Алеппо скоро может пасть. Ну и что? Легко представить, что тем, кто сидит перед экранами телевизоров или просматривает заголовки в Интернете, бесконечное насилие на Ближнем Востоке может показаться чем-то вроде прогноза погоды для Южного полушария. Тропические ураганы, непреодолимые лесные пожары и обвалы земли, уничтожающие поселки, — это материал для драматических видеороликов, фактически служащий лишь как своего рода развлечение.

Продолжающаяся несколько лет война в Сирии перешла в категорию далеких и одновременно ужасных и игнорируемых катастроф. С ее начала в 2011 году большие, зажиточные города постепенно превратились в руины. Количество погибших превысило 100 тысяч, затем – 200 тысяч. В самой Сирии свыше шести миллионов человек были вынуждены покинуть свои дома, а число беженцев приблизилось к четырем миллионам. Поступили сведения о применении запрещенных международной конвенцией химического оружия и кассетных бомб. На северо-востоке страны окопалась ИГИЛ – на редкость варварская организация джихадистов, которая целенаправленно шокирует и бросает вызов Западу размещением кровавых видео в Интернете.

В прошлом году мы внезапно поняли, что все это безумие относится и к нам. Огромный наплыв в Европу искателей убежища, на который в большей мере повлияли сирийские беженцы, стал важнейшим вопросом повестки дня Европейского союза и угрожает разрушить одно из самых популярных достижений ЕС – обеспеченную Шенгенским договором свободу пересечения границ без паспортного или таможенного контроля. Некоторые политики выразили опасения, что крах Шенгена может стать предвестником развала всего Европейского проекта. Это обернется огромными потерями для всех стран-участниц ЕС, а в особенности для Латвии, которая не только получает значительные суммы из европейских фондов, но и очень эффективно использует предоставленные ЕС возможности свободной торговли — латвийские товары все успешнее конкурируют на европейских рынках.

В том случае, если бы единственной проблемой было стихийное прибытие людей в Европу, думается, государства-члены ЕС справились бы с таким вызовом, как бы это ни было вначале сложно.

Но с сентября прошлого года в сирийской войне появился новый игрок – Россия, и ее главная цель использовать этот конфликт для ослабления западных структур, которые за последние 25 лет позволили Латвии укрепить свою безопасность и заложить основы для экономического роста.

Минувшим летом казалось, что Путин зашел в тупик. Падение цен на нефть и введенные Западом санкции все серьезнее стали отражаться на российской экономике, а готовность Украины к упорному сопротивлению агрессии означала, что без существенной эскалации боевых действий больших успехов на донбасском фронте ожидать не стоит. После того как российские военные самолеты появились в Сирии, было ясно, что Путин пытается вырваться из окружения, заставить Америку разговаривать с ним, возможно, выторговать какую-то уступку в Сирии в обмен на проявление со стороны Запада большей «чуткости» в вопросе Украины и уменьшения санкций. В свою очередь, руководство США считало, что президент России всего лишь еще глубже забрел в болото. Разве Афганистан и Ирак не научили, что такого рода военные интервенции всегда заканчиваются плохо?

В то время этот анализ выглядел логичным, но теперь все больше начинает казаться, что просто полагаться на провал соперника это неправильный план. После первоначальных трудностей российская военная поддержка силам диктатора Сирии Асада стала приносить результаты. Алеппо – в свое время крупнейший город Сирии и до сих пор один из главных опорных пунктов противников Асада скоро может пасть под натиском подразделений диктатора. Целенаправленной борьбой против относительно умеренных противников режима Кремль в конечном итоге оставит Западу в Сирии выбор между Асадом и ИГИЛ, обеспечив таким образом не только оставление у власти своего подопечного, но и послав сигнал остальным диктаторам, что Путин может быть эффективным союзником в конфликтах с Западом. Администрация Обамы, не желая активно вмешиваться в сирийский конфликт, снова позволила надеждам одержать перевес над опытом и в пятницу в Мюнхене согласилась с инициированным Россией перемирием в Сирии, которое послужит единственно как прикрытие для дальнейшей агрессии. Тем временем Россия бомбит мирных жителей, усиливая потоки беженцев и превращая их таким образом в оружие в своем наступлении на Европейский Союз.

Пассивный Вашингтон, дезорганизованный Европейский союз, воодушевленная новыми успехами Москва – это международная среда, которая Латвии не обещает ничего хорошего. Чем дольше так будет продолжаться, тем увереннее Путин будет чувствовать себя и на Украине, и в государствах Балтии.

Но на Западе звучат призывы к действиям. В конце прошлой недели на ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности сенатор США Джон Маккейн произнес слова, к которым следовало бы прислушаться всем: «Мировой порядок, который мы построили, наше самое дорогое наследство (…) начинает рушиться. Это не неизбежность. Это не происходит потому, что нам не хватило силы, влияния или возможностей для действий. Нет, это в конечном счете зависит от нашей способности рассуждать и решительности. И в этом важном вопросе, друзья, мы не можем медлить ни секунды, чтобы изменить курс».

Еще не слишком поздно – если только отбросить надежду, что все и так хорошо закончится.