Через два года мы отметим сотую годовщину самостоятельности Чехословакии. За плечами у нас будут важные выборы, драматические перипетии миграционного кризиса, террористические акты в Европе и российская агрессия. Какой в 2018 году будет Чехия?

Президентом снова выбрали Милоша Земана. Он начал свою кампанию в русском ресторане, где уже запрещено курить, и, туша сигарету, повторил свои любимые лозунги типа «Остановим всех, кто не подладится под наши правила и привычки!». Прозападная элита страны долгое время не могла договориться о приемлемом кандидате, поэтому в конкуренцию вступило несколько разумных людей, которые, однако, слишком увлеклись внутренними распрями.

Их победил, при поддержке российских денег и координации Миртина Неедлого, Милош Земан, который просто поймал волну страха, не имея при этом никакого конструктивного видения будущего. Этого оказалось достаточно, потому что умеренные демократы в течение трех лет после начала миграционного кризиса все спорили, почему людям не нравятся мигранты, и так и не смогли представить ни приемлемого кандидата, ни реального плана, годного к применению вне Праги.

Андрей Бабиш выиграл выборы с отрывом в 10%, опередив социал-демократов. В качестве премьера он впервые обратился к народу на своем собственном телеканале, где взял интервью сам у себя. В студии царила приятная атмосфера. Андрей был к себе учтив, задавал милые вопросы, и у телезрителей в итоге сложилось впечатление, что в политике все в порядке. В фирме Бабиша «Агроферт» был введен бизнес-формат «сменного мандата»: до обеда руководитель работает в офисе «Агроферта», а после обеда — управляет частью того или иного государственного института. На заседании партии ČSSD в Ланах после выборов случился путч, и позицию вице-премьера занял Милан Хованец. Оппозиция, лишенная голосов, отобранных у нее националистическими партиями, очень разобщена. И так же дела обстоят в Словакии, Венгрии и Польше.


Мы уже не являемся частью шенгенской зоны: в ней установлены жесткие правила для перераспределения беженцев, которых ежегодно в Европу прибывает два-три миллиона. По соседству с нами правят Качиньский, Фицо и Орбан, которые хорошо ладят и с Земаном, и с Бабишем. Фирмы «Агроферт» и «Пента» поделили медиарынок, и благодаря негласной договоренности не случается ничего без ведома больших боссов. Другое негласное соглашение заключено с людьми Земана, которые бдительно защищают и отстаивают собственные интересы, внедряют в государственную администрацию агентов и своих бизнес-партнеров. Президент позирует на российском государственном телевидении со словами: «Запад упадочен, а мы суверенны и независимы». 70% народа рукоплещет или молча соглашается. Главное, чтобы был порядок.

На востоке Россия все более агрессивна. Экономика Российской Федерации за время правления Путина не прошла необходимую трансформацию. Кроме ядерного оружия, у России нет ничего. Рубль падает, экономика растет головокружительным темпом в 7%. В минус. Путина вот-вот сменит еще более агрессивный националист.


В стране окончательно задушена оппозиция, издаются только правильные газеты, люди слушают только правильные радиостанции и смотрят только правильные телеканалы. Из-за экономической разрухи Россия воюет, где только можно, чтобы отвлечь внимание от внутренних проблем. РФ также тихо продолжает подрывать единство и без того дестабилизированной Европы и расширяет влияние в бывших государствах-сателлитах Советского Союза. Для этого Россия использует пятую колонну, но все больше сторонников приобретает и на Западе.

На юге Европы Греция превратилась в один большой лагерь беженцев после того, как балканские страны с неформального согласия Австрии и Германии закрыли границы. Это несостоявшееся государство (failing state), и кое-где случаются гуманитарные катастрофы.

В Германии правит канцлер Меркель вместе с зелеными, а рейтинг националистической партии AfD колеблется в районе 20%. Во Франции победу чуть не одержала Марин Ле Пен, которая уже управляет в некоторых регионах. Президентом она не стала только из-за коалиции нескольких партий. Дэвид Кэмерон под давлением желтой прессы довел Британию до выхода из ЕС. Западная Европа в определенной мере «израилизировалась» и привыкает к регулярным террористическим актам.


Об Африке все чаще говорят в связи с питьевой водой. Есть угроза, что в течение 10-15 лет ее будет крайне не хватать, что поднимет еще одну миграционную волну, которой не избежать ни Соединенным Штатам, ни Европе. Климат на Земле продолжает ухудшаться.

Американский президент Хиллари Клинтон проводит большую частью времени дома или в Китае, потому что нужно укреплять хорошие отношения с крупнейшими экономическими партнерами. Соединенные Штаты постепенно возвращаются к политике изоляционизма и ограничивают военные операции за своими пределами.

В Елисейском дворце звонит телефон. Франсуа Олланд, превозмогая ужасную усталость от руководства сразу тремя операциями в Африке и на Ближнем Востоке, говорит: «Наконец-то она перезвонила!» Но в трубке раздается голос одного из советников: «Президент Клинтон вам, европейцам, передает, чтобы вы свои проблемы решали сами».