Wirtschaftswoche: Турция представила план по борьбе с нелегальной миграцией в Европу. Является  ли концепция убедительной?

Рой Карадаг: С турецкой точки зрения, определенно, да. Стране необходима финансовая поддержка ЕС для обеспечения беженцев. И визовые облегчения, если судить по внутритурецкому дискурсу, — уже давно назревший вопрос. Анкара максимально использует свое геополитическое значение. И это происходит в то время, когда президент Эрдоган все больше искореняет демократию в стране.

— Некоторые надеются, что Турция сейчас вновь будет сильнее ориентироваться на Запад и начнет проводить либеральные реформы.

— Дальнейшие экономические либеральные преобразования для Турции — не проблема. Эрдоган хочет в экономическом плане подвести Анкару ближе к ЕС. Но я считаю, что политическая либерализация практически исключена. Больше демократии в Турции при таких условиях не будет. Наоборот.

— Почему?


— Европейцы сейчас откажутся от критики в адрес Турции — неважно, идет ли речь об ограничениях прессы или науки. Это укрепит авторитаризм Эрдогана.

— На саммите лидеры стран ЕС не осудили ограничения свободы прессы в Турции.

— Да, у европейцев есть проблема — у них практически нет рычагов влияния на Турцию. 15 лет назад, когда Партия справедливости и развития и ее предшественники активно стремились к европеизации страны, такого не было. Тогда можно было диктовать условия оказания финансовых услуг и политической поддержки. Сейчас ситуация другая. Турция задает тон.

— Что могут сделать европейцы, чтобы не стать слишком зависимой от Анкары?

— Практически ничего. Европейцам не хватает воли интегрировать миллионы новых беженцев. Поэтому они решили выбрать путь зависимости. Эрдоган держит ЕС под контролем — он уже грозился в любой момент начать пропускать сотни тысяч новых беженцев в Европу, чего ЕС хочет избежать любой ценой.

— Но в долгосрочной перспективе ЕС может лишиться доверия, если будет наблюдать за тем, как в Турции попирается демократия.


— Да, именно свобода прессы имеет решающее значение для демократической общности. Вообще, ЕС не должен закрывать на это глаза. Но пока бушует сирийская гражданская война, у европейцев нет рычагов воздействия. Мы должны научиться с этим обходиться. Как и турецкое гражданское общество, которое по понятным причинам чувствует предательство со стороны ЕС.

— Турция сейчас ждет более активных переговоров о вступлении в ЕС. Чего здесь стоит ожидать?

— Турция хочет вступить в ЕС только на своих условиях. А они для ЕС неприемлемы — ключевые слова здесь — демократия и свобода прессы. Но с европейской точки зрения есть еще один момент — ЕС определенно не хочет иметь внешних границ с нестабильными странами, такими как Сирия и Ирак. Тем самым решился вопрос о вступлении Турции в ЕС.

— Почему тогда вообще идут переговоры?

— Турция хочет продемонстрировать силу. Эрдоган хочет показать, что во внешнеполитическом плане обладает тем весом, какого не было никогда ранее в истории. Тем самым он легитимирует свою власть изнутри.

— Может ли Европа быть уверенной, что Турция исполнит свои обязательства, если дело дойдет до соглашения по миграционному кризису?

— Да, я исхожу из этого. Несмотря на это, Турция, конечно, тяжелый партнер, к тому же ситуация зависит от динамики войны в Сирии. Эрдоган будет использовать непредсказуемое развитие событий и требовать от европейцев оказания дальнейших услуг.

— Как долго Турция сможет выдержать быть «приемником» для сирийских беженцев?

— При помощи денег ЕС Турция может лучше интегрировать беженцев на рынке труда и в системе образования. Но для Эрдогана речь в первую очередь идет о политическом расчете. Чем больше сирийских беженцев в Турции, тем больше будет влияние Турции в период после окончания гражданской войны в Сирии.

— В интересах Эрдогана принять больше беженцев в стране?


— Конечно, этого не хотят, и для Турции это непросто. Но в политическом плане выгодно Эрдогану. Если война когда-то закончится, все стороны войны подведут итоги. Курды подчеркнут свои заслуги в борьбе против «Исламского государства». А турки скажут, что они несли гуманитарную ответственность и помогли Европе в крайне трудный период. Если речь идет о послевоенное устройство, у турок здесь есть преимущества в отношении курдов. Для Эрдогана это крайне важно.