Двойные выборы, состоявшиеся в минувшую пятницу в Иране, завершились относительной победой сторонников Хасана Рухани, называемых умеренными.

«Относительной» — во-первых, потому, что окончательные результаты еще не объявлены, кроме того, представители умеренных, получившие практически все кресла Совета экспертов в Тегеране, не смогли продемонстрировать такой же успех в других районах страны. А это говорит не столько о коренных изменениях в иранской политике, сколько об основательном кризисе. Этот раскол между консерваторами и умеренными на периферии и в центре говорит о том, что положение Рухани осложнится, а между Советом стражей конституции и парламентом начнется глубокий конфликт.

Преемственность революции в Иране обеспечивает один человек и один совет: духовный лидер аятолла Хаменеи и Совет стражей конституции в составе 12 членов, одну половину которых духовный лидер назначает напрямую, а другую — косвенно. Духовный лидер может в любой момент остановить членство участников совета, а совет — наложить вето на принимаемые парламентом законы. Также Совет стражей конституции утверждает кандидатов, участвующих в выборах. Почти половину из порядка 12 тысяч кандидатов на участие в состоявшихся в пятницу выборах, а также всех кандидатов-женщин Совет стражей конституции отклонил по тем или иным причинам. В частности, кандидатуру внука аятоллы Хомейни Хасана Хомейни (Hasan Humeyni), который баллотировался в Совет экспертов. Все из порядка двухсот представителей умеренных, которые смогли принять участие в выборах, были одобрены этим советом. Подобно тому, как, например, оппозиция в Великобритании именуется «оппозицией Ее Величества», так и умеренные в Иране называются «умеренными духовного лидера».


По итогам выборов в Совет экспертов, результаты которых более или менее известны, были переизбраны 80 из 86 членов совета. Срок полномочий вновь избранных членов будет продолжаться до 2024 года. Если за это время Хаменеи, возраст которого приближается к 80, умрет или не сможет выполнять свои функции, члены совета будут выбирать нового духовного лидера страны. С этой точки зрения, конечно, важно, что умеренные силы во главе с Рухани и Хашеми Рафсанджани (Haşimi Rafsancani) обрели вес в Совете экспертов. Но устойчивость достижений умеренных связана с изменением структуры членства в Совете стражей конституции.

Большая часть членов Совета стражей конституции, который концентрирует в своих руках все функции и полномочия нашего Конституционного суда и Высшего избирательного совета, представляет консервативную группу. Ахмет Дженнети (Ahmet Cenneti), Мохаммад Мюмин (Muhammed Mü’min), Махмуд Хашеми (Mahmud Haşemi) и Мохаммад Язди (Şahrudi Muhammed Yazdı), которые на этих выборах лишились серьезного числа голосов и во многом престижа, входят и в Совет экспертов, и в Совет стражей конституции. В настоящее время Язди занимает пост председателя Совета экспертов. Вполне возможно, что это место, ранее занятое Язди в конкурентной борьбе с Хашеми Рафсанджани, снова перейдет к Рафсанджани. Но при этом никто не ожидает, что он лишится своего положения в Совете стражей конституции. Напротив, очевидно, что относительное поражение в борьбе с умеренными в дальнейшем подстрекнет конфликт между Советом стражей конституции и Советом экспертов, а также, конечно, парламентом.

Что же касается Анкары, итоги этих выборов дадут миру сигнал об «Иране, с которым можно работать». А это говорит о быстром спасении Ирана от влияния санкций, сильно пошатнувших экономику страны. Можно утверждать, что в дальнейшем Иран будет проводить более миролюбивую и ориентированную на интеграцию с Западом внешнюю политику. Это не должно наводить Анкару на наивную мысль, что в Иране происходит демократизация. Анкара должна четко представлять, какими плюсами и минусами обернется для нее создание Ираном новых мостов с Западом. Инициатива Ирана в отношениях с Азербайджаном указывает на политику «ноль проблем с соседями», которую пять лет назад безуспешно проводила Турция. Кроме того, иранцы гораздо сильнее нас в дипломатии.

Лично меня не беспокоит спасение Ирана от изоляции. Меня пугает то, что мы сами можем обнаружить себя в изоляции…