В эксклюзивном интервью Sputnik посол России в Бразилии Сергей Акопов касается актуальных и чрезвычайно важных глобальных вопросов, таких как борьба с вирусом Зика, переживаемые Бразилией и Россией политические и экономические трудности, а также растущее сотрудничество между двумя странами в рамках БРИКС.

Ниже приводится полный текст интервью с послом Сергеем Акоповым.

Sputnik: Были ли зарегистрированы случаи заражения вирусом Зика среди сотрудников посольства или российских граждан в Бразилии? Какие меры намерена предпринять дипмиссия во время Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро? Поступали ли посольству от бразильских властей предложения о сотрудничестве в борьбе с вирусом?


Сергей Акопов: К счастью, среди сотрудников наших дипломатических учреждений в Бразилии пока не было случаев заражения вирусом Зика. Нам также не поступала какая-либо информация о российских гражданах, заразившихся этой болезнью в стране. В конце концов, большинство случаев заражения вирусом зарегистрировано на севере и северо-востоке Бразилии. К тому же, вирус денге представляет собой гораздо большую опасность. От него не существует вакцины, и эта инфекция быстро распространяется. Среди сотрудников посольства уже были случаи заражения, но, к счастью, болезнь протекала в легкой форме.

Существует только один способ уберечься от инфекции — борьба с комаром-переносчиком и меры индивидуальной защиты от укусов, заключающиеся в использовании репеллентов и одежды, оставляющей как можно меньше открытых участков кожи. Важно также при возникновении первых симптомов не заниматься самолечением (это очень опасно), а как можно скорее обратиться за медицинской помощью. В случае с денге, например, нельзя пользоваться никакими другими препаратами кроме парацетамола. Вся эта информация доступна на сайтах нашего посольства и консульств в Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу. Надо сказать, что бразильские власти придают большое значение борьбе с этими вирусами. Правительство запустило обширную национальную кампанию против переносчиков этих опасных заболеваний, задействовав даже вооруженные силы. У них имеется большой опыт. Также были активизированы исследования в области разработки соответствующих вакцин.

— В конце прошлого года Бразилии пришлось пережить резкое ухудшение внутриполитической ситуации: президент страны оказался на грани импичмента. Какие настроения в этом смысле царят сегодня в обществе и в кругу нынешней политической элиты? Москва не считает, что политический кризис в Бразилии мог быть спровоцирован из-за рубежа?


— Дипломаты, аккредитованные в стране, как правило воздерживаются от оценок и комментариев по поводу ее внутриполитической ситуации. Что я могу сказать: Бразилия является государством зрелой демократии, имеющим прочные демократические учреждения и традиции. Это наш хороший друг и стратегический партнер. Я уверен, что бразильский народ не позволит никому, а тем более извне, манипулировать его судьбой. Мы желаем нашим бразильским друзьям как можно скорее преодолеть эти трудные времена.

— Из-за экономических проблем в Бразилии и России некоторые западные аналитики считают, что в ближайшее время эти две страны могут нанести ущерб развивающимся экономикам других членов БРИКС, и блок перестанет приносить выгоду. Что вы думаете по этому поводу? Каков ваш прогноз в отношении экономической ситуации в Бразилии?

— Упомянутые аналитики пытаются выдать желаемое за действительное. Между тем, факты свидетельствуют об обратном. БРИКС удалось утвердиться в качестве нового полюса на международной арене. И это стало возможным во многом благодаря усилиям — зачастую совместным — России и Бразилии. Сотрудничество в рамках БРИКС, укрепление этого союза, его возрастающая роль в международных делах — все это в интересах двух наших стран, равно как и всех других наших партнеров в этом блоке. Что касается экономических трудностей, мы не должны забывать, что один из самых важных принципов сотрудничества в рамках этого объединения состоит в поисках совместных решений для подобного рода проблем.

Я считаю, что нынешние экономические трудности послужат только дополнительным стимулом к дальнейшему развитию и расширению отношений между нашими странами в БРИКС. Что касается перспектив, то я настроен оптимистично. В мире нет двух других стран, столь богатых и самодостаточных, как Россия и Бразилия. Недаром говорят, что Бразилия — это тропическая Россия. Как уже не раз происходило в прошлом, она также сможет преодолеть нынешний кризис.

— Ранее в Москве были представлены идеи по созданию совместного краткосрочного предприятия для переработки сельскохозяйственной продукции. На ваш взгляд, в какой степени возможна реализация этих планов? Существуют ли условия для возникновения первых предприятий такого рода?

— Полагаю, что создание этих совместных предприятий — дело будущего. К предпринимателям как в Бразилии, так и в России постепенно приходит понимание того, что сама по себе торговля сельскохозяйственной продукцией имеет пределы. И уже появляются реальные проекты предприятий такого типа. Например, группа бразильских предпринимателей штата Парана, при поддержке властей, разрабатывает проект по созданию большого комплекса по производству и переработке мяса в Крыму и на юге России. Бразилия является одним из крупнейших производителей и поставщиков сельскохозяйственной продукции в мире, в том числе на российском рынке (мясо, соя, сахар, табак, молочные продукты и т. д.). В этой отрасли у нее обширный опыт: ведущие технологии, исследования и разработки. Я уверен, что у наших стран есть большие перспективы для взаимовыгодного сотрудничества в области сельскохозяйственного производства.

— Эксперты из стран БРИКС проводили совещание по поводу создания рейтингового агентства по оценке кредитных рисков. На какой стадии находятся переговоры в данный момент? Как вы оцениваете возможности создания этого института в ближайшем будущем?


— Мы (а также многие партнеры по БРИКС) активно поддерживаем идею создания общего рейтингового агентства или сети агентств, управляемых посредством согласованных процедур. В конце концов, это не секрет, что рейтинги кредитных рисков, выдаваемые западными агентствами, частично политизированы. В рамках БРИКС эта работа уже началась. Я считаю, что это вполне реально.

— Ваш выбор профессии был случайностью или Вы стремились поступить на дипломатическую службу?

— Передо мной не стоял вопрос о выборе профессии. Я родился и вырос в семье дипломата-арабиста. Мои замечательные родители всегда были и остаются образцом, идеалом, к которому я стремлюсь всю мою жизнь. Конечно, мне всегда хотелось быть таким, как мой отец. С детства я впитывал «премудрости» нашей удивительной профессии, связывая ее с целым рядом качеств. Речь идет об обширных знаниях в самых различных областях и способности собирать и анализировать информацию, делать правильные выводы, компетентно выражать свои мысли, хорошо владеть по крайней мере двумя иностранными языками, а также способности убеждать, вести переговоры, выступать перед различными аудиториями, обладать навыками общения и т. д. Иными словами, дипломатия это не просто профессия, это образ жизни. Дипломаты не только глаза, уши и голос отечества за рубежом. Именно по ним во многом судят о России в целом. Это не только подразумевает большую ответственность, но и рождает ни с чем не сравнимое чувство гордости за свою страну и народ. Я уже 40 лет нахожусь на дипломатической службе и счастлив, поскольку моя мечта сбылась.

— Какое событие в вашей дипломатической практике было для Вас самым запоминающимся, необычным?


— За годы службы было много интересных и курьезных случаев. Нелегко выделить какой-то один из них как самый памятный. Например, трудно забыть то, что произошло во время официального визита президента России в Венесуэлу в 2008 году, когда президентская гвардия Венесуэлы исполнила наш гимн, полностью и на русском языке. Вы можете себе представить, какие чувства переполняли тогда всех присутствующих. И это, несомненно, способствовало благоприятной и дружественной атмосфере, в которой прошел визит.