Недавний визит короля Бахрейна и возможная поездка саудовского Короля Салмана Бен Абдель Азиза в Москву в следующем месяце указывают на то, что страны Персидского залива продолжают ожидать от России качественных усилий в деле прекращения кровопролития и установления мира в регионе.

Залив крайне негативно отнесся к факту российского вмешательства в Сирию в сентябре прошлого года, благодаря уровень градус умеренности и стабильности в регионе cнизился. Огромное недовольство также вызвали действия Москвы, препятствующие дипломатическим усилиям по выходу из кризиса, и новый поток крови, которому виной те, кто призывает к военному решению кризиса, во главе с сирийским режимом и Ираном. Несмотря на вышесказанное, страны залива, осознающие мощь и силу России, пока не решили, есть ли необходимость осадить ее. Хотя этот момент заслуживает должного внимания, особенно, если послушать рассказы Москвы о «стратегическом повороте» в военной операции в Алеппо, которая в основном нацелена на то, чтобы ударить по Турции и ликвидировать ее влияние в регионе, что откроет путь для дальнейших многочисленных преступлений против сирийских граждан и политики «выжженной земли» методом зачистки территорий. В то же время премьер-министр России Дмитрий Медведев предостерегает региональные державы от идеи направить свои сухопутные войска в Сирию, так как, по его мнению, это может привести к третьей мировой войне, начала которой не хочет никто. Москва не оставляет надежд, что «региональная сила» смирится и подчинится ее ближневосточной стратегии, так как у Сирии сегодня, если вспомнить высказывания министра иностранных дел Сергея Лаврова, есть только три возможных сценария: «решение посредством переговоров, победа арабо-сирийской армии и масштабная война с участием региональных сил». Если Москва решит, что компромисс по прежнему невозможен, то судьба 25-ого февраля выглядит плачевной и похоже, что большой войны не избежать. Это означает, если следовать логике Лаврова, что крайне необходимо принять «российскую стратегию в Сирии», то есть смириться с победой сирийской армии и режима Башара Асада!

Если и далее следовать логике российской дипломатии, то сразу перед глазами встает союз России и ее партнера Ирана, основным принципом действия которых является отказ в той или иной степени от «мягкой силы», а, скорее, полное ее отсутствие. Россия сегодня способна мыслить лишь в категориях «Калашниковых» и «сухих», а Иран не видит иной, более мягкой альтернативы своей «революционной гвардии», зубы которой настолько остры, что заставляют забыть красоту иранских ковров. Тут надо снова вспомнить министра Лаврова, который говорит нам о существовании еще одного, четвертого, сценария, в рамках которого залив и другие протягивают руки в сторону России, отказавшись от идеи загубить ее, смягчив тем самым агрессию российских истребителей и проявляя «мягкую силу», в которой нуждается Россия. Кстати, премьер-министр Медведев не забыл упомянуть о ней в своей речи на Мюнхенской конференции по безопасности, когда говорил о том, что мир переживает новую форму холодной войны.

Москва не ужаснулась тому, что доставила достаточно беспокойства Иордании на юге Сирии, когда поменяла правила игры и передала город Шейх Мискин в Дараа силам режима. Москва настроена неблагосклонно в отношении желания Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии направить сухопутные войска на борьбу с ИГИЛ в Сирии и Ираке. Москва не противится визитам Манамы и Эр-Рияда, требующих проявить достаточную гибкости в Сирии, особенно в отношении роли Ирана в сирийском конфликте. Таким образом, становится понятной логика, на основании которой Россия выстраивает партнерские отношения: интересы другой стороны находятся в нижней части списка…

Скатиться к войне можно в любой момент. Россия и США сегодня несут наибольшую долю ответственности и только они способны предотвратить этот ужасающий сценарий.