Во время перемирия в сирийской жестокой пятилетней войне, которое позволило в основном прекратить боевые действия и бомбардировки, появилась возможность доставить гуманитарную помощь голодающему населению территорий, удерживаемых боевиками, и подготовить почву для возобновления 9 марта мирных переговоров.

Это — то, что касается плюсов.

Но при этом прекращение боевых действий, о котором договорились в прошлом месяце США и Россия, обойдется дорого — так считают Соединенные Штаты и оппозиция, которую они намерены поддерживать. Перемирие привело к укреплению некогда шаткого положения Башара Асада, пытающегося удержать власть. По сути, он и его режим признаны самой значительной и жизнеспособной сирийской силой в стране.

По словам некоторых местных аналитиков, главное, что в принципе сделали США в Сирии — это признали все более ощутимый и жесткий контроль Асада — по крайней мере, над частью страны. И в результате этой реалистичной оценки, считают аналитики, Соединенные Штаты предпочли выбрать в качестве приоритета существующий в Сирии гуманитарный кризис, а свои геополитические интересы и задачи отнесли к числу второстепенных, которыми можно будет заниматься в долгосрочной перспективе.

«С точки зрения США, кажется довольно ясным, что прекращение боевых действий в первую очередь предполагало обеспечить возможность доставки гуманитарной помощи и проверить, сможет ли это прекращение огня перерасти в более устойчивое перемирие, — говорит Николас Герас (Nicholas Heras),научный сотрудник вашингтонского Центра новой американской безопасности, занимающийся вопросами безопасности на Ближнем Востоке. — Это означает признание того, что какой-либо [политический] переход возможен, видимо, по крайней мере, лет через семь».

И это еще не начало завершения сирийского конфликта, добавляет он. «Это, скорее, признание того, что ни одна из сторон не испытывает особого желания прекращать конфликт, так что идея заключается в том, чтобы, по крайней мере, воспользоваться ситуацией и доставить туда столь необходимые продукты питания и медикаменты».

С каждым днем становится все более очевидным, что перемирие обходится дорого — в это время укрепляются позиции Асада и его режима. После того, как в субботу режим прекращения огня вступил в силу, вновь воспрянувший духом Асад взялся предлагать «амнистию» всем бойцам-оппозиционерам, которые согласятся сложить оружие.

Вполне возможно, что администрации Обамы наблюдать за всем этим весьма досадно, но с этим США смирились — по крайней мере, пока — ради того, чтобы решить вопрос гуманитарного кризиса в Сирии и его последствий.

«Не думаю, что они [в администрации] хотят, чтобы Асад остался у власти — но и делать что-либо в этой ситуации они тоже не хотят, — говорит Эндрю Таблер (Andrew Tabler) аналитик вашингтонского Института Ближневосточной политики, эксперт по Сирии и политике США в странах Леванта. — Сегодняшняя политика США направлена не на то, чтобы положить конец сирийской войне, но поскольку этот вопрос снят с повестки дня, первоочередное внимание на самом деле следует уделить тому, чтобы урегулировать конфликт и дать сирийскому народу какую-то передышку».

В том, что США сосредоточились на решении гуманитарного кризиса, есть еще одна составляющая, считает Таблер. Учитывая, что стороны, видимо, не готовы заключать соглашение, чтобы окончательно прекратить боевые действия, США переключают свое внимание на решение некоторых непредвиденных негативных последствий войны, говорит он. И главным из этих последствий, вызывающим обеспокоенность США, является миграционный кризис, который дестабилизирует обстановку в Западной Европе.

Потоки беженцев, обрушивающиеся на Европу волна за волной, «продолжают оказывать негативное влияние на многих уровнях», отмечает Таблер. «Именно это продемонстрировало, что сирийскую войну не остановить, она неуправляема, и это привело к заключению соглашения с Россией, чтобы Асад смог оставаться у власти».

Еще одним результатом миграционного кризиса в Европе является ужесточение отношения Запада к умеренной сирийской оппозиции, считает г-н Герас. «Поток беженцев, хлынувший в Европу, на самом деле ослабил поддержку вооруженной сирийской оппозиции и переполнил чашу терпения в отношении просчетов оппозиции, — говорит он. — Во многих отношениях к оппозиции сейчас относятся как к чему-от второстепенному».

Те, кто критикует администрацию Обамы, возлагают ответственность за слабость оппозиции на президента Обаму. Они утверждают, что вооруженной оппозиции не оказывали достаточной помощи, и помощь вообще пришла слишком поздно, поэтому оппозиция не могла противостоять Асаду, которого поддерживает Россия. Но, по словам Гераса, то, что США сосредоточили свое внимание (пусть даже временно) на сирийском гуманитарном кризисе и на прекращении насилия, во многом произошло из-за того, что Соединенные Штаты пришли к выводу, что не в состоянии как-то особо помочь слабой и разрозненной оппозиции, самыми действенными представителями которой являются радикальные исламисты.

«Главное, чем отличаются позиции США и России и их сегодняшние цели — это то, что русские снова почувствовали себя победителями, — говорит Герас. — А США не совсем уверены, что могут делать ставку на оппозицию, и что она может победить».

Никто не ждет быстрых результатов от мирных переговоров, которые должны состояться в Женеве на следующей неделе. По мнению местных специалистов, крупномасштабные боевые действия видимо, в какой-то момент вновь возобновятся. Но, по их мнению, прекращение боев могло бы стать некоей моделью для будущих перемирий. Не стоит удивляться, если из-за разногласий и беспорядков, возникших в Европе в результате сирийского кризиса, Евросоюз отменит санкции, введенные против России за ее действия на Украине, считает Таблер.

Вполне возможно, что, в конечном счете, Асада даже отстранят от власти, говорит Герас — если русские и иранцы убедятся, что Запад может принять сирийское государство — пусть не с самим Асадом, но с представителями его режима.

Но эксперты считают, что ждать окончания сирийской войны в ближайшее время не стоит.

«Это не та война, которая завершится, пока эта администрация находится у власти, — утверждает Герас. — В лучшем случае, война закончится к завершению полномочий следующей администрации».