В глобальной политике наблюдается рост «популизма».

Какую важную страну ни возьмите — везде политические движения с популистской риторикой набирают высоту.

Популизм — политика, которая дает толчок естественным реакциям народа в ответ на преобладающие силы и политические взгляды, выступающие в той или иной стране в качестве доминирующих и непобедимых, и создает новое коллективное сознание.

По сути, это политическая стратегия, которая вносит в политику эмоциональные реакции, стремления, ожидания народа.

Эта стратегия не присуща какой-либо одной политической идеологии, бывает как левый популизм, так и правый. Даже у фашизма есть популистский дискурс.

Но если мы верим в демократию, популизм — не та риторика, которую мы можем без труда отбросить, заклеймить или лишить значимости.
 
То, что это невозможно, мы видим на примере многих стран, прежде всего Америки и Великобритании.

В американской политике есть две восходящие звезды. Одна из них — Дональд Трамп (Donald Trump), вторая — на мой взгляд, Берни Сандерс (Bernie Sanders). Один из них делает ставку на правый популизм, другой — на левый, но им обоим успешно удается вдохнуть эмоциональные реакции народа в политику.


В Великобритании же жест, согласующийся со стремлениями народа и направляющий его реакции, — это инициатива, связанная с выходом из ЕС.

Тенденция к росту популизма показывает, что в наше время партии, которые не придерживаются этой риторики и не способны проложить канал для эмоциональных реакций народа, определенно не будут иметь шансов на успех.
 
В этих условиях шансы высоки у Партии справедливости и развития (ПСР), которая начала подъем благодаря тому, что включила эмоциональные реакции народа в рамки политики.

Что представляли собой эти реакции? Большинство не мирилось с нашим пониманием светскости и формой ее применения. Эти люди хотели большего проявления интереса к религиозной вере — тому, что они ценят больше всего в этой жизни, а также открытия путей для его выражения. Поэтому они и не соглашались с доминирующей идеей и ее представителями.

ПСР открыла пути выражения этих реакций и даже нашла возможность принести их во власть.

Очевидно, популистская политика, которая только начинает подниматься на глобальном уровне, ПСР давно претворила в жизнь в Турции. Именно поэтому мы говорим, что ПСР — игрок в самом центре глобальной тенденции, и если противостоящие ей партии не смогут выработать альтернативную популистскую риторику, у них еще очень долго не будет никаких шансов.