Раннее утро пятницы в Доме германской экономики — там заметно, что кризис в торговых отношениях с Востоком вылился и в кризис некогда мощного российского лобби. Новый глава Восточного комитета германской экономики и руководитель компании Linde Вольфганг Бюхеле (Wolfgang Büchele) рассказывает о том, что премьер-министр России Дмитрий Медведев «настойчиво требовал создания новых альянсов» и «выразил сожаление об изоляции России».

А Райнер Зеле (Rainer Seele), топ-менеджер газовой индустрии и одновременно президент Российско-Германской внешнеторговой палаты, считает, что Россия «протягивает» нам руку, и появляются знаки разрядки напряженности. Только если кто-то начнет разбираться, выяснится, что сигналы эти не конкретны. По словам Зееле, Россия по-прежнему заинтересована в немецких технологиях. Наверняка, но Северная Корея тоже проявляет к ним интерес.

Экспорт сельскохозяйственной продукции, замечает Бюхеле, быстро вырастет после отмены санкций. Да, но только в том случае, если русские смогут себе позволить дорогостоящий импорт. Прежде они должны преодолеть тяжелейший с 1998 года кризис, который в первую очередь является следствием низких цен на нефть, а также того, что реформы постоянно откладываются.

Лоббисты торговли с востоком выглядят как-то растерянно. Даже они, люди с блестящими связями в Москве, не смогли предотвратить того, что немецкий экспорт в Россию с 2012 года сократился больше чем наполовину — на 20 миллиардов евро. Многие бизнесмены рефлекторно обвиняют введенные Евросоюзом санкции против России, считая их причиной всех бед. По данным опроса, проведенного Российско-Германской внешнеторговой палатой, 60% предпринимателей требуют немедленной отмены ограничений и 28% — постепенной отмены.

Поэтому лоббисты вынуждены пытаться — что очень сложно — убить двух зайцев. Им приходится критиковать санкции, поскольку этого хочет их «клиентура». Однако они не могут требовать их отмены, если со стороны русских отсутствуют действия, которые могут положить конец украинскому конфликту: тогда можно получить нагоняй от ведомства канцлера, которое в этом вопросе настаивает на «примате политики». Конечно, убить двух зайцев невозможно.

Главные лоббисты «восточной торговли» предстают в невыгодном свете. И перед компаниями — членами экономических объединений, потому что они [лоббисты] ничего не предпринимают (не могут предпринять) против санкций. И перед широкой общественностью — из-за «привкуса», что они ставят свои деловые интересы выше безопасности страны и мира в Европе. Существует очевидный для руководителей экономических объединений выход из дилеммы. Это становится известно немного позже: тремя этажами ниже провели конференцию представители малого и среднего бизнеса. И призывали к сотрудничеству.

Диалог с Россией — благодарная тема для лоббистов

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) заложил основы партнерства для модернизации с Россией еще тогда, когда только начал исполнять обязанности министра. Расчет был таким: мы поставим технологии, а вы, русские, проведете модернизацию и тоже станете — в общественно-политическом смысле — немного европейцами. И более предсказуемыми.

По такому проторенному пути шагает и президент Внешнеторговой палаты Зеле, когда он дает обещание министру экономики России Алексею Улюкаеву: «Немецкие компании хотят оказать мощную поддержку модернизации России». Министр из Москвы отдает должное этим словам, восхваляет великолепные немецкие технологии и говорит: «Я прибыл с реальным предложением инвестировать. В настоящее время условия для этого прекрасны».

Между тем «за фасадом вежливости» — мрачная реальность. Россия — это выяснилось за последние пять лет — не хочет сейчас модернизировать экономику.


По крайней мере так, как это отвечает западным представлениям о рыночной экономике, согласно которым благоприятный инвестиционный климат, правовая безопасность и эффективная экономическая политика приводят к созданию продукции, пользующейся спросом на мировом рынке. Модернизация не может (больше) быть успешной, если проводить ее так, как хочет хозяин Кремля Владимир Путин — а именно, по приказу сверху. Поскольку отсутствуют необходимые на это доходы от экспорта нефти и газа.

Поэтому в ту пятницу в Доме германской экономики преимущественно раздавались призывы держаться. Они передавались из уст в уста 300 участников большей частью мужского пола, которые проявляли при этом демонстративный оптимизм. Пожалуй, не следовало ожидать большего — это было бы самонадеянно. Даже если главе компании Linde Вольфгангу Бюхеле, начинающему свою деятельность как руководитель Восточного комитета, хотелось бы более приятной атмосферы, так же как и Михаэлю Хармсу (Michael Harms), который после восьми успешных лет работы в качестве исполнительного директора (так в тексте — прим. пер.) Российско-Германской внешнеторговой палаты, займет аналогичный пост в Восточном комитете.

На новом месте работы у этих господ полно работы. Они должны будут вывести свои объединения из внутрироссийского кризиса. В отношениях с членами Комитета и политиками предстоит восстановить доверие. Этого они могут добиться, если выступят как честные советчики в том, что касается вопроса, как обращаться с Россией. При том, что «перевоспитать» Россию с помощью экономических связей и превратить ее из непредсказуемого соседа в настоящего партнера — задача исключительной сложности.

Как это можно осуществить, никто до сих пор — после длительной попытки — не продемонстрировал. В любом случае, старая формула «перемены благодаря торговле» на практике не работает, иначе вообще не было бы аннексии Крыма — даже распространенное приукрашивание двусторонних отношений не может ввести в заблуждение.