Большую часть этой и прошлой недели украинское правительство занималось своим любимым делом — вело себя безответственно.

На сей раз украинские лидеры оказались готовы ввергнуть страну в политический кризис, и это в то время, как валютные резервы истощаются, экономика плохо функционирует, а на линии фронта в восточных областях Украины идет эскалация насилия.

Причиной кризиса стало разочарование в стиле управления, к которому прибегает премьер-министр Арсений Яценюк. Министры-реформаторы устали от его властности и жесткого контроля над вялотекущими реформами. Союзники президента Петра Порошенко выглядели не лучше, требуя от министров отдавать предпочтение особым экономическим интересам и выпрашивая должности с расширенными полномочиями в экономических сферах.

Во вторник партия Порошенко добилась успеха в игре с высокими ставками. Она продавила голосование по вотуму недоверия правительству, который в итоге был вынесен. Затем последовало голосование по предложению отправить в отставку Яценюка, возглавляющего — и затрудняющего работу — правительства реформ. Вторая инициатива провалилась с перевесом в 32 голоса. Против отставки премьера голосовали около 30 представителей блока Порошенко.

Что же произошло? По всем признакам президент Порошенко неделю назад был преисполнен решимости избавиться от Яценюка, пребывание которого на посту премьера было связано с остановкой процесса реформ и сопряжено с высокой долей фаворитизма и уступок ключевым интересам олигархов.

Но надежные источники в западных столицах и в Киеве сообщили, что США и европейским лидерам план не понравился, и они передали украинским властям два послания: рекомендовали включить в состав правительства побольше независимых профессионалов и реформистов, а также советовали не допустить падения правительства и проведения новых выборов.

Западные лидеры, собравшие 27,5 миллиардов долларов помощи Украине, в этом процессе не сторонние наблюдатели. Они заинтересованы в успехе Украины. Они сказали Порошенко, что, если он намерен совершить перестановки в правительстве, то ему следует гарантировать стабильность кабинета министров.

Проще говоря, не будет новой финансовой помощи, в которой так нуждается экономика Украины к началу апреля. Западные лидеры выдвинули свои требования не по причине поддержки Яценюка или доверия к нему. Они поступили так, потому что нестабильность на Украине подорвет единство мнений в отношении сохранения антироссийских санкций. «Зачем нам идти на экономические жертвы ради Украины, если украинские лидеры сами не готовы на экономические жертвы», — сказал мне в Брюсселе источник, знакомый с европейско-украинскими отношениями.

Многочисленные предупреждения, похоже, возымели желаемый эффект. Провалив голосование по отставке Яценюка, президент предоставил премьер-министру еще полгода до того, как можно будет еще раз проголосовать за его отставку, то есть, уже после того, как Международный валютный фонд переведет два транша помощи, а Европейский союз в июне рассмотрит решение о продлении санкций против России.

Деловая и клептократическая элита приняла этот сценарий. Видя, что экономическая ситуация на Украине драматически ухудшилась после вторжения России на Донбасс и аннексии Крыма, украинская деловая элита старается выжить последние гривны с помощью предпочтительных тарифов и ренты. Но элита также понимает, что глупо подрывать главный источник экономической стабильности Украины — западную помощь.

Участвуя в понедельник в популярном телевизионном ток-шоу, я стал свидетелем сюрреалистической картины. Депутаты от трех коалиционных партий, включая партию президента, требовали отставки правительства.

Все выступавшие хотели ввергнуть свою страну в бездну политического хаоса, не имея представления о том, куда они в итоге попадут. Никто при этом не дал ответа на вопрос о том, кто будет или кто может быть следующим премьер-министром, а также о том, как следует распределить министерские посты между представленными в парламенте восемью политическими группами.

Если бы гамбит Порошенко не удался, Украина надолго оказалась бы в политическом тупике. Если бы коалиционные переговоры провалились, то Украину ждали бы несколько месяцев нестабильности и новые выборы, которые вряд ли принесли бы даже малые успехи реформистам, зато увеличили бы вес популистов от оппозиции.

Такие выборы, вдобавок, дали бы толчок политическому возрождению Михаила Саакашвили. Его пребывание на посту президента Грузии характеризовалось авторитарными тенденциями, которые сейчас проявились в безжалостных нападках и демагогической антикоррупционной риторике, ставшей неотъемлемой частью политической сцены в Киеве за девять месяцев, прошедших после того, как он получил украинское гражданство.

Изучив баланс сил, Порошенко решил выйти на бой в другой раз. Даже хотя его союзники искусственно провалили голосование против правительства, он уволил генерального прокурора, открыв дверь для агрессивной атаки на повальную коррупцию. Это была большая драма. Но с учетом его молниеносного выступления проиcходящее напомнило «Шекспира за три минуты», когда актеры показывают трагедии и комедии Барда в режиме блиц.

Вместе с тем, действия Порошенко — лишь имитация решения, но не решение. Для включения в правительство большого числа министров-профессионалов, технократов, не связанных с ключевыми политическими игроками, необходимо выиграть большие торги в коалиции. И президент должен добиться ухода из политики своего старого бизнес-партнера Игоря Кононенко, который остается главным сторонником старой политики по взиманию ренты.

Второй раз в новейшей истории современной Украины президент пытается свалить правительство, сформированное на волне гражданской революции. Второй раз, как и в 2005 году, перед страной стоит опасный выбор. В прошлый раз конфликт президента и премьера привел к устранению реформистов и усилению коррумпированного правительства.

На сей раз у страны есть шесть месяцев на поиск компромисса и предотвращение сползания в бездну. В конце концов, этот исход Украине не нужен.

Адриан Каратницки — старший сотрудник Атлантического совета и со-директор инициативы «Украина в Европе»