Хэммонд обвинил Путина в пустых разговорах о политическом процессе, направленном на завершение гражданской войны, и одновременных бомбардировках оппонентов Асада, которые, как надеется Запад, смогут управлять страной после его ухода.

«Для меня источник постоянного огорчения в том, что всё, что мы делаем, подрывают русские», — сказал Хэммонд в интервью Рейтер в лагере для беженцев Заатари в Иордании, расположенном примерно в 10 километрах к югу от сирийской границы.

«Русские говорят “давайте поговорим”, а затем говорят, говорят и говорят. Проблема с русскими в том, что одновременно с разговорами они бомбят, и они поддерживают Асада», — сказал Хэммонд.

МИД РФ назвал высказывания Хэммонда «дезинформацией».

«Мы расцениваем подобные заявления как опасные вбросы дезинформации», — сказала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова радиостанции «Говорит Москва».

Россия говорит, что ее целью являются ряд группировок, не только «Исламское государство», хотя и настаивает, что концентрируется на ИГИЛ. Российские чиновники считают, что Запад играет с огнем, пытаясь свергнуть Асада.

В понедельник министерство обороны РФ сообщило, что нанесло 468 авиаударов в Сирии за прошедшую неделю и поразило более 1.300 «террористических» целей, сообщили российские информагентства. По сообщению оборонного ведомства, оно также доставило более 200 тонн гуманитарной помощи в осажденный сирийский город Дейр-Эз-Зор в январе.

Однако повстанцы и местные жители говорят, что в результате авиаударов РФ по населенным мирными жителями районам вдали от линии фронта гибнут сотни людей.

«С начала российской интервенции в Сирии ручеек людей, которые, вероятно, намеревались вернуться из этих лагерей в Сирию, остановился, и возникла новая волна беженцев из-за действий, предпринимаемых русскими — в особенности на юге Сирии вдоль границы, всего в нескольких километрах отсюда», — сказал Хэммонд.

МЫСЛИ ПУТИНА

Российское вмешательство отбросило международные усилия, направленные на поиск политического разрешения кризиса, сказал Хэммонд. Результатом интервенции стало усиление ИГИЛ, добавил он.

«Русские говорят, что хотят уничтожить ДАЕШ (Daesch — эквивалент аббревиатуры ИГИЛ в арабском), но они не бомбят ДАЕШ: они бомбят умеренную оппозицию», — сказал Хэммонд.

«Менее 30 процентов российских ударов приходятся на цели ДАЕШ, — сказал министр. — Их интервенция усиливает ДАЕШ на земле, делая противоположное тому, чего они, по их словам, хотят добиться».

По словам Хэммонда, сложно оценить, меняется ли уровень поддержки Кремлем Асада, потому что мысли Путина прочесть невозможно.

«Наблюдая за Путиным, будучи сначала министром обороны, а теперь министром иностранных дел, я понял, что сколько ни смотри, увидеть ничего невозможно — он абсолютно непроницаем», — сказал он.

«Мы понятия не имеем, каков план Кремля. Мы не знаем. Эти вещи не обсуждаются. Это то, что в голове у господина Путина».

Отвечая на вопрос, помогает ли Иран больше России, Хэммонд сказал: «Я не думаю, что кто-либо из них особенно помогает мирному процессу».

«Русские и иранцы сотрудничают с сирийским режимом, и иранцы придерживаются по меньшей мере такого же жесткого курса, как и русские, пытаясь обеспечить сохранение сирийского режима».