Падение уровня жизни в России может стать опасным для президента Владимира Путина. Пока об активных протестах речи не идет, но вскоре все может перемениться.

Через год после своего начала кризис может усилиться. В декабре 2014 года русские побежали в банки снимать свои сбережения. Многие из них шли с ними в пункты обмена валют и меняли их на доллары и евро. Другие бежали в магазины и скупали холодильники, телевизоры или автомобили — вещи, обещавшие дольше сохранить свою ценность, нежели национальная валюта, обменный курс которой снижался с умопомрачительной скоростью. А что теперь? Рубль стал еще слабее, но никакой суеты и тем более паники нет и в помине. Возможно, люди просто привыкли к новому положению вещей: с ноября рубль снижается вслед за ценами на нефть. А вода точит не только камень, но и умы людей.

Обрушился не только курс национальной валюты. Впервые с мирового финансового кризиса российский ВВП в минувшем году снизился — примерно на 3,7%. Во всех сферах от промышленного производства до инвестиций наблюдается падение. Инфляция превышает 10%, сокращаются прибыли в розничной торговле и реальные доходы населения. Из-за падения нефтяных цен падают доходы государственного бюджета, однако, это не главная проблема. России не грозит дефолт. Но «дефолт» грозит многим россиянам, и именно это должно заботить президента Владимира Путина. Во время его правления на протяжении десяти с лишним лет многим гражданам страны жилось все лучше и лучше, потому что росли цены на нефть: в бюджет поступали большие деньги, благодаря чему постоянно повышались зарплаты и пенсии граждан. На эти годы пришелся первый потребительский бум молодой Российской Федерации.

Рост под угрозой

Теперь же этот рост оказался под угрозой. Ввиду отсутствия либеральных реформ, а также борьбы с бюрократией и коррупцией экономике страны не удалось полноценно встать на ноги. Экономический рост замедлился еще четыре года назад, когда остановился рост цен на нефть. Снижение уровня жизни россиян таит в себе опасность, которую трудно оценить. При этом Кремль, который подчинил своей воле практически все сферы общественной жизни от «системной» политической оппозиции и до средств массовой информации, не может контролировать эту опасность.

В чем тут дело? Жизнь в России всегда была довольно тяжела. За исключением благополучных Москвы и Санкт-Петербурга, уровень жизни здесь зачастую был довольно низким. Мало кто планирует что-либо более чем на один год, потому что все усилия и надежды могут быть перечеркнуты одним махом. Те, кто имеет соответствующие возможности, стараются подстраховаться от невзгод самостоятельно. В 1990-х годах грань между «терпимой» жизнью и таковой за гранью прожиточного минимума была весьма тонкой. При Путине ситуация изменилась в лучшую сторону, но по-настоящему эта опасность не исчезала никогда. А теперь она вновь стала насущной.

Летаргия и терпимость

Несколько раз эта граница все же оказывалась нарушена. Некоторые россияне просыпались от летаргии и забывали о собственной терпимости, в которой их часто упрекали западные наблюдатели. Они не побоялись политических репрессий, которые после 2012 года сделали массовые акции протеста крайне малочисленными: год назад по всей стране люди вышли протестовать против значительного ограничения ближнего железнодорожного сообщения, после чего Путин немедленно включил эту тему в число приоритетных. А осенью минувшего года начались протесты водителей-«дальнобойщиков» против нового дорожного сбора, из-за которого они рисковали растерять всю свою прибыль. Однако поскольку речь идет об относительно небольшой части населения, из этой «искры» пока еще не разгорелся большой «пожар».

Вместе с тем надо сказать, что в представлении русских рыба не всегда гниет с головы. Так, проблему отмены большого числа пригородных электричек обосновали большим дефицитом местных бюджетов, а проблему новых дорожных сборов — необходимостью срочной модернизации сети автомобильных дорог. На этом фоне люди считают Путина не главным виновным в проблемах, а скорее наоборот — спасителем, который может защитить их от враждебных местных чиновников. Русские зачастую с излишним пиететом относятся к авторитету государства, однако, это вовсе не означает, что они его любят. А президент парадоксальным образом находится для них как бы за пределами государства — если действует достаточно ловко.

Люди предчувствуют бурю

А Путин действует весьма ловко. С точки зрения некоторых россиян, эволюция российского руководства, начиная с 1970-х годов, достаточно проста: «поздний» Леонид Брежнев едва сохранял способность мыслить. Михаил Горбачев несет ответственность за распад Советского Союза. Борис Ельцин был пьяницей, при котором значительная часть населения обнищала. А Путин? Он занимается спортом, не пьет, много работает, и именно на время его правления пришелся значительный экономический рост после продолжительных «смутных времен». Кто должен прийти ему на смену? Рейтинг популярности Путина по-прежнему очень высок — в настоящее время он превышает 80%.

В то же время надо сказать, что все больше россиян оценивают ситуацию скептически. Согласно январскому опросу института по изучению общественного мнения «Левада-центр», всего 45% населения считают, что Россия идет правильным путем. Таким образом, это сокращение количества сторонников политического курса оказалось почти таким же мощным, каким был его рост весной 2014 года — после аннексии Крыма Россией и развязывания войны на востоке Украины. Люди предчувствуют бурю. Вопрос в том, понадобится ли какой-то особенный «удар молнии», чтобы критическая масса людей, наконец, начала воспринимать именно президента лично ответственным за ситуацию. Но после какой, собственно, «молнии»? Еще более выросших цен на хлеб? Банковского коллапса? Однако предсказать, куда и когда ударит молния, невозможно.