В Брюсселе в эти дни обсуждают, как урегулировать кризис с беженцами и каким образом добиться, чтобы волк (Великобритания) был сыт, и коза (Европейский Союз) осталась цела. А именно: чтобы британцы на референдуме проголосовали за то, чтобы их страна осталась в составе ЕС. Великобритания от нас далековато, а связанный с беженцами кризис и в Латвии находится в центре внимания.

Ясно, что урегулирование кризиса с беженцами следует искать в устранении его причин. Прежде всего — нужно добиться мира в Сирии. Пока в Сирии идет война, Брюссель может выделять Турции деньги на благоустройство лагерей для беженцев и направлять средства на укрепление внешней границы ЕС, но результаты будут неадекватны потраченной сумме. Необходимо прекратить войну, но как раз в этом приходится сталкиваться с самыми большими сложностями, потому что, как высказался министр иностранных дел Великобритании Филипп Хэммонд, достаточно одного телефонного звонка Путина, чтобы военные действия прекратились. К сожалению, пока Россия поступает прямо противоположно и активными бомбежками тех неподконтрольных режиму Асада территорий, которые не имеют никакого отношения к «Исламскому государству», подливает масла в огонь. Цель этих авианалетов — заставить Запад сесть за стол мирных переговоров на условиях России. Ничего, что в результате налетов разрушаются школы и больницы, страдают сотни и тысячи мирных жителей. Наоборот: это хорошо, потому что способствует достижению сразу двух целей: увеличивается поток беженцев, который вносит раскол в общество ЕС, и миру сурово демонстрируется, что Россия это жестокая, безжалостная сила, для которой жизни людей ничего не стоят, поэтому лучше сидеть тихо и не дергаться.

Вся внешняя политика России в последние годы основана на идее о том, что нужно восстановить мировой порядок, существовавший до середины 80-х годов прошлого века, когда миром правили двое — США и Россия (СССР). Главная цель внешнеполитических авантюр Путина — заставить президента США (кто бы им ни был) сесть с ним за один стол и на равных «разделить» мир. Однако нынешний президент США Барак Обама презрительно называет Россию региональным лидером (как Турция, Иран или Саудовская Аравия) и не хочет обсуждать судьбу мира с Путиным. И Россия, словно обиженный ребенок, шкодит, где только можно. Именно в таком контексте нужно оценивать действия России в Сирии и речь премьер-министра Дмитрия Медведева на ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности, в которой он указал, что мир скатывается к новой холодной войне.

Мир уже докатился до холодной войны и находится так близко к «горячей» войне, как еще никогда за время жизни трех--четырех последних поколений. Мировые политики (в том числе и латвийские) делятся на две большие категории: тех, кто это осознает, и тех, кто пока нет. С каждым новым авианалетом на гражданские объекты в Сирии количество первых растет. Очень мало тех, кто когда-то был в лагере противников Путина, а теперь, поняв «мирные намерения» российского лидера, перешел в группу его фанатов. Движение происходит только в обратном направлении.

Это означает одно. До тех пор, пока в России будет режим Путина, отношения Запада с Россией не улучшатся. Они будут лишь ухудшаться, климат будет становиться прохладнее (правда, кратковременные периоды оттепели возможны). Как говорят герои сериала «Игры престолов»: зима будет долгой. Возможности Латвии что-либо изменить в этом близки к нулю. Значит, такие отношения мы должны воспринимать так же, как климатические условия, которые меняются в силу не зависящих от нас обстоятельств, и к ним необходимо приспосабливаться, одеваясь соответствующим образом, а не ходить в рубашке с короткими рукавами, жалуясь, что становится все холоднее.

Если рассматривать в этом разрезе вопрос беженцев, то становится очевидным, что его основное решение это отношение к политике Путина. Пока США, ЕС и НАТО будут только молоть языком, не смогут продемонстрировать мускулы и единую готовность дать по зубам, до тех пор ситуация не изменится, и поток беженцев не уменьшится. К сожалению, Путин понимает только язык силы, а нынешний лидер США старается не использовать этот язык, что провоцирует на новые авантюры. Это означает, что пока ЕС продолжит вбухивать деньги в устранение последствий, а не причин в надежде, что проблемы решатся сами по себе. Может быть, такая стратегия действительно не из худших? Ведь Путин не вечен, и когда-нибудь зима закончится.