«Если войну в Сирии остановить не удастся, на ней будет паразитировать военно-промышленный комплекс, а государства будут все увеличивать свой долг. Богатые будут богатеть, а бедные воевать», — говорит в интервью порталу Prvnizpravy.cz Оскар Крейчи.

Prvnizpravy.cz: По китайскому календарю начинается год обезьяны. Я заглянул в один гороскоп и узнал, что люди, «родившиеся в год обезьяны, умны, стремительны, беспокойны, веселы, агрессивны и чувственны. У них дикий, взрывной темперамент и склонность пропускать ступеньки и задачи, потому то они всегда находят более простой способ сделать свою работу. Они злорадны, искусны в интригах и идут на огромный риск, чтобы обойти своих врагов».


Оскар Крейчи: Вы правы. Но существуют и другие гороскопы, и в некоторых из них можно прочитать, что обезьяна своим поведением создает хаос.

— То есть вы хотите сказать, что в год обезьяны нас ожидает хаос?


— Ни один прогноз событий не является стопроцентным. Если прогноз оказывается верным, то это благодаря целому ряду обстоятельств, которые, однако, могли бы развиваться и иначе. Уже при жизни Иосипа Тито говорили, что после его смерти Югославия распадется. Так и произошло, и не произошло. Все этого ожидали — подготовились и противники распада Югославии.

— Но ведь она распалась!

— Но не после смерти Тито, а более чем через десять лет из-за поражения Советского Союза в холодной войне и краха этой сверхдержавы. Только после этого деструктивные силы взяли верх. Для того, чтобы события произошли, нужен комплекс причин и условий.

— То есть хаоса не будет?

— Существуют основные тенденции к усугублению хаоса. Этим тенденциям можно противостоять, но пока политические элиты не демонстрируют способности распознавать риски — они реагируют с большим опозданием.

— Чтобы наши читатели не заскучали, будьте конкретнее. Какие тенденции несут наибольшие риски?

— Экономические и военные. Я приведу пример из области, за которой все внимательно следят. Я прокомментирую то, что в четверг на семинаре по Сирии, который состоялся в Палате депутатов, о нефти сказала доцент Илона Швигликова. Инициатива, манипулирующая ценами на нефть в сторону их снижения, вероятнее всего, исходит из Саудовской Аравии, которая хотела заблокировать новые, дорогие технологии добычи в США. Но саудовцы просчитались и у них не получилось удержать цену на нефть в районе 50 долларов за баррель. Теперь Эр-Рияд столкнулся с проблемами. А просчитался он потому, что рассчитывал на слишком малое количество игроков на нефтяном рынке, а в случае основных — не угадал их поведения. Так что поступки в экономике могут иметь неэкономические мотивы, ведь нефть — это «товар из области безопасности».

Например, Россия, которую давят санкциями, на снижение цен на нефть отреагировала увеличением добычи. Нарастив добычу до максимальных объемов со времен распада Советского Союза, Россия стремилась возместить убытки из-за цены барреля за счет количества баррелей. Кроме того, Москва упорно добивалась отмены санкций против Ирана, что противоречило ее собственным интересам (РФ хочет возвращения высоких цен на нефть), ведь Иран поставляет на рынок 500 тысяч баррелей нефти. Неэкономические факторы для России оказались важнее. Похоже, конец низким ценам на нефть положит не совместный договор, а коллапс одного из основных игроков. Тогда цены на нефть могут пойти вверх. Это не игра по правилам, а смесь экономической конкуренции и политического соревнования. Однако, вероятно, наиболее интересно в этом всем то, что снижаются цены и на другие товары. Невидимая рука рынка дает «всеобщее благо», но только самым сильным.

— А могут ли Соединенные Штаты проиграть на рынке нефти? По некоторым данным, они уже отказываются от сланцевой добычи.


— Проблемой в большинстве случаев манипулирования рынком является ошибочная оценка последствий. Вспомните, что сначала некоторые комментаторы утверждали, что за спадом цен на нефть стоит Вашингтон, который хочет подкосить Москву. Сегодня США платят убыточностью новых нефтяных скважин, увольнением десятков тысяч людей. Появилась и новая проблема: растет нерентабельность биотоплива, которое не может противостоять продолжительному снижению цен на нефть.

А это является угрозой для большого количества фермеров, а также угрозой для желаемых результатов президентских выборов… Есть и еще одна проблема. Некоторые аналитики утверждают, что сохранения гегемонии США после разрыва привязки доллара к золоту в 1971 году удалось добиться тем, что была достигнута договоренность о привязке доллара к нефти. Какой будет стоимость нефтедоллара, когда цена на нефть падает и происходит переход на оплату в национальных валютах?

Теперь Барак Обама предлагает налог в 10 долларов за баррель. Якобы он необходим для финансирования строительства скоростных дорог и экологичного транспорта. Может, и так, но также вырастет цена на нефть, и кое-что станет более рентабельным.

— Некоторые американские предприниматели предупреждают, что это замедлит динамику экономики США.


— А что такое эта динамика экономики США? В своей речи о положении штатов Обама хвалился беспрецедентным ростом. По первым оценкам, он составлял около 2% ВВП. Сравните это с 6,9% в Китае. А ведь сейчас производится перерасчет, после которого Соединенные Штаты, как правило, демонстрируют более низкие числа, чем первоначальные. На этот раз все может закончиться «положительным нулем», то есть десятыми процента.

Но есть и другая проблема, более общая. Как могут расти экономики с огромным долгом? Пусть мы и не знаем, как долго можно жить при капитализме в долг, стоило бы проявить осторожность при кредитовании в неплатежеспособных банках. Американский экономист и сотрудник американских спецслужб Джим Райкардс утверждает, что мировой ВВП составляет 72,6 триллиона долларов, а на рынке существуют банковские деривативы на 710 триллионов. При любой мелкой панике выясняется, что самым известным банковским домам доверять нельзя. Есть еще и национальный долг США, который превысил 19 триллионов, а общий долг США, включающий штаты и домохозяйства, приближается к 65 триллионам долларов.

— То есть будет коллапс?


— Я повторюсь — не обязательно. Если правительства будут реагировать предусмотрительно. Если они будут сокращать задолженности и создавать резервы. Обратите внимание, что Россия, несмотря на все свои серьезные экономические проблемы, в прошлом году купила 200 тонн золота. В последний раз подобный объем закупался при Сталине перед Второй мировой войной.
— Инвестировать в золото?

— Стоимость золота — это договоренность. Сегодня, судя по всему, ею манипулируют те, кто покупает, и те, кто сделал ставку на низкую стоимость золота. В случае смерти денег, о которой пишет упомянутый Райкардс, некая договоренность при установлении цены должна быть. И тут напрашивается золото.


Все мы гонимся за ростом, и, возможно, прообразом будущего капитализма является Япония. Вот уже несколько десятилетий она пребывает в стагнации и испробовала и либеральные, и консервативные шоковые терапии. Все безуспешно. Быть может, лучше всего было бы остановиться и оздоровить экономику.

— На это никто не пойдет. Если они не могут договориться о цене нефти, как они могут договориться об остановке роста?


— Не договориться, а смириться с ним. И задуматься. Сейчас кажется, что капитализм в том виде, каким мы его знаем со времен Второй мировой войны по США, попадает в ловушку. И речь не только о долговом капкане. Даже такие позитивные явления, как новые технологии и роботизация, могут, напротив, означать рост безработицы. Рост не означает процветание всех. Это лишь увеличение пропасти между богатыми и бедными, потому что новые ценности присваивает небольшая группа, а средние зарплаты стагнируют. На экономическом форуме в Давосе, где встречаются власть имущие, прозвучала мысль, что и в развивающихся, и в развитых странах в руках бедной части населения сосредоточено менее одного процента богатства. Я повторюсь — и в развивающихся, и в развитых странах. Образование не означает получения рабочего места, вузы выпускают квалифицированных безработных. Даже если не ожидать крупных конфликтов, как будет выглядеть современное общество через двадцать лет при сохранении подобных тенденций?

Маркс считал, что экономический рост дарует свободное время, которое является исключительным мерилом свободы личности. Как будет использоваться свободное время в обществе, ориентированном на развлечения, в котором много людей, проповедующих индивидуализм? Что заменит труд? Наверное, игры, компьютерные игры и наркотики. И это еще в лучшем случае, если не случится коллапса или большой войны.

— Сейчас много спорят о готовящемся договоре о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП) и только что подписанном договоре о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП). Как эти переговоры связаны с потенциальным кризисом, о котором мы говорим?

— Поиски резервов. Так же, как для капитализма резервом было использование трансформации постсоветских стран, когда были уничтожены или исчерпаны производственные, сырьевые и финансовые источники в Восточной Европе. Готовящиеся соглашения задуманы для урегулирования экономики в США.

— Вы никогда не высказывались по этому вопросу. И даже сейчас мне кажется, что эти договоры вы комментируете намного спокойнее, чем другие политологи и экономисты.


— Во-первых, переговоры засекречены, и у нас нет полной информации о том, каково содержание договора ТТИП. Однако критику я считаю очень полезной: нужно обозначать границы для переговорщиков, которых выбирает кто-то в закулисье. Но с точки зрения нашего разговора важны два других факта. Эти договоры не решают кризисных вопросов, о которых вы говорим. тенденции могут замедлиться, но не поменяться. И есть другая проблема. Если устанавливать правила без Китая и России, а это одна из главных характеристик упомянутых договоров, то, получается, нормативы будут сформированы без тех, у кого есть деньги. А что играет решающую роль в глобальном капитализме — правила или капитал? Что сделало ВТО для защиты свободного рынка, когда были объявлены антироссийские санкции? Ничего. Решает власть, а не правила. А экономическая власть перемещается в другие регионы.

— Вы представляете все в черных тонах, но в то же время говорите, что не обязательно все кончится плохо. Не кажется ли вам, что вы противоречите сам себе?

— Основная проблема состоит в параллельности течения кризисных процессов. И их действительно много. И риском является как «ничегонеделание», мол, катастрофические прогнозы были всегда, но ничего сверхъестественного не случилось, так и опрометчивые реакции. В особенности те, которые обусловлены явлениями иного порядка…


— Вы опять говорите слишком абстрактно.


— Игры с ценами на нефть сталкиваются, в частности, с мотивами с другого уровня социальных процессов, то есть не с экономического, а с геополитического уровня. Иран хочет войти в Шанхайскую организацию сотрудничества, что может оказаться важнее, что упомянутые 500 тысяч баррелей ежедневно.

Сейчас нечто подобное происходит в Сирии. Центральный Восток полон противоречий: деление на шиитов и суннитов плюс религиозные меньшинства, национальное деление на арабов, курдов, турок и персов, идейное разделение на монархистов, республиканцев, светских и теократических режимов, социальное деление на сверхбогатых и очень бедных. И все борются против друг друга.

Благодаря российскому вмешательству, побеждать начал легитимный сирийский режим. И голос подала монархическая суннитско-ваххабистская Саудовская Аравия, заявившая, что на войну с боевиками Исламского государства она отправит сухопутные войска. А это, если переводить на понятный язык, означает, что Саудовская Аравия поможет суннитским повстанцам в борьбе с наступающими войсками сирийского правительства. Это, разумеется, возмутит шиитские правительства не только в сирийском Дамаске, но и в иракском Багдаде и в иранском Тегеране, которые уже сегодня возмущены саудовской интервенцией в Йемене. Карта подсказывает, что путь саудовские части могут проложить себе через суннитскую Иорданию. И можно допустить, что сирийская война, которая могла бы закончиться через полгода, превратится в долгую ближневосточную войну. Региональную войну с участием мировых держав. Вы можете себе представить количество погибших? А новые цены на нефть? Она точно составит не 20 долларов, которые на 2016 год прогнозируют Morgan Stanley и Citigroup, и уж точно не 10 долларов за баррель, о которых говорят в британском банке Standard Chartered.

— Вы опять делитесь мрачными сценариями. Вчера появилась новость о том, что мировые политики договорились о помощи Сирии и соседним государствам в размере 10 миллиардов долларов. Китай заявил, что отправит 10 тысяч тонн продуктов питания сирийским беженцам. Не кажется ли вам, что все это позитивные явления?


— Конечно, вы правы. Это верный путь. Однако давняя проблема состоит в том, что Запад левой рукой дает помощь, а правой — кормит войну. Однако я не хочу читать мораль. Если войну в Сирии не удастся остановить, то есть одержать победу, то каковы будут последствия для мировой экономики? Свою выгоду будет извлекать паразитирующий военно-промышленный комплекс, то есть государства будут продолжать увеличивать свою задолженность. Богатые будут богатеть, а бедные воевать. Ошибочные геополитические решения уничтожат не только благотворительность, но и экономику и социальный мир в их сегодняшнем виде.

Боюсь, что западные политические элиты не видят внутренних связей. Стремясь сохранить привилегии, они своими поступками провоцируют неожиданные, нежелательные и неконтролируемые события, которые имеют тенденцию множиться и создавать новых игроков. То есть получается хаос.