Сначала украинский президент Петр Порошенко встретился в Берлине с канцлером Германии, а затем — с корреспондентами нашей газеты.

Bild: Господин президент, вы только что встретились с Ангелой Меркель. Украину бросают в беде из-за миграционного кризиса?

Петр Порошенко: Нет, совсем наоборот! То, что наша сегодняшняя встреча была такой насыщенной, доказывает, что Украина для Германии и всей Европы остается приоритетом. Все знают, что, когда Россия угрожает Украине и заглядывается и на другие государства, речь идет о глобальной безопасности Европы. Россия по-прежнему не выполняет Минские соглашения и наращивает свои силы на Украине.

— Насколько велика опасность открытого конфликта?

— Опасность открытой войны больше, чем в прошлом году. Россия не выполнила ни одного пункта Минских соглашений. Что мы видим? На территории нашей страны находятся 8 тысяч российских солдат с российскими командирами во главе, непосредственно на границе создаются новые военные базы, бесконечно проводятся учения. Россия вкладывает большие средства в подготовку к войне. А мы не получаем по этому поводу никаких объяснений.

— Вам нужно немецкое оружие для самообороны?

— Мы открыты для этого и предлагаем свои услуги — ведь речь идет о европейской безопасности! Мы все должны еще больше поддерживать друг друга и быть готовыми ко всему. Однако во главе угла должно стоять дипломатическое решение.

Госпожа Меркель и президент Олланд играют очень важную роль в деэскалации конфликта. Ровно год назад, в феврале 2015 года, мы встретились на переговорах в Минске — вскоре после трагедии в Краматорске, расположенном в 50 километрах от линии фронта, где дома мирных жителей были обстреляны российскими ракетами. Объяснений этому мы так и не получили.

— В то же время все больше европейских политиков выступают за сближение с Путиным, рассматривая его в качестве партнера в связи с войной в Сирии. Что вы думаете по этому поводу?

— Мне ясно одно: тот, кто видит, что происходит на востоке Украины, не может выступать за отмену санкций.


Европа не должна стать жертвой шантажа со стороны Путина под тем предлогом, что без него не обойтись в урегулировании сирийского вопроса. Все, что происходит в мире, прямо или косвенно связано с российской агрессией. Поэтому продление санкций — это и вопрос наших ценностей. Россия хочет вбить клин между европейскими странами — это ее цель. Но мы не должны допустить этого.

Даже если посмотреть на ситуацию с точки зрения экономики: российский рынок — больше не такой, каким он был несколько лет назад. И Европа намного меньше зависит от него. 


— Путин в интервью нашей газете сказал: «Для меня не важны границы». Что это означает для Украины?

— Во-первых, я хочу поздравить журналистов, которым он это сказал. Потому что до сих пор Путин вел себя именно так, но никогда не признавался в этом.

Мы на Украине знаем, что он не признает наших границ, и поэтому эти его слова были направлены в первую очередь в адрес Европы, чтобы она знала, что это может произойти с кем угодно.

Путин не признает «красных линий» и может аннексировать другие страны — якобы под предлогом дискриминации русскоязычного меньшинства. У вас в Германии тоже есть русскоязычное меньшинство…

— В Германии разгорелась ожесточенная дискуссия по поводу девочки Лизы…

— И теперь благодаря российской пропаганде о «деле Лизы» знают все! Для Германии эта шокирующая пропаганда стала чем-то новым. Но на Украине об этом известно уже полтора года: российские СМИ распространяют ложь до тех пор, пока люди не начинают в нее верить.

Теперь Путин развязал информационную войну против Германии. Это гибридная война России. И мы должны все вместе бороться против нее, потому что правда на нашей стороне. Поэтому было бы правильно создать европейский телеканал, вещающий на русском языке. Люди, говорящие по-русски, должны получать информацию не только от российских государственных СМИ.

— В вашей стране вам приходится также бороться с коррупцией. В последнее время раздается много критики по поводу неэффективности реформ в области борьбы с коррупцией.

— Мы провели множество реформ — в полиции, в области борьбы с коррупцией, в армии, в сфере децентрализации власти, в экономике в целом. Но, конечно, мы хотим, чтобы дело шло еще быстрее!

Но, пожалуйста, не забудьте, что у нас на протяжении полутора лет идет война. Без этой войны, без российских вооруженных сил на востоке Украины процесс реформирования продвинулся бы намного дальше.