Пересчитывая текущие кризисы и конфликты, постепенно начинаешь сбиваться со счета. Темное варево закипает в Европе, сюда относятся еврокризис, конфликт на Украине, большое переселение народов и усиление националистических партий и радикальных движений. И это далеко не все — список дополняют пошатнувшееся доверие к европейской политике и неуверенность, связанная с европейским будущим Великобритании. Вдобавок Европа окружена вовсе не дружественными соседями, на что когда-то надеялись, в гораздо большей степени это похоже на полыхающее кольцо. С юга и юго-востока к рубежам Европы подступают бушующие войны и террор, распадающиеся государства, миллионы людей, потерявших родину. Внутри самих европейских стран тоже распространились террористы, вдохновленные исламизмом — сердце Франции было поражено уже не раз. А на востоке Россия под властью президента Путина находит удовлетворение в агрессивном, неоимперском поведении, сопровождаемом антизападной пропагандой.

Какую метафору ни выбирай, чтобы более точно передать образ современности — кипящий котел или буря, — ясно одно: союз европейцев еще никогда не подвергался испытанию на прочность столь мощной нагрузкой. И неслучайно многие люди весьма озабочены тем, что единство внутри ЕС начинает все больше и больше ослабевать. Конечно, как внутри, так и снаружи европейских границ находятся и те, кто лишь о таком и мечтает. Но именно по той причине, что перед европейцами встает так много вызовов, сейчас самое неподходящее время для поиска исцеления в национальной саморефлексии.

Каким образом она поможет наладить политическую, военную и идеологическую борьбу с терроризмом? Как, на фоне крепнущих разрушительных сил, поспособствует успешному отстаиванию собственных интересов и — что тоже важно — собственных ценностей? Прозвучавшие теперь и на Мюнхенской конференции по безопасности призывы сплотиться и обрести мощь в этом сплочении, во всяком случае, рекомендованы к исполнению. Было бы неплохо и даже необходимо, чтобы на предстоящих консультациях по поводу будущего отношения к Великобритании и о европейских аспектах урегулирования миграционного кризиса правительства стран ЕС еще раз договорились о базовых принципах своего союза, без пафоса, зато реалистично.

Этот призыв относится ко всему Западу и ко всем государствам, что ощущают себя его частью. Коли Авгуры правы, и сложившееся в мире положение действительно никогда не было столь опасным со времен окончания холодной войны, а перспективы по преимуществу мрачные, то странам Запада следует инвестировать в их партнерство нечто большее, чем только красивые слова. Необходимо усилить НАТО как несущую опору атлантического объединения. Необходимо завершить формирование другой несущей опоры — транстлантического рынка.

И как раз в тот год, когда в США должны состояться президентские выборы, и столь многие тезисы будут поставлены с ног на голову, и многими европейцами уже овладевает нехорошее предчувствие, дополнительная перестраховка и гарантии друг другу — это отнюдь не самое худшее. Удастся ли их оформить и в каком виде, захочет ли Америка вновь занять место лидирующей силы и в какой степени — все это выяснится лишь после смены власти в Белом доме. Это, несомненно, окажет влияние и на отношения с Россией.

Вспоминается, как ровно десять лет тому назад, когда президентом США был еще Буш, на Международной конференции по безопасности в Мюнхене Владимир Путин бросил Соединенным Штатам перчатку. Это стало началом конца политической романтики, возникшей по окончании холодной войны и после распада Советского Союза. Два года спустя правительство Обамы разыграло на том же месте другую карту, объявив перезагрузку отношений с Россией.

С новым стартом ничего не вышло, хорошо известны все этапы, приведшие к неудаче на этом пути. А теперь, и снова на мюнхенской конференции, российский премьер-министр Медведев делает намеки на новую холодную войну и рассуждает о "третьей мировой встряске". Задумано это, судя по всему, как призыв к совместной борьбе против терроризма. Но насколько серьезны такие призывы, если под "терроризмом" в московском прочтении понимается также и умеренная сирийская оппозиция, которая в первую очередь и становится целью российских авиационных атак?

Запад не желает конфронтации с Россией, которая, кстати говоря, уже неоднократно вела, в непосредственной близости от него, не холодные, а самые что ни на есть горячие войны. Существует немало полей соприкосновения, в которых совместные действия были бы желательны и целесообразны. Ядерное соглашение с Ираном — это один из примеров. Но нельзя в то же время делать вид, будто Россия и страны Запада пребывают в единой реальности. Очевидно: они этого не делают. Нельзя обойти все внутри- и внешнеполитические различия, а нужно как-то с ними обходиться. И, само собой разумеется, поиск сходств и совпадений ни в коем случае нельзя прерывать.

Подобный поиск (частичной) общности нигде не важен настолько, как в Сирии. Но следует помнить, что и там будущее страны, если не всего региона, и жизнь сотен тысяч, если не миллионов сирийцев не в последнюю очередь зависят от расчетов Путина. Наступили тревожные времена.