Президент России Владимир Путин против сильного Евросоюза и против сильного НАТО. Возможно, Кремль даже причастен к снайперскому обстрелу, в результате которого погибли участники Евромайдана в Киеве в 2014 году. В 2015 году Путин воспользовался греческим финансовым кризисом, чтобы посеять раздор в Евросоюзе. А в 2016 году он поддерживает Асада, наносящего удары по мирным гражданам, которые в результате отправляются в страны НАТО в качестве беженцев. С сентября 2015 года Россия сама наносила авиаудары по гражданским объектам в Сирии, в том числе по больницам, и предоставляла разведданные для нанесения ударов в Ираке. Премьер-министр Ирака аль-Абади даже готов дать свое согласие на начало воздушной бомбовой кампании России в Ираке.

К январю 2016 года в результате российских авиаударов в Сирии погибли почти 1,4 тысячи мирных граждан. В прошлом году в Европу прибыли 250 тысяч сирийских беженцев. Темпы отъезда сирийцев из Сирии продолжают расти. Во вторник, 1 марта, главнокомандующий объединенными силами НАТО в Европе Филип Бридлав (Philip Breedlove) сказал, что Путин и Асад намеренно бомбят гражданские объекты, чтобы увеличить поток сирийских беженцев в Европу. По его оценкам, вместе с беженцами в Европу проникли до 1,5 тысячи иностранных боевиков — иголки в стоге сена, которые могут спровоцировать массу проблем.

Давайте на время отвлечемся от того, что использование беженцев в качестве оружия ведет к гуманитарной катастрофе  и, в сущности, представляет собой военное преступление. Эти аргументы не смогут оказать никакого воздействия на Путина, который регулярно игнорирует нормы международного права. Но, если Путин использует беженцев в качестве оружия против Европы, он совершает стратегическую ошибку.

Многочисленное сообщество сирийских и иракских беженцев в Европе, которые бежали от российских бомб, может превратиться с мощную заинтересованную группу, которая способна изменить (относительно) пророссийские настроения в Европе. В настоящее время по сравнению с США Европа относится к России гораздо дружелюбнее, поскольку объемы торговли между ними гораздо выше. Но мы уже не раз видели, как небольшие заинтересованные группы успешно влияли на внешнюю политику стран в определенных вопросах — вспомните, какое влияние оказал Американо-Израильский комитет по общественным связям на политику США по отношению к Израилю. Миллионы новых граждан Евросоюза, спасающихся от российских бомб в Сирии и Ираке, могут создать в Европе антипутинские политические объединения, как только они получат вид на жительство. Беженцы в Европе уже постепенно приобщаются к политике, в том числе используют приемы мирного гражданского неповиновения.

Разумеется, некоторые террористические иглы в стоге беженцев так и останутся террористами и смогут причинить вред жителям Евросоюза. Однако эти беженцы могут повлиять на политику Евросоюза в отношении Путина и в конечном итоге добиться гораздо более решительного военного ответа на действия Путина и Асада в Сирии, в том числе создания бесполетных зон и безопасных районов для беженцев на сирийской территории. Заинтересованные группы беженцев в Евросоюзе могут не ограничиться борьбой с Путиным в Сирии и Ираке и нацелиться на его интересы в Крыму, на востоке Украины или в Прибалтике. Эти беженцы вряд ли поддержат снятие санкций с России, пока Путин будет бомбить их сограждан в Сирии и Ираке. Греция и Венгрия, которые в 2015 году отнеслись к России наиболее дружелюбно, теперь вынуждены справляться с гигантским наплывом беженцев. Это портит их отношения с Москвой. Хотя премьер-министр Виктор Орбан поддерживает дружеские отношения с Москвой, внутри его правящей коалиции уже наблюдаются признаки недовольства. Министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто (Peter Szijjarto) недавно публично поддержал расширение НАТО. Для Путина его слова прозвучали как провокация.

Беженцы, покидающие Сирию и Ирак, в основном остаются в Турции, чьи отношения с Россией сильно испортились в последнее время. До крушения российского бомбардировщика, сбитого турецкими ВВС, президент Турции Эрдоган относился к России по-дружески. Многие даже опасались, что влияние Путина на Эрдогана могло заставить Турцию свернуть с демократического пути в более авторитарном направлении. Это отдалило бы Турцию от достижения ее цели, заключающейся во вступлении в Евросоюз, и заставило бы ее выйти из НАТО, что стало бы большой победой для Путина.

Однако после того как в Турцию прибыли миллионы беженцев, спасающихся от ударов Путина и Асада по суннитским повстанцам, преимущественно суннитская Турция начала менять свое отношение к России. Недавно турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик у границы с Сирией, а ее правительство заявило о готовности вместе с Саудовской Аравией ввести свои войска в Сирию, чтобы создать там безопасные зоны для беженцев. Это может привести к непосредственному конфликту между турецкими и российскими войсками, став поводом к началу двустороннего конфликта между Россией и НАТО.

Относительно небольшие вооруженные силы не смогут успешно противостоять многочисленной и современной армии НАТО. Несмотря на то, что Путин регулярно напоминает о ядерном потенциале России, ему не нужен более масштабный конфликт. Его слабый ответ на инцидент со сбитым российским бомбардировщиком доказывает, что он хочет избежать эскалации напряженности в отношениях с НАТО.

Наплыв беженцев из Сирии из-за ударов Путина и Асада напрямую противоречит цели поддержания мирных отношений с НАТО. Заставляя миллионы беженцев прибывать в страны НАТО, Путин рискует спровоцировать Европу на усиление систем обороны, направленных против его стратегии использования беженцев в качестве оружия и против угроз Путина в Прибалтике и Восточной Европе.