В последние недели Саудовская Аравия развернула настоящую экономическую войну против Ливана. Был аннулирован пакет помощи на четыре миллиарда долларов, в том числе три миллиарла на перевооружение ливанской армии и один миллиард — на поддержку экономики, приостановлены банковские переводы в Ливан. Было также принято решение отозвать из Ливана всех саудовских граждан (к которому присоединились Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн). Планируются и другие, более жесткие меры, такие как вывод миллиардных вкладов из ливанских банков и приостановка воздушного сообщения между Эр-Риядом и Бейрутом. Самым тяжелым ударом может стать высылка 300 тысяч ливанских гастарбайтеров, работающих в Саудовской Аравии и ежегодно переводящих на родину 4,7 миллиарда долларов. Но подлинная катастрофа произойдет, если к санкциям присоединятся другие страны, входящие в Совет сотрудничества стран Персидского залива, ведь в регионе работают 500 тысяч ливанцев, которые переводят на родину около 7,5 миллиардов долларов в год. Эти беспрецедентные санкционные меры могут обрушить экономику Ливана, тесно связанную с нефтяными монархиями Персидского залива. Кроме того, для Ливана этот регион является главным рынком сбыта сельскохозяйственной продукции (75% всего экспорта). Любые ограничительные меры могут уничтожить ливанский аграрный сектор. Страна и без того находится в тяжелом положении, так как здесь за последние годы скопилось свыше миллиона беженцев из Сирии, которые подрывают экономическую и политическую стабильность Ливана.

Одновременно Саудовская Аравия и другие страны, входящие в Совет сотрудничества стран Персидского залива (Бахрейн, Катар, ОАЕ, Кувейт и Оман) объявили ливанское шиитское движение «Хезболла» террористической организацией. Это событие имеет принципиальное значение. Оно показывает, что для Саудовской Аравии и ее союзников противодействие Ирану и шиитским движениям в арабском мире куда важнее, чем поддержка организации, стоящей на переднем крае борьбы с историческим врагом — Израилем. Лидер «Хезболлы» шейх Насралла заявил в этой связи, что ваххабитское королевство действует заодно с Израилем и пытается вбить клин между мусульманами-шиитами и мусульманами-суннитами. Иран со своей стороны обвинил «реакционные монархии» Персидского залива в разжигании ненависти и лицемерии. Причисляя «Хезболлу» к террористическим организациям, шейхи скрывают тот факт, что сами являются подлинными спонсорами терроризма в лице «Аль-Каиды» и ИГИЛ. По мнению Тегерана, проигрывая войны в Йемене и Сирии, саудовское руководство и его «прихвостни» стремятся разжечь этнорелигиозный конфликт в Ливане.


Политический истеблишмент Ливана с недоумением воспринял решение Саудовской Аравии о введении экономических санкций, назвав его «коллективным наказанием». Ливанское правительство обратилось к саудовскому руководству с письмом, в котором попросило отменить санкции и восстановить «братские» отношения между двумя странами.

Санкции были приняты несмотря на то, что мусульмане-сунниты, ориентирующиеся на Эр-Рияд, имеют достаточно прочные позиции в руководстве Ливана. Премьер-министр Таммам Салям является суннитом, не скрывающим свои симпатии к Саудовской Аравии. Суннитам принадлежат важные министерские посты в правительстве страны и силовых структурах. Более того, решение Эр-Рияда было принято именно тогда, когда в Ливан после долгого изгнания вернулся просаудовски настроенный лидер ливанских суннитов Саад Харири, сын убитого в 2005 году премьер-министра Рафика Харири. Вместо того, чтобы поддержать своего ставленника, Саудовская Аравия поставила его в чрезвычайно сложное положение.

Этно-конфессиональный баланс сил в Ливане достаточно хрупок, в государственных структурах имеются представители шиитов, суннитов, христиан-маронитов и друзов. Однако в последнее время на фоне сирийского конфликта в Ливане наблюдается очевидный паралич власти, вызванный нарастающей конфронтацией политических и религиозных группировок. Вот уже почти два года как в стране не могут избрать президента, работа парламента фактически парализована, приходят в упадок коммунальные службы, из городов не вывозится мусор. Санкции со стороны Саудовской Аравии только усугубят тяжелейший экономический и политический кризис, в котором пребывает Ливан: свыше миллиона сирийских беженцев — это 20% населения и громадная нагрузка на бюджет. Приостановка саудовской помощи сразу же обострила межконфессиональную ситуацию в Ливане, дело дошло до вооруженных стычек между суннитами и шиитами в ряде районов страны.

Почему Эр-Рияд пошел на крайние меры именно сейчас? Скорее всего решение об антиливанских санкциях было принято после того, как Ливан отказался поддержать антииранскую резолюцию на январском заседании Лиги арабских государств в Каире. Действительно, глава ливанского МИД Джебран Бассиль (христианин-маронит, представляющий политические силы, пактирующиеся с «Хезболлой») заявил на заседании ЛАГ: «Если выбирать между арабской солидарностью и национальным единством Ливана, то я предпочитаю второй вариант».

Но основной причиной, вызвавшей ярость саудитов, стала активная роль «Хезболлы» в сирийском конфликте на стороне Дамаска. Эр-Рияд обвиняет нынешнее правительство Ливана в том, что оно не противодействует движению «Хезболла» и не осуждает действия шиитских радикалов, нападающих на представительства королевства после казни шиитского богослова Нимра ан-Нимра в Саудовской Аравии. Последней каплей, переполнившей чашу терпения саудовцев, стало недавнее телевизионное выступление шейха Насраллы, который обвинил Саудовскую Аравию в военных преступлениях в Сирии и Йемене, в том числе в массовых убийствах мирных жителей.

Многие наблюдатели считают нынешние антиливанские санкции ошибкой, так как Саудовская Аравия своими действиями еще больше выталкивает Ливан в сферу влияния Ирана и усиливает позиции «Хезболлы». Как заявил лидер ливанских друзов Валид Джумблат, было бы очень наивно предпологать, что из-за позиции Саудовской Аравии «Хезболла» выведет свои формирования из Сирии.

Движение «Хезболла» занимает прочное место в структуре ливанского общества, изолировать его невозможно. Основанное на юге Ливана при поддержке Ирана в 1982 году, оно представляет ливанских шиитов (27% населения Ливана), преимущественно проживающих в долине Бекаа, в непосредственной близости от границы с Израилем. Задолго до того, как соответствующее решение в марте этого года приняли монархии Персидского залива, движение были занесено в список террористических организаций всеми странами Запада и Израилем. В «послужном списке» «Хезболлы» — непрекращающиеся боестолкновения с Израилем на юге Ливана. Израильские аналитики считают вооруженные формирования этой организации одними из самых боеспособных в арабском мире.

Официальная позиция «Хезболлы» звучит так: «Сирия стала жертвой заговора со стороны США при поддержке стран Персидского залива. В этой ситуации Башар Асад является лидером сопротивления, которому “Хезболла” оказывает политическую, материальную и моральную поддержку». «Хезболла» направила на помощь сирийскому режиму около 7 тысяч бойцов, в том числе наиболее подготовленный «батальон 910», который сражается вместе с сирийской армией в Алеппо, Хомсе и других городах Сирии.

Наблюдатели связывают последние решения Саудовской Аравии с агрессивным внешнеполитическим курсом, который проводит cын короля — министр обороны и вице-кронпринц Мохаммед бен Салман. Именно 30-летний Мохаммед, а не старый и немощный король Салман определяет политику королевства. Если при предыдущих монархах Эр-Рияд принимал взвешенные решения, то теперь все изменилось. Проявлением новой политики стала казнь шиитского религиозного проповедника Нимра ан-Нимра, которая привела к резкому обострению отношений с Тегераном. Все это — признаки панических настроений среди саудовского руководства, которое боится попасть в «шиитское кольцо». Однако чем больше саудовское руководство впадает в панику, тем агрессивнее становятся его действия. В Эр-Рияде осознают, что Тегеран определяет политические процессы в Багдаде, Дамаске, Бейруте и Сане и поэтому хотят дестабилизировать Ливан как самое слабое звено этой цепи. Саудовская Аравия находится в растерянности в связи с американо-иранской ядерной сделкой, успехами российской авиации в Сирии и активизацией шиитов во всем арабском мире. Антиливанские санкции — это способ хоть как-то «насолить» Ирану.

Есть и другие, дополнительные объяснения антиливанским санкциям. Весьма вероятно, что решение о приостановке помощи Ливану принято также в связи со срывом переговоров об освобождении саудовского принца, арестованного в Ливане за наркоторговлю. Действительно, принц и еще четыре гражданина Саудовской Аравии были арестованы в бейрутском аэропорту в октябре 2015 года при попытке загрузить в частный самолет две тонны наркотиков.

Имеются и более банальные причины: Саудовская Аравия испытывает финансовые затруднения в связи с падением цен на нефть и не может раздавать помощь в прежних масштабах. Ввиду того, что дефицит бюджета в этом году составит около 100 миллиардов долларов, саудовское руководство прекратило финансирование ряда важных проектов и начало выводить деньги из зарубежных инвестфондов.