Молдавским олигархам противостоит противоречивый союз прозападной и пророссийских партий. Как долго продержится и насколько будет эффективен этот странный политический альянс?

Феномен объединенной оппозиции, включающей как правую, прозападную гражданскую платформу ДА, так и пророссийские партии — Партию Социалистов Игоря Додона и Нашу партию Ренато Усатого, абсолютно нов для Молдавии.

В политической жизни Молдавии соединение противоположных полюсов рассматривалось всегда как предательство и приводило к печальным электоральным последствиям для тех, кто шел на это. Поэтому смысл объединения был в максимально сжатом виде изложен Игорем Додоном на Гражданском Форуме — некой гражданской платформе, объединяющие все противоположные политические тенденции: «Мы все здесь разные. Мы видим по разному геополитический вектор. Но то, что произошло в последнее время это самое лучшее из того что могло случиться с Молдавией. Мы все объединили наши усилия против криминально-олигархического режима. Наша единственная цель — досрочные выборы».

Все же сам процесс объединения был по видимому далек от какой то спланированной акции. Начиная с конца сентября прошлого года оппозиция установила два палаточных городка сохраняя политический раскол — правые на Площади Национального Собрания перед Правительством а социалисты и нашисты — перед зданием Парламента. Несмотря на незначительное расстояние между митингами, протестующие избегали любого контакта между собой.

Первый серьезный сдвиг произошел на митингах 17 января, после того как президент Молдавии Тимофти поменял свое решение, отказавшись от ранее предложенной им кандидатуры Пэдурару, выдвинув на пост премьера выдвиженца Демократической Партии Павла Филипа.

Несмотря на то, что митинги должны были проводиться раздельно, колона демонстрантов Социалистичекой партии должна была пройти через Площадь Национального Собрания, где митинговали правые. В следствии краткой беседы состоявшейся между Игорем Додоном и лидером правых, Андреем Нэстасе, социалистам был создан необходимый коридор для прохождения к зданию парламента. Это был первый пример эффективного взаимодействия оппозиции.

Второй момент сближения произошел 20 января после того, как парламентское большинство проголосовала за назначение правительства Павла Филипа. Услышав от своих лидеров призывы к окружению парламента, протестующие хлынули со всех сторон к стенам законодательного органа. Создалась толпа которая не имела никакой идеологической окраски. Лидерам протестных движений пришлось действовать сообща для успокоения масс.

В последствии, Игорь Додон признавался, что, находясь перед центральным входом, он смог успокоить своих протестующих, но в других горячих точках люди его совершенно не слушали так как не принадлежали к его партии. Разъярённые митингующие проникли через боковую дверь в здание Парламента и там уже пришлось Андрею Нэстасе и Ренато Усатому вместе усмирять своих сторонников. Вечером, все три лидера пришли на одну из телепередач и уже выглядели одной командой.

И наконец, сам момент объединения произошёл 24 января на совместном митинге протеста, где участвовали все три лидера со своими политическими полит-формированиями. В результате протеста был сформирован Совет Национального Спасения, объединяющий как левых так и правых. А 29 января была организована совместная акция в рамках Гражданского Форума. Нужно признать, что сам Совет Национального Спасения не институционализирован и функционирует только за счет взаимодействия лидеров Платформы ДА, социалистов и нашистов.

Конечно же, момент объединения оппозиции не был воспринят однозначно. Более того, можно сказать, что, начиная с 24 января, мощь протестных акций начала постепенно спадать. Логика политической борьбы, которая не признает единство противоположностей дало о себе знать. Попытаемся в дальнейшем разобраться, где и когда оппозиционеры перестарались.
«Что касается геополитического вектора то, как говорится, мы накрываем пианино тряпкой»

Начнем с правой, проевропейской Платформы ДА. Сразу же бросилось в глаза что в момент проведения совместного митинга 24 января, часть лидеров гражданского общества и политических комментаторов (Екатерина Мардарович, Петру Богату, Николай Негру, Оазу Нантой и др.) имеющих проевропейскую ориентацию перестали поддерживать платформу, отказавшись от главного призыва протестующих — проведение досрочных выборов.

Такая резкая смена позиций произошла абсолютно неожиданно, так как еще два дня тому назад эти же люди поддерживали скорейшую смену власти. Конечно же, объяснений резкому изменению тональности не последовало, но из высказанных этими людьми оценок можно было понять, что им неприятно видеть правых рядом с их злейшими врагами — пророссийскими партиями. Есть много людей в Молдавии, которые готовы бороться с ненавистным олигархическим режимом, но для которых геополитический вектор является более важным мотивационным фактором.

Усугубило эту ситуацию последовавшее на следующий день заявление Андрея Нэстасе, сделанное в одной из популярных передач находясь рядом с Усатым и Додоном.

В прямом эфире, на вопрос ведущей о последовательности в проведение проевропейской политике Андрей Нэстасе ответил: «Что касается геополитического вектора то, как говорится, мы накрываем пианино тряпкой, сроком до одного года, и занимаемся декриминализацией и регламентированием. Додон даже предлагал на полтора…».

Эти слова были повсеместно растиражированы и вызвали бурю негодования на правом фланге. Некоторые комментаторы назвали Нэстасе идиотом, а бывший президент Румынии Траян Бэсеску обобщил эту ситуацию следующим образом: «В Молдавии невозможно не мыслить геополитически. В противном случае вы просто являетесь трусом».

Нэстасе не помогло даже выпущенное им самим опровержение в котором он клеймил прессу за извращенную интерпретацию сказанного говоря о том что имелось в виду прекращение пустых разговоров об евроинтеграции но не самого процесса.

Как это ни странно, но на этом фоне совсем были забыты другие возможные мотивы нетерпимости между правыми и левыми. Многими комментаторами было подмечено что бескомпромиссность и неистовство лидеров объединённой оппозиции по отношению к олигархату Плахотнюка наигранно и неестественно.

В первую очередь это касается левых, так как Додон и Усатый люди далеко не бедные, сколотившие свои состояния довольно спорными методами. Правые предпочитают не замечать этого так как они тоже подпитываются финансово из олигархических источников Германии принадлежащих двум бизнесменам бежавшим из Молдавии— Виктору и Виорелу Цопа.

Ситуация дошла до абсурда когда находясь в прямом эфире с директором Национального Телевидения, Игорь Додон и Ренато Усатый обвинили руководство общественного канала в том, что оно находиться слишком близко к олигарху, имея в виду Влада Плахотнюка. Последовал незамедлительный ответ директора: «Даже к двум. Они передо мной». В этом смысле ситуация похоже на украинскую — свержение олигархов это дело самих олигархов.

Отношение левых партий к объединению с правыми тоже двусмысленно. С одной стороны лидеры утверждают, что их объединяет единая цель — свержение режима Плахотнюка. С другой стороны, уровень недоверия возрастает. Например, на Гражданском Форуме, за организацию которого отвечала Платформа ДА не были допущены два видных сторонников Партии Социалистов — историк Сергей Назария и директор Фонда Содружества, политолог, Борис Шаповалов.

Не сумев уладить эту проблему, Игорю Додону пришлось лишь с горя пожать плечами и констатировать, что «не мы здесь командуем парадом». На том же форуме Додон был ошарашен, когда один из известных журналистов потребовал от него «стать национальным героем но сменить геополитический вектор». Безусловно, в таких условиях левые постоянно находятся под неприятным давлением.

Более того, как Усатый так и Додон опасаются не предсказуемости радикального крыла правых, сформированного из ветеранов афганской и приднестровской войн и политиков в опале (среди которых выделяются Долганюк, Моцпан, и др.) Эта очень активная группа постоянно требует решительных мер вплоть до свержения режима силой. Такой яростный дискурс не совсем подходит левым политикам, которые не очень хотят быть обвинены в организации попытки государственного переворота. Гнев правых радикалов лишь подпитывают имеющие подозрения левых о том, что их могут завлечь в сомнительную операцию по насильному свержению режима, после которого отдуваться придется им самим.

В конце концов, отношения внутри левой оппозиции далеко не безоблачны. Усатого и Нашу Партию не устраивает их нынешний статус. (Ведь они находятся в отличие от социалистов вне Парламента.) Их недовольство усугубляется еще и тем, что они были просто выдворены из избирательной кампании 2014 года, несмотря на имеющиеся крайне высокие шансы стать одной из доминирующих партий в парламенте.

Усатый имеет веские причины недолюбливать Додона и социалистов, предполагая, что к его устранению из предвыборной гонки приложили и они руки. За глаза, а иногда и публично Усатый называет социалистов «индюками», указывая тем самым на их заносчивость.

Более того, 25 января между Усатым и Додоном возник конфликт связанный с предположением лидера Нашей Партии о том, что социалисты подставили Усатого, уговорив одного из его сторонников рассказать журналистам о незаконном финансировании митингов протеста. Конфликт был быстро замят, сам Усатый принес публично свои извинения но неприятный осадок наверняка остался.

Более того, начинают просматриваться разные стратегии этих двух политических сил. Несмотря на свою жесткую риторику, Игорь Додон всегда подчеркивал, что он заинтересован в мирном разрешении конфликта с властью, без применения силы. Можно предположить, что социалисты предпочитают перенести борьбу с улиц в стены парламента, где они являются самой внушительной фракцией. Нашисты Усатого не представлены в парламенте и поэтому их дискурс предполагает доведение страны до досрочных выборов.

Таким образом, лидеры не могут полностью доверять друг другу, так как у них скорее взаимоисключающие интересы — Додон хочет остаться по прежнему главной парламентской оппозиционной силой а Усатый хочет изменить статус кво и привести ситуацию к досрочным выборам, где у него появится реальный шанс попасть в Парламент и даже потеснить социалистов.

Исходя из этого можно предположить, что нынешний альянс между правыми и левыми оппозиционерами в Молдавии имеет ситуативный характер и может быть в любой момент разбит. Если события пойдут по такому сценарию, то можно будет с уверенностью сказать, что протестное движение теряет свою силу и начинает распадаться. Главная сила, которая держит этот альянс на плаву — это желание правых и Ренато Усатого попасть в парламент путем досрочных выборов. Додон вынужден быть рядом как представитель самой большой оппозиционной партии, которая должна быть впереди всех в борьбе с властью.

Нужно все же учитывать, что такой альянс очень уязвим ввиду своей неестественности. Правые будут терять поддержку в обществе и будут вынуждены опираться только на радикализированные элементы. Левые партии имеют противоположные политические цели и постоянно фолят друг против друга. Ну и самым важным является то, что все они нарушают непреложную истину молдавской политики — единство противоположностей не может быть долговечным и политически наказуемо. Вспомним слова Бэсеску: «В Молдавии невозможно не мыслить геополитически. В противном случае вы просто являетесь трусом».