На этой неделе администрация Обамы заявила, что она планирует в четыре раза увеличить бюджетные ассигнования на размещение вооружений и военной техники в Европе с целью сдерживания России, что в очередной раз показало, насколько серьезно лидеры США и НАТО относятся к угрозе, которую представляет собой Россия. Украинское правительство пытается спасти свою молодую демократию и не допустить роста недовольства общественности своими смелыми, но медленными реформами, которые проводятся, несмотря на военное и экономическое давление России.

К югу, через Черное и Средиземное море, Тунис сейчас переживает одни из самых серьезных социальных волнений с момента революций арабской весны 2011 года, что свидетельствует об уязвимости единственной страны, которая преодолела период политического перехода без гражданской войны и не вернулась в диктатуре. Лидеры США очень обеспокоены угрозой, исходящей от экстремистов ИГИЛ в Тунисе и по всему региону в целом. Как и в Европе, они, по слухам, разрабатывают новые военные варианты действий, которые помогут справиться с этой угрозой в Сирии и Ливии.

С точки зрения многих американцев и, возможно, некоторых американских политиков, Украина и Тунис — с численностью населения всего в 45 и 10 миллионов соответственно — представляют собой всего лишь очередные проблемы в шокирующе длинном списке внешнеполитических вызовов. Такая оценка является грубой — и, возможно, неисправимой — ошибкой, последствия которой могут прокатиться эхом по всему региону и напоминать о себе многие десятилетия. Для США и их союзников Украина и Тунис — это удобные возможности продвигать свои стратегические интересы и потенциально трансформировать сложившуюся опасную ситуацию в тот момент, когда политика США в области национальной безопасности напоминает бесконечную и опасную геополитическую игру «Ударь крота».

Эти две страны являются стратегически ключевыми элементами внешней политики США. Обе эти страны заслуживают помощи США, которая должна включать в себя — хотя и не ограничиваться — военную поддержку.

Украина сейчас может похвастаться правительством, избранным демократическим путем в регионе, где в настоящее время демократия сдает свои позиции. Народная революция, одним из трагических эпизодов которой стало кровавое столкновение на центральной площади Киева, обернулась приходом к власти нового правительства реформаторов, которое изо всех сил пытается провести демократические реформы, восстановить разрушенную экономику и отразить атаки российских и сепаратистских сил, которые оккупировали восточную часть страны.

Тунис — это единственная арабская демократия на Ближнем Востоке. Там также действует избранное демократическим путем правительство, которое борется с радикальными экстремистами, стремящимися ее свергнуть. В Тунисе также были созданы четыре гражданских организации, которые в 2015 году получили Нобелевскую премию мира за свои успехи в продвижении мирного политического перехода.

Успех этих двух стран может сделать гораздо больше для противодействия попыткам России дестабилизировать крупные участки Евразии и для борьбы с угрозами со стороны таких экстремистских организаций, как ИГИЛ, чем любая пропагандистская инициатива или бомбовая кампания в Сирии. А ее стоимость может оказаться гораздо более приемлемой для американских налогоплательщиков, чем те миллиарды долларов, которые тратятся на тактические операции. Это поможет Америке подтвердить значимость тех универсальных ценностей, которые нам так дороги и важны не только для нас самих, но и для всех тех, кто готов за них бороться.

В период холодной войны американские стратеги понимали, что поддержка союзников и гарантия жизнеспособности рыночных демократий были так же важны, как и защита США от военных провокаций со стороны противника. Американские президенты, от Трумэна до Рейгана, работали над тем, чтобы объединить Европу и привести деколонизированные государства Европы, Азии, Африки и Латинской Америки к демократическому правлению и рыночной экономике, наглядно продемонстрировав им их преимущества. Успехи этих стран внесли такой же вклад в падение Железного занавеса, как и военная мощь США, и в отрыве друг от друга они не привели бы к такому результату.

Такой подход необходим и сейчас, когда успех на Украине и в Тунисе все еще возможен, но уже не гарантирован. Стратегические и нравственные последствия их неудачи могут быть огромными.

Неудача Украины не только осквернит жертвы тех, кто погиб на Майдане, и усилия реформаторов, борющихся с коррупцией. Она станет четким сигналом для стран Восточной Европы, Кавказа и Средней Азии о том, что вмешательство России невозможно сдержать, и что все попытки укрепить демократию и интегрироваться в международную экономику, вероятнее всего, ни к чему не приведут.

Неудача Туниса станет не только трагедией для тунисцев, которые возглавили арабскую весну и объединились, чтобы провести мирные реформы в обществе. Это станет величайшей победой ИГИЛ и других экстремистских движений, которые уже активно вербуют боевиков в Тунисе, и ударом для всех тех, кто хотел создать справедливое, представительное правительство.

Обеим странам срочно требуется поддержка США и Европы, чтобы закрепить свои достижения и выполнить законные требования своих граждан. Эта поддержка должна включать в себя:

• Финансовую помощь для укрепления ослабевших экономик;
• Поддержку в области обеспечения безопасности, чтобы помочь легитимным вооруженным силам отразить дестабилизирующие атаки внутри своих границ;
• Помощь в сфере управления, особенно в вопросе борьбы с коррупцией и в обеспечении поддержки реформ со стороны населения этих двух стран;
• Поддержку программ по обмену в сферах образования, предпринимательства и науки с целью привлечения молодежи этих стран.

Стоит отметить, что у правительств обеих стран есть свои слабости, включая коррупцию, внутриполитические конфликты и отсутствие прозрачности. Внезапный уход еще одного украинского министра-реформатора является поводом для особо сильного беспокойства. Однако оба правительства решительно настроены на реформы и отстаивание ценностей коллективного управления, гражданских свобод и диктатуры закона в регионах, в которых все страны находятся на осадном положении. Их вдохновленные граждане требуют перемен и основанного на реформах роста.

Внешняя политика США, приоритетами которой являются Украина и Тунис, представляет собой такую стратегию, которая потенциально способна трансформировать систему глобальной безопасности. Это такая стратегия, которую должны поддержать как демократы, так и республиканцы.