В мартовском календаре памятных дат две стоят почти рядом — день рождения Горбачева и день смерти Сталина. Для меня лично обе эти даты — праздничные, и тут я категорически расхожусь с большинством «дорогих россиян», которые Сталина любят все больше, а Горбачева ругают последними словами.

Кстати, что касается моего отношения к 5 марта, то оно не вчера родилось. С раннего детства — сколько себя помню — воспринимал день смерти Сталина как день счастливого избавления от жестокого тирана. Иного отношения и быть не могло у ребенка в семье, по которой сталинское время прокатилось тяжелым катком.

Что же касается Горбачева, я вовсе не собираюсь его идеализировать. Он допускал ошибки. Он колебался. Он медлил. Он проявлял слабость и непоследовательность. Он многого не смог сделать — точнее, оказался не способен. Он во многом, наверное, виноват.

Но речь сейчас не об этом.

Он дал нам свободу — а что может быть важнее для уважающего себя, нормального, мыслящего человека?

Миска похлебки или величие империи важнее свободы только для раба.

И я лично за данную всем нам свободу готов Михаилу Сергеевичу все простить.

Слава Богу, как давеча констатировали дотошные телекритики Ирина Петровская и Ксения Ларина, в этом году хотя бы на телевидении приличия в отношении Горбачева были соблюдены — все-таки он в этом году юбиляр, 85-летие отпраздновал.

Но Боже мой, что творилось на разных сайтах, форумах, в соцсетях!

Сколько ненависти и злобы выплеснулось на человека, который, повторяю, всем нам дал свободу. В том числе — свободу слова, которую с таким наслаждением используют против Горбачева благодарные, так сказать, потомки. Иваны, родства не помнящие.

Это — диагноз.

«Россия, ты одурела!» — этой неполиткорректной фразой прославился когда-то ныне покойный Юрий Карякин, замечательный философ и литературовед, потрясенный тем, что в 1993 году на выборах в Государственную Думу страна больше всего голосов отдала за партию Жириновского. Многие тогда возмущались: да как же так можно-с?! А ведь Карякин-то точно почувствовал, куда дело катится, хоть и высказался столь резко, наверное, сгоряча.

Самое печальное, что душевного здоровья страна с тех пор так и не обрела.

Ликующая гопота, брызжа слюной, поносит и хулит первого и последнего президента Советского Союза, который якобы развалил великую страну. При этом многие хулители родились уже после того, как СССР прекратил свое существование, не видели, не знают, как это было. Да и к тому же просто не могли испытать на своей шкуре, как хорошо в стране советской жить. Либо были в столь нежном возрасте, что просто не помнят. Либо благополучно забыли всю мерзость и убогость той «счастливой» жизни.

Правда же состоит в том, что Горбачев на самом деле до последнего дня, аки лев, отчаянно сражался за сохранение Союза. С какого-то момента — совершенно идеалистически, полностью забыв о том, что политика — искусство возможного. Готов был даже отказаться от избрания на пост главы нового Союза — лишь бы он состоялся.

И в самом конце не цеплялся за власть, не пытался применить силу, ушел добровольно — и в итоге империя распалась во второй раз без жестокой и кровавой гражданской войны. В отличие от Российской империи, которую потом большевики кое-как собрали из обломков по новым брендом «СССР». В отличие от Югославии — вспомните, как страшно распадалась сербская мини-империя, за которую Милошевич — что характерно, один из главных объектов поклонения хулителей Горбачева — готов был воевать до последнего серба, хорвата, боснийца, косовара.

Империи разваливаются. Это закон истории — как закон природы. Развалились колониальные империи, разбросанные по всем континентам — испанская, голландская, французская, британская. Развалились территориально-интегрированные империи — Австро-Венгерская, Османская, Российская.

Советская перед смертью еще и обанкротилась — в прямом смысле. Читайте классическую книгу Гайдара «Гибель империи». Там все это — отчего, как и почему — описано бесстрастно и скрупулезно, со ссылками на документы, свидетельские показания, с цитатами и параграфами. Я бы сказал — с прозекторским хладнокровием, не оставляющим сомнений в точности патологоанатомического заключения о причинах смерти.

Впрочем, о чем это я? Умные и так все знают, и «Гибель империи» читали, а дуракам закон не писан, и Гайдар не авторитет.

Хотя, знаете, что я вам скажу? Может, Горбачев и вправду развалил СССР.

Потому что Советский Союз мог существовать только за плотно закрытым железным занавесом, только в состоянии конфронтации с Западом, только в условиях однопартийной системы, без свободных выборов, без свободных СМИ, без свободы частного предпринимательства, без свободы частной жизни. Горбачев все это разрушил. И Советский Союз рухнул.

Для кого-то — величайшая геополитическая катастрофа. А для кого-то — самое светлое событие всей жизни. Потому что иначе жить пришлось бы за плотно закрытым железным занавесом и при всех прочих «прелестях» — смотри выше.

Кого Юпитер хочет погубить, того лишает разума, говорили древние. А я к этому добавлю: народ, который забывает своих истинных героев, не ценит их заслуг, изгоняет из отечества, начинает поклоняться лжепророкам, творить из них кумиров, рано или поздно дорого за это заплатит.

Немецкий народ очень дорого заплатил за то, что начал поклоняться Гитлеру, пошел за ним.

Советский народ тоже очень дорого заплатил за то, что многократно доверялся Ленину, Сталину и их наследникам — десятками миллионов жертв гражданской войны, коллективизации, Голодомора, Большого Террора, катастрофы 41-го, военных побед, путь к которым щедро стелили телами убитых солдат — бабы новых нарожают! — чтобы штурмом взять очередной город к очередному пролетарскому празднику, депортаций целых народов и следующего, послевоенного витка сталинских репрессий… И так далее — вплоть до афганской авантюры, жертвы которой — лишь капля в море загубленных жизней, искореженных судеб, униженных и оскорбленных.

Россияне, поклоняющиеся Сталину и злословящие в адрес Горбачева, я уверен, рано или поздно дорого заплатят и за эту хулу, и за цветы на могилу генералиссимуса, и за 86 или сколько там процентов в поддержку Путина.
Помяните мое слово.