Двухчасовая встреча в гаванском аэропорту Хосе Марти для возобновления отношений после разрыва продолжительностью 962 года: 12 февраля папа Франциск ненадолго остановится на Кубе по пути в Мексику, чтобы встретиться с патриархом Кириллом, который в тот момент будет находиться с визитом на острове. Эта встреча глав Римской католической и Русской православной церквей станет первой в истории после раскола в 1054 году некогда единой христианской Церкви на Западную (Римско-Католическую) и Восточную (Греко-Кафолическую), резюмировали в Ватикане 5 февраля.
 
Об инициативе было объявлено в совместном пресс-релизе в Риме и Москве. Как бы то ни было, подход сторон к мероприятию ощутимо разнится. Святой престол собрал в пятницу внеочередную пресс-конференцию, чтобы объявить о «событии чрезвычайной важности», как выразился пресс-секретарь Ватикана Федерико Ломбарди (Federico Lombardi). В Москве же предстоящую встречу на Кубе представили без всякого пафоса.
 

Как отметил официальный представитель Московского патриархата, эта историческая встреча стала возможной благодаря «совпадению дат» визита Патриарха в страны Латинской Америки и посещение папой римским Мексики. Кроме того, он подчеркнул, что Кирилл отправляется на Кубу по приглашению главы государства Рауля Кастро, чтобы встретиться с его братом Фиделем, а также с русскоязычной общиной, насчитывающей 15 тысяч человек. Как отмечают в РПЦ, «остров Свободы» стал подходящей нейтральной площадкой. «Патриарх Кирилл не хотел, чтобы такая встреча прошла в Европе. С этим связан не вполне благоприятный фон, связанный с Европой».

Кровавый экуменизм

С самого вступления в сан понтифика три года назад Франциск поставил в число приоритетных задач сближение с другими христианскими церквями. Именно поэтому после избрания он представился миру как «епископ римский», а не папа: главное разногласие двух церквей упирается в вопрос главенства понтифика.
 
Судьба подвергающихся гонениям христиан в некоторых странах лишь усилила это стремление к сближению. «Для меня главное — экуменизм, — заявил он в декабре 2013 года. — Сегодня существует кровавый экуменизм. В странах, где христиан убивают лишь за то, что они носят крест или Библию, убийцы не спрашивают их, кто они: англиканцы, лютеране, католики или православные».

Война в Ираке и Сирии, усиление радикального исламизма и его трагические последствия для христиан на Ближнем Востоке и в некоторых африканских странах — все это лишь обострило чувство экстренной необходимости. В ноябре 2014 года папа встретился патриархом Константинопольским Варфоломеем, выразив охватившее его беспокойство. «Мы не можем принять Ближний Восток без христиан, которые две тысячи лет следовали там вере в Иисуса Христа».
 
Сложная атмосфера


В свою очередь РПЦ полностью одобрила российское военное вмешательство в Сирии и считает, что «ситуация, сложившаяся сегодня на Ближнем Востоке, в Северной и Центральной Африке и в некоторых других регионах, где экстремисты осуществляют подлинный геноцид христианского населения, требует неотложных мер и более тесного взаимодействия между христианскими церквями. В нынешней трагической ситуации необходимо отбросить в сторону внутренние разногласия и объединить усилия для спасения христианства в тех регионах, где оно подвергается жесточайшим гонениям». Собравшееся в Москве православное духовенство дало добро на встречу лидеров двух церквей, главной темой которой должны стать гонения христиан.
 
Как бы то ни было, украинский конфликт осложнил достижение договоренности сторон. Украинская православная церковь (связана с РПЦ) сейчас на ножах с Украинской греко-католической церковью (ориентируется на Рим). Представитель Московского патриархата не преминул напомнить, что предыдущие попытки провести подобную встречу (в частности в 1996 и 1997 годах, когда Иоанн-Павел II и Алексий II намеревались провести переговоры в Австрии) окончились неудачей из-за «действий греко-католиков на Украине и прозелитизма католических миссионеров на канонической территории Московского патриархата».

«Униатство — это слово другой эпохи»


Если Иоанн-Павел II сразу же оказал поддержку сформировавшимся за «железным занавесом» восточным униатским церквям, Франциск, по всей видимости, несколько дистанцировался от них. «Восточные католические церкви, бесспорно, имеют право на существование, — заявил он. — Но униатство — это слово другой эпохи. Сегодня так уже не говорят. Нужно искать другой путь». По словам представителя РПЦ, «положение ухудшилось в результате событий последнего времени на Украине, в которых представители УГКЦ принимали самое непосредственное участие, выступая с антироссийскими и русофобскими лозунгами».
 
Еще одно препятствие для сближения двух церквей кроется в них самих. Враждебное отношение консервативных православных течений к «упадничеству» Запада и «попустительству» католической церкви только усиливалось за последние годы на фоне националистической политики президента Владимира Путина, который пользуется активной поддержкой патриархата.