Не будем вдаваться в подробности и обсуждать слухи, касающиеся секретных договоренностей между Борисом Ельциным и Владимиром Путиным в момент передачи властных полномочий, когда последний вступил в должность исполняющего обязанности президента Российской Федерации. Рассмотрим лучше то, что было опубликовано в ежеквартальном французском журнале «Геополитика», специальный номер которого, вышедший летом 1998 года, был посвящен российскому вопросу. В подготовке этого выпуска приняли участие эксперты, специализирующиеся на России. Анализируя публикации того времени, мы обнаружили, что важнейшей темой тогда был вопрос будущего России: кто возглавит страну после Ельцина, здоровье которого в то время было критически слабым, что не позволяло ему серьезно заниматься политическими делами. Такое положение дел в стране открывало новые возможности для тех, кто задумывался о возможности получить кресло президента России.

В публикации, вышедшей под заголовком «Пять мужчин в поисках славы» были представлены имена тех, кто занимал достаточно высокие позиции в стране: генерал в отставке Александр Лебедь, мэр Москвы Юрий Лужков, бывший премьер-министр Виктор Черномырдин, бывший министр иностранных дел Евгений Примаков, генеральный секретарь Коммунистической партии Геннадий Зюганов. Что поражает в этом исследовании, так это отсутствие имени Владимира Путина среди вышеперечисленных. Таким образом, следует вывод, что нынешний президент России не был частью российской политической элиты, постоянно вращавшейся вокруг президента Ельцина в тот период.

Путин получил власть в стране сразу после войны в Косово. Первое, что стало для него очевидным — это слабость российской позиции, не способной сказать свое веское слово относительно войны в Югославии. Формула, которую он для себя выработал и которая стала фундаментальной в последующий период его правления, следующая: если позиция президента Ельцина в Косово предполагает взаимодействие Запада с ним, то позиция Путина в Чечне, где в то время шла война под его руководством, предполагает его взаимодействие с Западом. В первом случае Ельцин был вынужден подчиниться воле НАТО, во втором случае НАТО подчинилась воле президента Путина.

Много было сказано о российской интервенции в Сирии, ее последствиях и целях. Но ключевой фактор, побудивший вмешаться в конфликт, так и не был упомянут. Он заключается в том, что на территориях Северного Кавказа — Чечни, Дагестана, Ингушетии — существуют джихадистские силы, деятельность которых влияет на позицию России.

Бесспорно, Путин в сирийском конфликте идет тем же путем, которым он шел в чеченской войне. А это означает, что война в Сирии, руководство которой осуществляет Путин, не закончится, как не закончилась по сей день война на Северном Кавказе.

Утром 30 сентября 2015 года Министерство обороны России объявило о начале военно-воздушной операции в Сирии. Российские военные самолеты незамедлительно начали военную операцию, нанося удары по позициям террористов ИГИЛ на территории Сирии. Ни для кого не секрет, что этим вмешательством Российская Федерация изменила баланс сил в Сирии и в регионе. Некоторые наблюдатели говорят, что именно действия Москвы позволили нынешнему сирийскому режиму удержаться от падения. России удалось ликвидировать состояние территориальной раздробленности государства. Тем самым Путин нанес удар по однополярному миру и заставил другие стороны закончить войну. Он лишил их возможности принять участие в выборе политического решения, которое могло бы быть предпочтительны для них, и единолично принял решение, предпочтительное для России, а именно формирование переходного правительства при участии нынешнего руководства режима.

Кроме войны в Сирии существует война на Северном Кавказе. Однако она представляет собой вид противостояния, отличный от сирийского. Лидеры стран этого региона заявили недавно о своей поддержке «Исламского государства», что вызвало крайнюю обеспокоенность граждан России. Официальный представитель Национального антитеррористического комитета (НАК) Российской Федерации Андрей Пржездомский заявил перед прессой, что более 832 мужчин, имеющих отношение к террористическим организациям, объявлены в розыск органами безопасности страны. По словам председателя Комитета Александра Бортникова, около 900 боевиков русской национальности находятся в рядах моджахедов, ячейки которых расположены по всему миру, и осуществляют террористические акты не только в России, но и других странах Европы. Существует также батальон, состоящий из выходцев с Северного Кавказа, которым руководит Ахмед Чатаев «Аш-Шишани», широко известный в регионе. По просьбе Москвы его имя было включено в «черный список» ООН как одного из лидеров организации «Исламское государство».

Следует отметить, что ИГИЛ неоднократно, в том числе в социальных сетях, угрожало осуществить нападение на Россию. Александр Шумилин, специалист по вопросам Ближнего Востока, подтвердил этот факт, заявив, что такого рода угрозы действительно поступали в июне 2014 года.

Это объясняет, почему россияне со страхом думают о том, что кавказские боевики вернутся обратно в Россию и присоединятся к тем, кто сражается на родине за независимость. Стоит только представить, каким может быть худший из возможных сценариев: разрушения, кровопролитие и миграции населения.