Праздник подошел к концу. Он был одним из самых продолжительных в истории Латинской Америки, и теперь похмелье дает о себе знать. Регион, который в течение последних десяти лет процветал благодаря высоким ценам на нефть и другие природные ресурсы, вступает на новый этап своего развития с неопределенными перспективами. «В ближайшие годы нас ждет много плохих новостей», – заявил аналитик из Венесуэлы Мойсес Наим (Moisés Naim) на одной из последних встреч в рамках Хэй-фестиваля литературы и искусства (Hay Festival) в Картахене, который завершился в это воскресенье.

Наим также предупредил о том, что мы имеем дело с так называемым «макиавеллевским парадоксом», когда главными действующими лицами на этапе перемен, которые начинаются в Латинской Америке, являются те, кто дает негативные прогнозы и управляет ими. Аргентина с приходом к власти Маурисио Макри или новый парламент Венесуэлы, где большинство мест получили оппозиционные силы – противники Уго Чавеса, – два наиболее показательных примера. «Эти ветры перемен позитивны, но мы еще далеки от образования новой Латинской Америки», – сделал вывод Наим.

Популизм и экономика были самыми распространенными терминами, используемыми участниками дискуссии. Журналист Майкл Рейд (Michael Reid), в течение долгих лет занимающий пост редактора раздела «Америка» британского еженедельника The Economist, напомнил, что многие страны недавно потерпели крах из-за ошибок, совершенных в прошлом. Основываясь на своих впечатлениях от поездки в Каракас, Рейд отметил, что никогда не думал, что там когда-либо может повториться сценарий, подобный гиперинфляции в Перу и Боливии, которая имела место несколько десятилетий назад, или еще хуже. «Это результат высокомерия власти, неверной макроэкономической политики. Ошибочно думать, что хорошая макроэкономическая политика не имеет значения».

Тем не менее, британский журналист признал, что регион сейчас «живет гораздо лучше, чем 15 лет назад» и охарактеризовал недавно произошедшие политические изменения как консолидацию демократии. «Речь идет не о том, что избиратели раньше голосовали, в большинстве своем, за левых, а теперь за правых. Большая часть того, что происходит сейчас в Южной Америке, объясняется очень просто: происходят изменения в самой демократии». В этом отношении, известный комментатор из Нью-Йорка Джон Ли Андерсон (Jon Lee Anderson) отметил: «Подходит к концу эпоха идеологической конфронтации. Сейчас и левые, и правые уже не такие, как раньше. Можно также сказать, что практически нет ни ультраправых, ни авторитарных систем. Почти не осталось стран, где убивают направо и налево. Наступила эра большего прагматизма».

Большая часть встречи была посвящена Венесуэле. Ее положение, действительно, можно обсуждать часами. «Последние события нельзя назвать революцией, а, скорее, попыткой захвата власти», – заявил Мойсес Наим, по мнению которого, до прихода к власти Уго Чавеса 17 лет назад, в этой стране в течение 40 лет процветала «латиноамериканская демократия, то есть несовершенная и коррумпированная». «Помимо борьбы за власть, которая происходит сейчас, после выборов 6 декабря ясно, что народ больше не хочет революций», – отметил Майкл Рейд, подчеркнув, что в данной ситуации большую роль могли бы сыграть военные. «Не думаю, что они могли бы взять власть в свои руки (это было бы абсурдно), но по крайней мере, они могли бы вынудить Николаса Мадуро уйти и облегчить задачу формирования единого правительства».

Еще одним пунктом на повестке дня был мирный процесс в Колумбии. Модератором этой дискуссии выступил журналист Хуан Карлос Ирагорри (Juan Carlos Iragorri). Исходя из того, что окончательное соглашение между правительством и Революционными вооруженными силами Колумбии (ФАРК) будет подписано, все три докладчика сфокусировались на важности одобрения текста этого соглашения колумбийцами на референдуме. «Существует риск, что на этом плебисците будет решаться судьба правительства Хуана Мануэля Сантоса, а не вопрос заключения мирного соглашения», – считают все трое. Джон Ли Андерсон ушел в своих заключениях дальше того, что это соглашение положит конец пятидесятилетней войне. «Оно важно не только для Колумбии, но и для всего полушария», – считает журналист.

Третьим пунктом дискуссии стали грядущие президентские выборы в США и вопрос о том, какой кандидат больше соответствует интересам Латинской Америки. «Наиболее разумным вариантом была бы Хилари Клинтон, но это дело предпочтений», – высказал свое мнение Андерсон. Мойсес Наим был более категоричен: «Латинская Америка не является приоритетом для кандидатов в президенты. И это хорошо. Мы бы их интересовали только в том случае, если бы у нас были большие проблемы».
 
Вероятность победы на выборах Дональда Трампа вновь вызвала дискуссию о расцвете популизма, который, по мнению Наима, «никогда не исчезнет в Латинской Америке». «Это один из наших великих подарков миру», – пошутил бывший министр Венесуэлы, вспомнив, что Трамп, как и многие другие латиноамериканские лидеры, причисляющие себя к левым, «дает обещания, которые он заведомо не сможет выполнить, включая распределение того, чего у него нет».