«Боевое крещение» министра иностранных дел Латвии Эдгара Ринкевича состоялось в 2014 году, когда началась агрессия России на Украине. Резонанс в обществе вызвало решение министра объявить персонами нон грата в Латвии нескольких симпатизирующих Кремлю артистов российской эстрады. Правда, «крупная рыба» беспрепятственно проплыла мимо «черного списка». В целом Ринкевич хорошо справляется со своей должностью, и его замена в процессе формирования правительства даже не обсуждалась.

Подстраивается под позицию Европы

Карьера Ринкевича была очень быстрой. В начале 90-х годов в возрасте 23 лет он стал госсекретарем Министерства обороны, а позже руководил канцелярией президента Валдиса Затлерса. В октябре 2011 года Ринкевича на пост министра иностранных дел выдвинула возглавляемая Затлерсом «Партия реформ». Позже Ринкевич стал членом этой партии, но перед выборами в Сейм 12-го созыва ненавязчиво «проскользнул» в «Единство».

В то время, когда Ринкевич приступал к обязанностям министра иностранных дел, внешняя политика была достаточно рутинной сферой. Привычным было то, что Россия время от времени высказывает обвинения в адрес стран Балтии, но не более того. В 2012 году крупнейшим событием внешнеполитической жизни Латвии был визит в нашу страну госсекретаря США Хиллари Клинтон. Но ситуация резко изменилась после того, как Россия незаконно аннексировала Крым и начала агрессию на востоке Украины. Эксперты считают, что Ринкевич хорошо справился с вызовами. «Он — один из лучших министров иностранных дел», — подчеркнул руководитель Института внешней политики Латвии Андрис Спрудс. Позиция Латвии по украинскому вопросу довольно жесткая, но одновременно она подстраивается под общую позицию Европейского союза. К примеру, латвийский МИД в отношении прокремлевских боевиков Донбасса избегает использовать термин «террористы».


Многие с восторгом восприняли решение Ринкевича включить в список нежелательных лиц российских певцов Олега Газманова, Валерию и Иосифа Кобзона, а также актера Ивана Охлобыстина, который заявил, что геев надо сжигать. Примечательно, что в то же время с «частным визитом» в Латвию беспрепятственно прибыл известный скандальными высказываниями министр культуры России Владимир Мединский. Это свидетельствует о том, что МИД не только работает «на публику», но и просчитывает последствия своих решений. В данном случае, вероятно, был сделан вывод, что действия против министра могут осложнить отношения Латвии с Россией в области культуры. Ринкевич также не воспользовался своим правом запретить въезд в Латвию занимавшему в то время должность главы «Российских железных дорог» Владимиру Якунину, который прибыл на празднование дня рождения руководителя Латвийской железной дороги Угиса Магониса. Более активных действий можно было бы ожидать от МИДа Латвии после того, как посол России Александр Вешняков в начале этого года демонстративно посетил могилу осужденного в Латвии за военные преступления красного партизана Василия Кононова.

«Не надо гоняться за каждым эстрадным певцом», — сказал бывший руководитель Института международных отношений Латвии Юрис Боярс. Но по большому счету у него нет претензий к тому, как Ринкевич формирует политику. Боярс считает, что у главы МИДа отсутствуют качества, позволяющие стать лидером на международной арене. «Посмотрите на президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса. Если вы из маленькой страны, то можете соперничать со сверхдержавами только на интеллектуальном уровне, и такими способностями в международной политике обладает Ильвес. У Ринкевича их нет».

Критикует работу Ринкевича депутат Сейма от Национального объединения, член парламентской комиссии по международным делам Янис Домбрава, по мнению которого, реализуемая нынешним министром внешняя политика носит реагирующий характер, но в нее не включена оценка рисков. «Если оценить риски на ближайшие пять-десять лет, то внешнеполитическому ведомству будет легче работать. Один из рисков — имперские устремления России, а второй — миграционный кризис», — рассуждает Домбрава. Он называет ошибочным высказывание Ринкевича: если Латвия не примет участие в приеме беженцев, то Латвию больше не будут охранять самолеты НАТО. «Ринкевич не формирует внешнюю политику, а следует установкам Германии, Франции и других крупных государств Европы и реализует их», — добавил Домбрава.

Популярен среди предпринимателей

Одна из задач внешнеполитического ведомства — помогать латвийским предпринимателям за рубежом. В последнее время МИД открыл посольства в странах, которые относятся к так называемым развивающимся рынкам, к примеру, в Объединенных Арабских Эмиратах, Индии, Южной Корее. «Выбор правильный, потому что Азия экономически развивается. Посольства в этих странах — хороший опорный пункт в налаживании нашими бизнесменами контактов. МИД вложил много времени и энергии на китайском направлении, и сейчас появились заслуженные плоды этой работы: в Китае продается произведенное Food Union мороженое», — сказал председатель правления Торгово-промышленной палаты Латвии (ТППЛ) Янис Эндзиньш. Он подчеркнул, что одним из приоритетов МИДа Латвии должно стать содействие экспорту латвийской продукции: больше экспорта — больше средств у государства и более благополучная жизнь, а также возможность достичь часто упоминаемого размера расходов на оборону на уровне 2% от ВВП.

Говоря об экономическом сотрудничестве с Россией, Эндзиньш указал: сейчас продолжаются дискуссии между предпринимателями двух стран, но бизнесмены ожидают от внешнеполитической службы, что Латвия не будет одним из самых громкоголосых адвокатов санкций против России. Предприниматели готовы возобновить сотрудничество с Россией и экспорт в эту страну. Но в целом члены ТППЛ оценивают работу Ринкевича позитивно. По итогам проведенного в конце прошлого года опроса среди предпринимателей глава МИДа по популярности занял третье место после министра культуры Даце Мелбарде и министра экономики Даны Рейзниеце-Озолы.

Объектом дискуссий в прошлом году стало публичное признание Ринкевича в Twitter в гомосексуальной ориентации. «Смелость» министра приветствовали многие западные коллеги. Боярс считает, что личная жизнь главы МИДа все же влияет на его репутацию в мире — на Западе проблем не будет, но вопрос может приобрести актуальность при формировании отношений с Россией и другими странами СНГ. В свою очередь, по мнению. Спрудса, признание Ринкевича послужило сигналом того, что мы живем в европейском государстве.

Особый рассказ о коммуникации Ринкевича в социальных сетях, где по выходным иногда появляются его жесткие высказывания. К примеру, 6 апреля прошлого года он написал: «Меня не удивляет совокупление «Центра согласия» и Национального объединения в вопросе о нравственности, потому что их цель не свободная Латвийская Республика, а тоталитарное государство, которое потом можно передать Кремлю». Правда, после этого Ринкевич стал сдержаннее в своих посланиях. В международной среде министр известен как активный пользователь Twitter. «Он демонстрирует активность, использует современные технологии. Некоторые его высказывания в Twitter противоречивы, но в них выражено личное отношение. В интеллектуальном плане на Ринкевича оказали влияние маршал Сейма Польши Радослав Сикорский, бывший министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт и еврокомиссар от Финляндии Александр Стубб», — отметил Спрудс.