Важнейший вопрос сирийского кризиса на сегодняшний день: сможет ли провозглашённое США и Россией перемирие продержаться в течение двух недель. От этого зависит, будет ли достигнуто политическое соглашение об окончании уродливой войны, которая длится уже пять лет и которая привела к 300 тысячам смертей и к тому, что миллионы граждан потеряли свои дома и теперь вынуждены скрываться от войны в более или менее безопасных районах Сирии. Кроме того, около 12 миллионов человек покинули Сирию в поисках убежища за рубежом, а миллионы до сих пор находятся на осажденных территориях, к которым нет доступа. Этих людей невозможно обеспечить самым необходимым, и в этих регионах в разы возросла смертность.

Зыбкое перемирие

Надежды на успех временного перемирия остаются зыбкими, свою критическую позицию по этому вопросу выражают даже советники госсекретаря США Джона Керри, что противоречит позиции президента Обамы. Неверие в успех перемирия заставило заговорить о «плане Б», к которому необходимо будет прибегнуть в том случае, если режим прекращения огня будет сорван. «План-Б» предполагает военное вмешательство США в конфликт, однако именно этого избегал президент Барак Обама все пять лет боевых действий в Сирии.

Аналитики сходятся во мнении, что российское военное вмешательство в Сирии кардинально изменило баланс сил в регионе в сторону режима Башара Асада, который потерял контроль над 75% территории своей страны и жаловался на нехватку военнослужащих. Вмешательство России стало для него спасительным, дало все необходимое для того, чтобы режим смог вернуть под свой контроль утерянные в ходе боев с оппозиционными силами территории.

Очевидные цели

Цели России в Сирии очевидны. Она делает все возможное для укрепления режима Асада, что обеспечит ей сохранность военных баз на восточном побережье Средиземного моря.

Самое полезное, чего можно ожидать от перемирия, — это доставка гуманитарной помощи в бедствующие районы страны. Но надо сказать, что нарушение режима прекращения огня происходят постоянно. В соответствии с текстом соглашения, России и Асаду позволено наносить удары по позициям ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры» в Сирии, однако очевидно, что это всего лишь предлог для того, чтобы продолжить истребление сил умеренной оппозиции, не трогая при этом террористические, за исключением некоторых случаев.

Отношения с Израилем

Удивляет то, что Россия, оказывая поддержку режиму Башара Асада, а также его союзникам в лице Ирана и «Хезболлы», имеет возможность одновременно развивать отношения с Израилем. Как только Москва объявила о намерении вмешаться в сирийский конфликт военным путем, Нетаньяху поспешил просить встречи с Путиным. Он приехал в Москву в сопровождении своих советников и представителей военного руководства страны для того, чтобы скоординировать действия и избежать возможных инцидентов в воздушном пространстве Сирии, переполненном военными самолетами различных участников боевых действий.

Израиль со своим превосходством в воздухе воспринимал воздушное пространство Сирии как площадку для любых маневров, куда могли свободно прилетать его самолеты, он привык контролировать любое развитие сирийских возможностей, пресекая доступ к современному оружию, в частности предотвращая передачи тяжелых видов вооружений «Хезболле». Цель Израиля — не допустить развитие ситуации, которая может угрожать его безопасности и его народу.
   
Больше, чем кажется на первый взгляд

В ходе визита Нетаньяху в Москву и его встречи с Путиным, которые состоялись после того, как Россия объявила о своей воздушной операции в Сирии, Россия и Израиль договорились о координации сторон и обмене информацией. Эти меры нужны для того, чтобы исключить инциденты, подобные случившемуся между Россией и Турцией в небе над Сирией. Однако интерес Израиля к России не внезапен, более того, эксперты утверждают, что эти страны связывают более глубокие отношения, чем кажется на первый взгляд.


Несмотря на то, что взаимодействие между странами достаточно эффективно развивалось в период правления Путина, корни этого процесса восходят к самому началу постсоветского периода. Углубление отношений произошло после того, как Путин пришел к власти. Именно тогда произошел ряд его важных встреч с Пересом, Шароном и Ольмертом. Советский Союз времен коммунизма был одним из первых, кто признал государство Израиль в 1948 году — тогда у руля в стране стояли левые силы, представленные Рабочей партией Израиля. Однако ситуация изменилась после израильской операции против Египта в 1956 году. Тогда СССР стал союзником «насеровского» Египта, Сирии, Ирака, Ливии, Алжира и достаточно энергично укреплял с ними не только военные, но и экономические отношения. После войны 1967 года Советский Союз принял решение и вовсе прервать дипломатические отношения с Израилем.

Первые ростки будущих отношений между странами смогли появиться лишь после того, как в России изменилась политическая ситуация. В 2008 году состоялась встреча Переса и Путина, тогда уже президента России, она прошла на полях праздничных мероприятий, связанных с открытием Олимпийских игр в Пекине. Разумеется, взаимодействие между странами развивалось в период правления Бориса Ельцина (1991 — 1999 годы) и считалось благоприятным, но с приходом Путина Россия и Израиль стали, если так можно выразиться, закадычными друзьями, несмотря на некоторые разногласия, особенно по поводу отношений между Москвой и Тегераном и участия российских компаний в строительстве атомной станции в Бушере. В 1993 году Иран подписал контракт с Россией на сумму 800 миллионов долларов на покупку ядерного реактора и 2000 тонн урана. Следует вспомнить, что в то же самое время Россия заключила несколько контрактов на покупку разведывательных беспилотников у Израиля.

Аналитики объясняют стремление Путина повысить уровень отношений с Израилем двумя причинами. Во-первых, связь Путина с евреями уходит корнями в его детство: еще во времена обучения в Санкт-Петербурге он уже находился под влиянием еврейских учителей. Во-вторых, то, с чем он столкнулся в Чечне, напоминает ему военную операцию Израиля против палестинцев. Он воспринимает борьбу палестинского народа как вид террористической деятельности, подобной той, которую используют в своей борьбе чеченцы. Несомненно, его отношение к палестинской проблеме крайне негативное. Подтверждением этому служит тот факт, что он не согласился осудить возведение «стены апартеида» Израилем, он также отверг предложение направить наблюдательные комиссии на оккупированные палестинские территории и выразил свою негативную оценку по поводу провозглашения палестинского государства.

Путин смотрит на рост числа русских эмигрантов в Израиль достаточно положительно, хотя сожалеет, что с волной эмиграции Россия теряет своих специалистов. Однако он полагает, что евреев российского происхождения, проживающих в Израиле, объединяет с Россией язык, и эта связь сильна. Поэтому он всегда проявляет особый интерес к безопасности бывших российских и советских граждан в Израиле и воспринимает их как тех, кто способен оказывать влияние на ситуацию.

Путинская Россия образовала коалиции с двумя непримиримыми соперниками. С одной стороны, она тесно сотрудничает с Израилем, с другой, входит в одну коалицию с Сирией и Ираном. Однако Израиль видит в таком раскладе выгоду для себя, которую он не только не хочет потерять, но стремится приумножить.