Когда прокремлевский авторитарный чеченский правитель Рамзан Кадыров выступил в субботу с заявлением о своем уходе, по Москве прокатилась волна слухов.

Всего через несколько дней после того, как группа либеральных оппозиционеров опубликовала изобличительный доклад, в котором обвинила Кадырова в коррупции, убийствах и установлении за восемь лет своего правления диктатуры шариата, в выходные в своем телеинтервью он объявил ошеломленному журналисту, что считает, что его время на посту главы Чечни заканчивается.

«Сейчас, чтобы не использовали мое имя против моего народа, я считаю, что руководству государства нужно найти другого человека», — заявил он. А затем сказал, что вместо этого он хотел бы заняться семьей, личной жизнью, бизнесом и изучением ислама.

Эксперты предупреждают, что вовсе не следует принимать его слова за чистую монету или рассматривать их через призму западной политической культуры.

Они утверждают, что если Кадыров и нервничает, то отнюдь не из-за 65-страничного доклада, написанного Ильей Яшиным, который собрал множество доказательств жестких методов правления Кадырова, известных уже давно. Причина, скорее, заключается в невидимых переменах в Кремле — в том числе изменениях в ближайшем окружении президента Владимира Путина.

По их словам, Кадыров фактически ставит Путину ультиматум — либо тот вмешается и лично поддержит его кандидатуру для переизбрания на выборах, которые намечены на сентябрь, либо рискует дестабилизировать диктаторский режим, усмиривший Чечню и поддерживавший там порядок на протяжении последних восьми лет.

«Кадыров чувствует, что его положение ухудшается. Есть признаки того, что Кремль им недоволен, и настроения российских элит все больше направлены против него из-за его непредсказуемого и безрассудного поведения. Он чувствует потерю доверия наверху, — говорит Илья Яшин, доклад которого остался в России почти незамеченным. — Пару месяцев назад Кадыров добивался встречи с Путиным, но Путин не ответил. Поэтому Кадыров нервничает и продолжает подавать сигналы о своей преданности. Конечно же, уходить он не хочет».

Чеченский пакт Путина

Путин передал Кадырову почти полный контроль (над Чечней) после того, как несколько лет назад российские войска, вынудившие мятежную республику подчиниться, ушли оттуда. В ответ Кадыров подавил в республике инакомыслие, набрал свою личную армию из бывших боевиков и обеспечил Кремлю абсолютную преданность Чечни.

Проблема чеченского сопротивления, которое осложняло ситуацию в постсоветской России на протяжении почти двадцати лет, была «решена» за счет наделения властными полномочиями деспота, постоянные, а иногда и жесткие выходки которого не раз ставили Путина в неловкое положение.

Кадырова обвиняют помимо прочего в том, что он обеспечивает себе роскошную жизнь за счет присвоения средств, которые Москва щедро выделяет на восстановление разрушенной войной республики, держит в страхе чеченских женщин, не желающих придерживаться строгого исламского дресс-кода, и угрожает российским силовикам, пытающимся разыскивать в Чечне преступников. Но самым жутким преступлением стала серия убийств политических оппонентов (от правозащитников до лидера российской либеральной оппозиции Бориса Немцова), которые приписывают кадыровскому режиму.

Уже несколько месяцев Кадыров выступает с угрозами в адрес малочисленной группы либеральных оппозиционеров, называя их «шакалами», «врагами народа» и другими словами, напоминающими времена сталинских политических репрессий. В прошлом месяце он выложил в сети видео, в котором лидер оппозиции и бывший премьер-министр Михаил Касьянов снят словно через прицел винтовки.

Для российских либералов, чьи ряды сокращаются, это выглядит особенно устрашающе — с учетом длинного списка политических убийств, совершенных в постсоветской России, организаторов которых почти никогда не находят, но исполнителями которых, как правило, являются чеченцы.

«Кадыровская Чечня для России — это зона непредвиденных последствий, — говорит старший научный сотрудник Московского центра Карнеги Андрей Колесников. — Да, там наведен порядок. Но после двух войн это место доведено до состояния крайней жестокости, там множество людей, которые выросли с оружием в руках и которые могут убить без зазрения совести».

«Аудитория из одного человека»

Еще один откровенный критик Кремля — Андрей Пионтковский — на прошлой неделе покинул Россию после того, как спикер управляемого Кадыровым чеченского парламента потребовал проверить на «экстремизм» его статью, в которой он написал о связях между Кадыровым и Кремлем.

В электронном письме Андрей Пионтковский написал, что Кадыров предпринимает нападки на либеральных критиков для того, чтобы убедить Путина в том, что он незаменим как союзник — и не только в качестве руководителя Чечни, но и в борьбе с противниками в масштабах всей России.

«Кадыров знает, что многие [в российских силовых структурах] его ненавидят, и его единственная опора в Кремле — только лично Путин, — пишет он. — Поэтому его кампания против диссидентов адресована аудитории, состоящей из одного человека, угодить Путину, продемонстрировать лояльность Кадырова и его полезность».

Заявление чеченского лидера о готовности уйти со своего поста ставит Путина в сложное положение и может вынудить его публично продемонстрировать свою поддержку Кадырова. Поскольку Кадыров правит Чечней жесткими методами, возможно, что на выборах в сентябре он победит, так что все дело лишь в том, считают эксперты, чтобы заручиться личной поддержкой Путина на фоне перемен в Кремле, которые для наблюдателей пока остаются незаметными.

«То, что мы сейчас наблюдаем, — это начало кампании по переизбранию Кадырова, — говорит генеральный директор московского независимого Центра политической информации Алексей Мухин. — Ему нужно получить только один голос, вот и все».