Нормализация российско-турецких отношений, которые после уничтожения российского самолета вконец испортились, не увенчалась успехом.

Но и так совершенно очевидно, что здравый смысл, который позволил бы обеспечить такую нормализацию, чужд как российскому, так и турецкому правительству. Почему-то единственное, что действительно удается во внешней и внутренней политике руководству Партии справедливости и развития (ПСР) Турции, — ссориться со всеми.

Видимо, правительство стремится к тому, чтобы весь мир вращался вокруг них — и во внутренней, и во внешней политике. Но, к сожалению, нет такого мира. Капризы, которые вы позволяете себе внутри страны, не проходят за пределами Капыкуле (пограничный переход на границе Турции и Болгарии, через который осуществляются основные поставки экспорта в Европу — прим. пер.). Что приобрела неоосманистская, реакционная и нереалистичная ПСР во внешней политике? Огромное «ничего». А что потеряла? Очень многое. Теперь у Турции проблемные отношения со всеми соседями и почти ноль друзей.

Управлять страной на основе политики популизма — значит приближать ее конец. 70% респондентов недавно проведенного опроса пришли к выводу, что российский самолет был сбит справедливо. Интересно, а будут ли они так думать, когда Турции придет черед расплачиваться за сбитый самолет и терпеть убытки на уровне прогнозируемых в 2016 году 10-15 миллиардов долларов? Страной нельзя управлять по опросам.

Уверен, что, если провести исследование сегодня, на вопрос «Объявить ли нам войну России?» эти 70%, поддержавшие уничтожение самолета, тоже ответят «да». И что же, мы начнем войну с Россией? Политику государства не должны формировать только взгляды народных масс. Люди видят события поверхностно, а если и пытаются вникнуть глубже, то ничего не выходит. Когда мнения политических институтов расходятся с мнениями народных масс, они не пытаются во что бы то ни стало идти за массами, а стараются убедить людей и склонить их к своей линии.

Уничтожение российского самолета — одна из важнейших стратегических ошибок Турецкой Республики за всю ее 93-летнюю историю. Этот шаг несколько остудил сердца наученных горьким опытом стран северо-восточной Европы (прежде всего Германии), веками ощущавшими на себе российское давление, но внес Турцию в список мишеней России. Эти страны полностью поддержали Турцию, но их отношение к русским традиционно было холодным. Например, прохлада в российско-немецких отношениях сохраняется даже сегодня, это наблюдается и в отношениях между простыми людьми. Как поведал один мой знакомый из сферы туризма, в наших южных курортных городах немцы с трудом уживаются с русскими в одной гостинице: «Они не выносят общества друг друга, куда заходит один, лишний раз не заходит другой». И это подтверждают многие наши работники туристического бизнеса. Таким образом, Турция должна быть внимательна к тому, чтобы, определяя дальнейший курс турецко-российских отношений, не попасть под влияние северо-восточной Европы.


Последние нарушения турецкого воздушного пространства показывают, что Россия дразнит Турцию. Россия, которая имеет виды на нашу страну и считает, что она ей по зубам, словно толкает в плечо идущую по прямой дороге Турцию. Целью русских может быть разжигание борьбы и военного конфликта. Судя по нынешнему экономическому положению России, она может пойти на риск войны с такой страной, как Турция. Начав войну, Россия не будет производить или импортировать новое оружие, у нее и так есть значительные запасы, оставшиеся со времен холодной войны. Ей не придется инвестировать в войну, она будет пользоваться имеющимися у нее резервами. В условиях войны поднимутся цены на нефть и природный газ, обеспечивающие русским основной доход, поэтому война для России может обернуться даже экономической прибылью.

Турция находится в противоположной ситуации. Военная промышленность в значительной степени зависит от импорта из-за рубежа. Если Турция решится на эту войну, ей предстоят серьезные инвестиции и расходы на вооружения. Однако турецкая экономика не обладает таким потенциалом. Не нужно быть профессором экономики, чтобы по показателям за последний год увидеть, что общая экономическая ситуация в стране ухудшилась. За последние три года валютный курс регулярно повышался, а фондовый рынок топчется на месте. Процентные ставки вышли из-под контроля. В южных районах страна борется с проблемой террора, на плечи народа легло многомиллиардное бремя приема миллионов сирийских беженцев, которых в объятия страны бросила ошибочная сирийская политика властей. А по дополнительным налогам и повышению налоговых ставок можно понять, что правительство положило глаз на оскудевший кошелек своих граждан. Но в этом кошельке нет ничего, что могло бы быть общим. Долг, который тяжким грузом повис на населении, превышает 150 миллиардов долларов. Грубо говоря, каждый гражданин должен в среднем по две тысячи долларов или шесть тысяч лир. Должник — государство, должник — частный сектор, должник — народ.

Таким образом, вступление в войну станет роковой ошибкой для Турции. Россия же, напротив, форсирует конфликт с Турцией. В западной прессе уже даже стали описывать сценарии русско-турецкой войны. А то, что внешняя политика ПСР далека от рационализма и носит фантасмагоричный, реакционный характер, только повышает риск такой войны.

Легко быть мудрым после того, как все уже случилось. Пока этого не случилось, мы можем предупреждать. Россия и дальше будет продолжать свои провокации. Важно не поддаваться на них и не позволять им достичь цели. Еще с самого начала мы должны были закрыть глаза на 10-12-секундные нарушения нашего воздушного пространства. Внешняя политика ПСР спотыкается обо все подряд. Но если вы постоянно обо что-то спотыкаетесь, вы не можете идти вперед. Разве в обычной жизни, когда вы идете по улице, вы натыкаетесь на каждый камень, проваливаетесь в каждую колдобину и пластом падаете на землю? Нет, вы пытаетесь обойти камень и не споткнуться об него или перепрыгнуть через яму и не упасть. По крайней мере, правительство должно поступать именно так.