Получилась нестыковочка. Сначала в воскресенье Александр Лукашенко «засветился» в Сочи с Дмитрием Медведевым, а уж потом официальные источники анонсировали отпуск белорусского президента на этом российском курорте. Пресс-секретарь Наталья Эйсмонт вечером 31 января подала решение своего начальника как экспромт: «Сегодня Александр Лукашенко также опробовал горнолыжные трассы и принял решение остаться в Сочи на кратковременный отпуск».

Хозяин Кремля держит паузу?

Но эта трактовка скорее вызывает вопросы, чем расставляет точки над і. Получается, что сначала глава суверенного государства погнал «Боинг» за две тысячи километров только ради того, чтобы второпях, на склоне горы перемолвиться с не первой фигурой в иерархии соседней страны. Как-то не очень солидно.

Причем в сухом остатке, согласно официальной версии — лишь абстрактно-округлая договоренность, что «Белоруссии и Россия будут совместно преодолевать негативные экономические тенденции».

Здесь, однако, стоит вспомнить, что 28 января Лукашенко звонил Владимиру Путину и условился встретиться с ним в ближайшее время. Российский же президент, как известно, любит, чтобы его подождали. Опоздать на важную встречу даже с мировыми грандами стало для хозяина Кремля фирменным стилем (другое дело, что теперь мировые гранды отвернулись). Ну а тут — глава небольшой по российским меркам и весьма зависимой от России соседней страны, где финансы вот-вот споют романсы. Как же не показать, кто кому больше нужен.

В общем, этот отпуск экспромтом больше похож на вынужденное ожидание в фигуральной приемной Путина. К тому же это явное дежавю. Белорусский президент не раз вот так прилетал в Сочи в моменты особых трудностей, чтобы попытаться решить вопросы с первым лицом России — «сидел в засаде», как шутили независимые СМИ. И не всегда возвращался с трофеями.

«Да, это традиционная сочинская засада», — считает эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич. В комментарии для Naviny.by аналитик отметил, что подобные ситуации стали уже «политическим анекдотом».

Нужны деньги и российский рынок

Показательно, что белорусские официальные источники утаили, кто был инициатором телефонного разговора 28 января. А вот пресс-служба Кремля «слила», что звонок был из Минска. Отсюда несложно сделать вывод, кому сейчас личная встреча нужнее.

Причем заметьте: незадолго до того Лукашенко настойчиво приглашал Путина в Минск на заседание Высшего госовета Союзного государства в феврале-марте. И, кажется, условился, что тот прилетит. Но, видимо, время не терпит.

Проблемы белорусской стороны лежат на поверхности. В социальных сетях по поводу пребывания Лукашенко в Сочи язвят: вот, в стране завал, а руководитель оттягивается на курорте.

Действительно, завал. За январь, как подсчитал БелаПАН, биржевой курс доллара у нас вырос на 12,14% — с 18 тысяч 569 до 20 тысяч 823 рублей. Фактически произошла еще одна девальвация национальной валюты. 1 февраля она продолжила биржевое падение: доллар поднялся еще на 183 рубля, евро — на 184.

Оскудели до каких-то четырех миллиардов с хвостиком (кошке на зуб!) золотовалютные резервы. Тем временем внешний госдолг на 1 января составил 12,4 миллиарда долларов, или 22,7% к ВВП при пороговом значении экономической безопасности 25%. Причем большие выплаты по займам надо делать в самое ближайшее время.

Между тем перспектива получить кредит МВФ, чтобы заткнуть дыры, по-прежнему туманна. С одной стороны, власти форсируют повышение коммунальных тарифов, идут на иные непопулярные меры явно в русле выполнения требований МВФ. С другой стороны, Лукашенко на недавнем совещании в очередной раз дал отлуп предложениям правительства относительно экономических реформ, на которых настаивают кредиторы.

Иначе говоря, обостряется нужда «по быструхе» решить финансовые вопросы именно с Москвой. Между тем заместитель министра финансов России Сергей Сторчак недавно заявил: «Я думаю, что мы объективно находимся в ситуации, когда вынуждены будем взять паузу с точки зрения принятия обязательств по новым кредитам».

Понятно, что в действительно трудной для самой России ситуации отмашку на выделение денег союзнику может дать только первое лицо. Так что в Сочи Лукашенко, по прогнозу Карбалевича, попробует договориться с Путиным или о новом кредите по линии Евразийского фонда стабилизации и развития (Минск хотел 3 миллиарда долларов, теперь снизил запрос до 2 миллиардов), или о реструктуризации прежней задолженности Белоруссии, большая часть которой приходится именно на Россию.

Еще одним важным вопросом на переговорах, говорит Карбалевич, может стать «допуск белорусской продукции на российский рынок на льготных условиях».

Больные вопросы: авиабаза и Украина

Хорошо, ну а что Путин потребует взамен? Минский аналитик-международник Андрей Федоров в комментарии для Naviny.by назвал в первую очередь сакраментальный уже вопрос размещения в Белоруссии российской авиабазы.

По словам Федорова, возможно, не вполне правильно говорить, что Лукашенко сейчас караулит Путина «в засаде» — вероятно, у двух первых лиц уже есть договоренность, когда они там увидятся, и белорусский руководитель просто совмещает приятное с полезным.

Также аналитик отметил, что в телефонном разговоре 28 января два президента, согласно официальному сообщению, «обратили внимание на факт начала действия соглашения Украины с ЕС о создании зоны свободной торговли и обсудили в связи с этим действия Белоруссии и России на ближайшую перспективу».

Как известно, Белоруссия пока не присоединилась к ограничительным мерам Москвы в отношении Украины в связи со вступлением в силу торговой части соглашения между Киевом и Евросоюзом. Сейчас Кремль может попытаться подтолкнуть Минск к большей строгости в экономических отношениях с Украиной, предполагает Федоров.

Впрочем, по мнению Карбалевича, здесь у Лукашенко есть контраргумент: исключение Украины из режима зоны свободной торговли СНГ не поддержали и другие партнеры России по евразийской интеграции.

Оба собеседника Naviny.by полагают: не факт, что Путину в Сочи удастся дожать Лукашенко в вопросе авиабазы. Тот в торге с Кремлем будет держать в голове, насколько та или иная договоренность повлияет на отношения между Минском и Западом, которые белорусский руководитель очень не хотел бы ставить под удар, отметил Федоров.

Москва же явно страдает от западных санкций и, судя по ряду симптомов, не готова сейчас идти на дальнейшее обострение отношений с НАТО, США. Точно так же Кремлю не с руки и сильно ссориться с последним союзником, ставить ему ультиматумы. Поэтому у Лукашенко, по прогнозам аналитиков, есть шанс получить в Сочи порцию финансовой поддержки и пока не капитулировать в вопросе авиабазы.