Киев — «Это как преддверие Второй мировой войны, — сказал министр. — Разве вы не видите? Гитлер утверждал, что ему нужна Рейнская область, что место Австрии — в составе Германии и никак иначе, что немцы в Судетах буквально спят и видят себя в составе рейха. Всякий раз это был точно последний захват. Сейчас мы знаем, что немецкий генеральный штаб вытолкал бы его взашей, если бы возникло какое-то сопротивление.


Но к тому времени, когда Гитлер вопреки всем своим обещаниям захватил Польшу, его уже невозможно было остановить. Затем пришла очередь Франции, Нидерландов, Бельгии и Люксембурга, а вслед за ними и Норвегии. После Дюнкерка в его власти оказалась Англия да и, пожалуй, вся ее империя. К счастью для всего мира, он не воспользовался этой возможностью. После Перл-Харбора он почувствовал, что пришла пора объявить войну Америке. И это после нескольких лет ужасной войны привело его к концу».

Можно ли сбросить Путина?

«Нет. Путин очень тщательно подбирает высший командный состав для своих вооруженных сил. Он — главный во всем, как и Сталин. Армия никак не может от него избавиться.


Что касается Путина, то он только начинает свою игру. Тот же самый поток нарушенных обещаний, та же череда лжи и обмана, те же самые разорванные договоры. Но если вести речь о диктаторах, то дешевле осуществлять вмешательство раньше, чем позже».

Я находился в украинской столице Киеве, где пытался сформировать мнение о том, как там обстоят дела, и что надо делать. Я встречался с министрами внутренних дел и образования, с армейскими офицерами, с учеными из академии наук, с нашим способным и энергичным послом Джеффри Пайеттом, с заместителем спикера парламента, с секретарем агентства национальной безопасности, с членами добровольческих формирований и с формирующимися группами поддержки.

Украина — это самая большая страна в Европе с населением около 45 миллионов человек. Когда едешь по сельской местности, поражаешься изобилию плодородного чернозема, как в Айове. Украина считалась житницей России, но это не значит, что без нее Россия будет голодать. Она поставляет Украине энергию, угрожая ее отключить. ВВП на душу населения там составляет всего 4 000 долларов, что в три раза меньше, чем, скажем, в Польше. Киев изначально был русской территорией, и на протяжении веков он то входил в состав России, то выходил из нее. Когда пала Берлинская стена, он вышел. Города и села на Украине — чистые, приятные, и там кипит жизнь. Но во власти широко распространена коррупция, которую можно сравнить разве что с южной Италией.


За долгие годы своего существования Украина многократно сталкивалась с ужасным насилием. В Киеве есть памятник нескольким миллионам мелких фермеров, которых Сталин в 1930-е годы специально уморил голодом. А еще есть памятник миллионам погибших от рук немцев. Украинцам известно, что такое война и страдания.

Подобно Гитлеру с его доводами о необходимости расширения «Lebensraum» (жизненного пространства), Путин объявил своим правом и долгом возрождение старой советской империи и принял на сей счет соответствующий закон. Нам совершенно ясно, что он делает. Зло разворачивается прямо на наших глазах. «Зеленые человечки» в форме без знаков различия, захватившие Крым? Сейчас всем уже известно, что это были российские солдаты.

Русские ведут мощную кампанию дезинформации, заявляя, например, о том, что, захватив Крым, они спасли его от украинских фашистов. Кроме того, они активно и в массовом порядке проникают во власть и завладевают бизнесом, в том числе двумя крупнейшими банками.

Поэтому, когда приближаешься к фактической границе, немного удивляет полное отсутствие военных приготовлений. В Англии, когда после Дюнкерка ждали немецкого вторжения, все было иначе. Тренировки с настоящими или деревянными винтовками, вводящие в заблуждение дорожные знаки, всевозможная психологическая подготовка. В Крыму же обстановка была настолько расслабленная, что никто не оказал ни малейшего сопротивления. «Зеленые человечки» без знаков различия приехали на автобусах на военные базы и сказали всем расходиться по домам. И они разошлись!

На востоке Украины, где я побывал, все может произойти точно так же, и иное очень сложно себе представить, хотя там набирают новобранцев, и после всего лишь недельной подготовки отправляют назад. Увы, военное командование в стране зачастую некомпетентно.

Если войдут российские танки, а городские администрации, полицейские участки, телевизионные станции и сооружения общественного пользования захватят российские военнослужащие, им вряд ли окажут значительное сопротивление.

Канцлер Германии Ангела Меркель занимает гораздо более мягкую позицию по сравнению с большинством американцев, да и Обама (но не конгресс и не Объединенный комитет начальников штабов!) примерно на одной с ней волне. Он за отправку исключительно оборонительных средств (приборы ночного видения, медицинское оборудование), да и то медленнее, чем хочет конгресс. Немцы боятся, что американцы по свойственной им привычке рады нажать на курок. И они хорошо знают, что если будет допущена ошибка, для них последствия будут намного тяжелее, чем для нас. Кроме того, экономические санкции наносят ущерб не только России, но и тем, кто их ввел.

Опасность для Украины состоит в том, что она не является членом НАТО. Россия знает, что если она осуществит вторжение даже в самое слабое прибалтийское государство, вскоре американский флот заблокирует ее порты, введет тотальную торговую изоляцию, и в результате она больше потеряет, чем обретет. На Украине дела обстоят иначе. Если Россия будет продвигаться дальше, санкции усилятся, внутреннее сопротивление станет более интенсивным, а политическая изоляция более полной. Но ее подавляющее военное превосходство на данном театре исключает масштабную внешнюю интервенцию. Это одна из причин, по которой НАТО не хочет принимать к себе Украину.


Украинцы громко просят современные танки, американских инструкторов, противотанковые ракеты, засекреченную аппаратуру связи (а не те сотовые телефоны, которыми пользуется армия, и которые легко можно подавить) и много чего еще. Они вполне могут разработать такую военно-стратегическую концепцию, которая сдержит русских. Тем не менее, возникает впечатление, что им нужно больше делать самим: выпускать специальные военные облигации, увеличивать налоги, лучше снабжать армию, чем сейчас вместо государства занимаются волонтеры. Моих друзей дважды просили поставить не что-нибудь, а телевизионный передатчик, чтобы противостоять мощному и непрекращающемуся потоку эффективной российской пропаганды. Но это же задача государства!

Есть теория, бытующая в основном за пределами России. Она гласит, что укрепление обороны Украины вызовет раздражение у русских. Абсурд! Она может соответствовать действительности только в том случае, если Россия действительно планирует захват новых украинских территорий. Но тогда целесообразны любые шаги по укреплению обороны. Агрессию для России надо сделать максимально дорогостоящей. Но как можно ухудшить ситуацию, если Россия уже раздражена? Без каких либо провокаций она отхватила у своей соседки немалый кусок территории!

Долгосрочное решение проблемы найти можно, если все забудут про Крым, который был выведен из состава России Никитой Хрущевым. Затем надо провести переговоры о статусе Украины, который можно сделать аналогичным австрийскому: нейтралитет в международных делах, а бизнес и прочие отношения — с кем она пожелает. Но сейчас антироссийские настроения на Украине настолько сильны, что такое решение невозможно. Слишком многое произошло за короткое время.

Мало кто думает, что Россия начнет генеральное наступление на Украину, но многие опасаются новых болезненных укусов, особенно на юге в направлении Приднестровья, начиная с Мариуполя. Сам Маркс говорил: «Путеводной звездой российской политики является иностранная агрессия». На мой взгляд, исходя из того, что известно о российских привычках, Украина должна активно предпринимать оборонительные меры и просить о помощи. Русский медведь на пороге, и он голоден.