкших жонглировать поверхностными оценками, на кого-то еще действуют?  

Как правило, из тривиальных и незначительных новостей им весьма ловко удается делать выводы вроде «ладно, с этим покончено, Россия покричала-покричала и успокоилась, скоро все уляжется» или «в таком-то секторе произошли вселяющие оптимизм события, а это значит, что скоро зеленый свет загорится во всех сферах – от строительства до туризма».

Но, как ни странно, кризис не ослабевает. Позиция Москвы не смягчается. Мы не видели и не слышали ни одного плана Анкары по выходу из кризиса.

Более того, в процессе международных переговоров по Сирии Турция всеми силами оказывала сопротивление России, которая во многом договорилась с западным фронтом, и прежде всего с США, по поводу Партии «Демократический союз» (PYD) и Асада. А это еще более повысило напряжение на линии Анкара — Москва. 

Одним из последствий этого стала отмена визита заместителя иностранных дел России Василия Небензя в нашу страну от имени России, которая временно председательствует в Организации черноморского экономического сотрудничества с центром в Стамбуле.

По политическим вопросам сказать можно очень многое. Но это не тема нашей статьи. Политические новости и комментарии мы прибережем для другого анализа и попытаемся обобщить текущую ситуацию в десяти пунктах.

1. Турецко-российский кризис

Отношения Турции и России, которые в течение последних 25-30 лет укреплялись, проходя весьма тернистый путь, в один день (24 ноября 2015 года) испортились. Турецко-российский кризис, который не только привел к военно-политической напряженности, но и нанес вред двум странам в экономической и гуманитарной сферах, может обернуться для нашей страны потерями на уровне десятков миллиардов (от туризма до экспорта овощей и фруктов, от недвижимости до челночной торговли, от строительства до текстиля). Заместитель премьер-министра Мехмет Шимшек (Mehmet Şimşek) заявил, что потери могут составить девять миллиардов долларов в год; позже некоторые представители власти стали говорить о трех-девяти миллиардах. В докладе от имени Республиканской народной партии предполагалось, что за четыре года потери составят 52,2 миллиарда долларов. А, согласно отчету Фонда социально-экономических и политических исследований Турции, страна может потерять более 11 миллиардов долларов.

2. Российский фронт

С одной стороны, Кремль делал заявления в духе «с турецким народом у нас проблем нет, но с правительством Эрдогана мы не будем строить отношения», с другой – обратился к фактическому давлению, запретам и ограничениям, которые распространяются на ряд сфер вплоть до культурных отношений и межличностных, семейных связей. При этом Москва не выбрала альтернативу «возмездия» путем военной атаки, не закрыла свое посольство в Анкаре, не коснулась таких стратегических и приоритетных для нее сфер отношений двух стран, как энергетика. Впоследствии Россия пересмотрела (и продолжает пересматривать) некоторые свои поспешно сделанные «антитурецкие шаги», иногда она идет на некоторые послабления в соответствии со своими интересами. Тем не менее, подчеркнем, что в целом в позиции России нет каких-либо значительных перемен и смягчения.

3. Турецкий фронт

После уничтожения самолета Анкара использует такой стиль, который в основном создает впечатление, что в отличие от Москвы она во многом переменила свой тон. Но заметим, что Анкара не демонстрирует какой-либо серьезной воли или усилий к тому, чтобы наладить отношения с Москвой. Кроме того, Турция определенно не собирается выполнять требования России (принести извинения, выплатить компенсации, наказать виновных). И настаивает на том, что материальный ущерб, который наносит ей кризис, может быть компенсирован созданием и укреплением отношений с другими странами.

4. Общественное мнение и СМИ

Последовав примеру лидеров и относительно быстро сблизившись друг с другом, Россия и Турция, которые не обладают достаточно эффективными демократическими механизмами, сейчас переживают обратный процесс. В России распространилась и уже стала естественной атмосфера почти «туркофобской» пропаганды. И хотя у нас пока ситуация не настолько критическая, очевидно, опасное напряжение быстро возрастает.  

Конечно, позитивные взгляды и впечатления российского и турецкого народов друг о друге не улетучатся в один момент; но, к сожалению, негативное влияние событий постепенно становится все более ощутимым. 

По мере ужесточения позиции Кремля российские СМИ публикуют крайне резкие, националистические и даже полные ненависти материалы в отношении Турции и турок. Согласно одному опросу, опубликованному в декабре прошлого года, в письменных СМИ Турция стала «врагом номером один», опередив Украину и США.

В Турции тоже в значительной части СМИ, и прежде всего провластно настроенных, число антироссийских и антипутинских комментариев и новостей постепенно нарастает. Судя по результатам недавнего опроса, 64,7% населения страны полагают, что Россия представляет угрозу для Турции. В 2014 году респондентов с такой точкой зрения было 28,2%.

5. Лобби нет, ассоциации и союзы слабые

Экономические круги, которые десятки лет поддерживали турецко-российское сотрудничество, организации с официальными и гражданскими инициативами сейчас, можно сказать, молчаливы и растеряны. А налаженные каналы и дружелюбно настроенные круги на данной стадии пассивны из-за опасений в связи с внезапным обострением политической атмосферы.

Кризис показал, что до настоящего момента отношения двух стран не позволили создать сильные инструменты лоббирования. Ассоциации и организации, которые, как утверждается, были созданы в Турции и России по принципу единства с русскими, погрузились в глубокое молчание. Почему-то сейчас не слышно ни звука от этих алчных и некомпетентных руководителей, которые используют такого рода структуры во времена мира и праздничных торжеств, стремясь установить хорошие отношения с министрами, послами, чиновниками и «идя на любые жертвы» для укрепления своего положения.  

Добавим к этой картине профессиональные союзы и отраслевые организации. Как печально, что за два последних месяца ни один сектор и организация, которые ощутили воздействие кризиса, не могут подсказать выход из сложившейся ситуации. Все, что они делают, – опять же бегут к властям, спрашивают, как им быть, и вместо того чтобы «подождать немного», постепенно покидают российский рынок.

6. Можно ли отказаться от России?

На мой взгляд, ни Турция не может отказаться от России, ни Россия — от Турции. Судя по данным внешней торговли, не говоря уже об исторических, культурных, межличностных связях, Россия – вторая для нас страна после Германии. То же самое и в туризме. В энергетике — и вовсе первая.

А во внешней торговле России Турция поднялась на шестую строчку. В туризме Турция была самым популярным направлением. В энергетике — вторым по величине клиентом «Газпрома».

Турецко-российские семьи — самая эффективная общая связь, касающаяся нескольких миллионов человек в каждой из двух стран (вместе с родственниками). Кроме того, есть еще множество основ для сотрудничества и взаимных интересов.

7. Роль лидеров

В широких кругах, которые принимают во внимание политическую ситуацию и особенности лидеров в каждой из двух стран, распространено мнение: турецко-российский кризис могут решить только Путин и Эрдоган. Однако если Путин обостряет напряженность, то Эрдоган (после эмоциональных выступлений в первые дни кризиса), судя по всему, решил пустить все на самотек. В этих условиях кризис может продлиться месяцы и даже годы. Откровенно говоря, за последние несколько десятков лет период, при котором сотрудничество между Анкарой и Москвой развивалось самым интенсивным образом, пришелся на 2004-2011 годы (если не брать в расчет сближение Ататюрка и Ленина) и в значительной мере стал возможен благодаря Путину и Эрдогану. Вместе с тем очевидно, турецко-российские связи с более чем 500-летней историей несут ценность вне зависимости от двух лидеров, отношений между ними и их срока полномочий.

8. Бизнес должен начать действовать

Первые шаги на пути к сближению Анкары и Москвы друг с другом в середине 1980-х годов были заложены бизнесом. За прошедшие годы турецкие компании заработали десятки миллиардов долларов в России во многих секторах — от экспорта до туризма, от текстиля до строительства — и теоретически имеют шансы заработать гораздо больше.

Хорошо, а можно ли сказать то же самое о российских предпринимателях в Турции? Если отношения не восстановятся, то как «Газпром», Сбербанк (Denizbank), «Росатом» («Аккую»), «Лукойл» и другие российские гиганты могут быть уверены в будущем своих многомиллиардных инвестиций в Турции?

Нельзя недооценивать возможности нашего бизнеса, работающего с русскими, — от Enka до Efes, от Şişecam до Vestel, от Beko до Garanti Bankası, от Rönesans до Pegas. Как и все накопленное российскими компаниями здесь. Нужно воспользоваться этим огромным потенциалом.

9. Нам не начинать с нуля

Помимо компаний, за последние годы отношения с Россией создали и некоторые организации (Совет по внешнеэкономическим связям Турции (DEİK), Союз торговых палат и бирж Турции (TOBB), Ассоциации промышленников и предпринимателей Турции (TÜSİAD), Российско-турецкий деловой совет (RTİB) и пр.). Добавим к этому комплексную рекламу и PR-деятельность министерства туризма.

В результате, несмотря на пессимистичную атмосферу кризиса, следует отметить, что у нас есть существенные резервы. Только нужно показать имеющиеся у нас возможности.

Некоторые круги, представители интеллигенции, которых нельзя недооценивать, настаивают в Турции на благоприятных отношениях с Россией и в России на благоприятных отношениях с Турцией.

Цель должна состоять в том, чтобы покончить с кризисом, содействовать восстановлению дружбы, сотрудничества, торговли, в этом направлении формировать общественное мнение, выдвигать предложения, влиять на политиков. Для этого в обеих странах должны быть созданы «группы общественного давления».

Каждое из направлений (работы, связанные с PR, информацией, анализом, соцсетями и журналистикой, разного рода мероприятия и пр.) нужно рассматривать само по себе, в отдельном порядке.

10. Нужны спланированные и решительные усилия

Не обращая внимания на ворчунов, которые беспрестанно сеют пессимизм, подчеркнем: стена дружбы, которая строилась десятки лет, была разрушена за один день. Теперь, чтобы построить ее снова, нужно как можно скорее заложить первые кирпичи. Кто-то может отказаться, кто-то – выбрать другой путь, а те, кто получают удовольствие от нытья и жалоб, — продолжать делать это.

Остальным необходимо прилагать тщательно спланированные и решительные усилия, быть храбрыми и креативными, использовать любую возможность. Например, футбольный матч «Фенербахче» — «Локомотив», который состоится во вторник, 16 февраля (и, конечно, ответный матч в России), можно превратить в важную платформу для защиты турецко-российской дружбы.

Кроме того, можно организовать помощь семье пилота Олега Пешкова, убитого 24 ноября прошлого года, а также визит с выражением соболезнований.

Поверьте, даже когда я пишу прописные истины и важные для меня вещи, меня гложет чувство «ну напишешь, ну и что, что это даст».

Как я уже сказал в начале статьи, прошло более двух месяцев, а в воздухе до сих пор висит странное молчание.